ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чувство моря
Эрта. Личное правосудие
Афера
Затворник с Примроуз-лейн
Как любят некроманты
Йога между делом
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Чёрный рейдер
Девочки-мотыльки
Пассажир своей судьбы

В западной историографии создан миф об Эйзенхауэре-миротворце. Подобные оценки требуют серьезного и пристального анализа.

Начало политической деятельности Эйзенхауэра восходит ко временам «холодной войны», когда он был назначен первым Главнокомандующим вооруженными силами НАТО. В этот период США вышли на исходные рубежи, с которых они готовились форсировать свою внешнеполитическую экспансию.

Оценка специфики внешнеполитической деятельности Эйзенхауэра в период «холодной войны» во многом определяется тем, как тот или иной автор понимает причины начала этой войны, меру ответственности за это СССР и США, двух главных и наиболее активных участников «холодной войны», ее характер, эволюцию. В период «холодной войны», некоторой оттепели, наступившей в международной обстановке после смерти И. В. Сталина, в застойный период истории СССР советские историки давали безапелляционный ответ на вопрос о том, кто ответственен за начало «холодной войны». Мы возлагали полную ответственность за это на США, а главным инициатором и идеологом этой войны считали Уинстона Черчилля. Сегодня ряд отечественных историков и публицистов утверждают, что главную ответственность за развязывание «холодной войны» несет Советский Союз.

Подобная метаморфоза в оценках важнейшего этапа послевоенной истории человечества – составная часть быстро развивающегося сейчас процесса общей переоценки истории США, который идет в настоящее время в отечественной науке.

В доперестроечный период многие советские историки с настойчивостью, достойной лучшего применения, утверждали, что вся внешнеполитическая история Соединенных Штатов – это повествование о безудержной экспансии «американской демократии», а в период после окончания Второй мировой войны – борьба за мировое господство. Внутренняя история этой страны расценивалась, в первую очередь, как жесточайшая эксплуатация рабочих масс, истребление коренного индейского населения, дискриминация черных американцев и других представителей национальных меньшинств.

Сегодня именно те историки, которые сделали карьеру на безудержной критике американского капитализма и особенно империализма, доказывают, что США – это чуть ли не светоч демократии, лучший пример для подражания для всех стран и народов.

Нет необходимости много говорить, что и в том, и в другом случае мы находимся вне критериев объективного научного мышления.

Что же касается «холодной войны», причин ее возникновения, ответственности за это СССР и США, то, очевидно, будет правильно сказать, что и та, и другая страна несет свою долю ответственности за то, что полстолетия после окончания самой страшной войны в истории человечество жило под мрачной тенью «холодной войны».

Чтобы дать объективную оценку «вклада» той и другой стороны в разжигание «холодной войны», надо конкретно рассматривать каждое крупное событие этой войны и определять, какова была в этих условиях позиция СССР и США, кому следует отдать пальму первенства в том или ином эпизоде «холодной войны».

Военные, экономические, политические, морально-психологические издержки «холодной войны» были огромны. Они отравили существование не одного поколения людей по ту и по другую сторону «железного занавеса».

Эйзенхауэр как президент США в 1953—1961 гг. и общепризнанный лидер западного мира в эти годы, бесспорно, испытывал на себе все тлетворное влияние «холодной войны».

После окончания Второй мировой войны антисоветизм стал важнейшим фактором внешнеполитической деятельности США и других капиталистических стран. Решающую роль в этом военно-политическом курсе должен был сыграть «фактор силы». И «стратегам» всех мастей казалось, что лучшим исполнителем политики с «позиции силы» будет генерал, с именем которого связаны крупнейшие победы западных союзников во время войны.

В последние годы были опубликованы важные документы, касающиеся данной стороны деятельности Эйзенхауэра. Это директивы комитета начальников штабов от 24 января 1945 г. и подчиненного Эйзенхауэру командующего ВВС К. Спаатса о нанесении авиационных ударов по Центральной и Восточной Германии. Штаб Эйзенхауэра разработал в конце 1945 г. план нанесения по Советскому Союзу двадцати атомных ударов под названием «Тотэлити». Эйзенхауэр активно участвовал в разработке в 1949 г. специальной комиссией комитета начальников штабов плана «Дропшот», который предусматривал в определенных условиях развязывание ядерной войны против социалистических стран[12].

Впрочем, важно отметить, что ни в нашей стране, ни за рубежом, не было опубликовано каких-либо конкретных планов использования советского стратегического оружия. Однако не надо быть военным специалистом, чтобы понять: если это оружие существовало, то были, конечно, и планы его использования против вероятного противника.

В годы президентства Эйзенхауэра нередко имели место тяжелейшие рецидивы антисоветизма. Достаточно указать на такую акцию, как полет американского самолета-шпиона У-2 над советской территорией, сбитого под Свердловском в мае 1960 г. Эта политическая провокация резко обострила советско-американские отношения. Последующие события показали, что, как и в обыденной жизни людей, отношения между государствами легко испортить, но очень трудно восстановить.

Из этих уроков истории не были сделаны необходимые выводы. Руководство США нередко действовало по старой, но не самой лучшей формуле: оно ничего не забыло и ничему не научилось.

К сожалению, и советская сторона в годы президентства Эйзенхауэра далеко не полностью использовала все возможности для нормализации отношений с Соединенными Штатами.

Субъективный фактор всегда играл и играет большую роль в мировой политике. Это тем более характерно для США, где президент имеет огромные полномочия. Оценивая реальные возможности президентской власти, Уильям Сьюард, государственный секретарь США в годы президентства Авраама Линкольна, писал: «Мы выбираем короля на четыре года и даем ему абсолютные полномочия в определенных рамках, которые он может интерпретировать, как ему заблагорассудится»[13].

«Абсолютные полномочия» опасны всегда, но они могут стать катастрофически опасными в век оружия массового уничтожения.

Политика диктата в мировом масштабе, попытки давления на Советский Союз и другие социалистические страны были исторически бесперспективными в 50-х гг. Подобная политика с учетом реального соотношения сил в мире в последующие годы оказалась настоящим анахронизмом.

Как показал дальнейший ход событий, главным образом внутренние факторы, инициатива самих советских руководителей привели в конечном счете в 1991 г. к расчленению СССР, созданию качественно новой геополитической ситуации на планете: США стали единственной в мире супердержавой.

США были последней в мире великой державой, которая в 1933 г. наконец признала Советский Союз и установила с ним дипломатические отношения.

История повторяется. После расчленения СССР и начавшегося процесса создания рыночных отношении в Российской Федерации и в других странах Содружества Независимых Государств остро встал вопрос о расширении экономического сотрудничества между странами СНГ и индустриально развитыми капиталистическими государствами. США и сегодня находятся отнюдь не в первых рядах тех государств, которые выступают за развитие экономических связей с СНГ. И это тем более показательно, что от расчленения СССР в первую очередь выиграли именно Соединенные Штаты, которые стали теперь единственной сверхдержавой мира.

С момента установления дипломатических отношений между СССР и США прошло 65 лет – срок, вполне достаточный для того, чтобы с полным основанием сделать вывод: ни один государственный деятель США не преуспел, следуя курсом антисоветизма.

Убедительное свидетельство этого – жизненный путь Дуайта Эйзенхауэра. Как Верховный главнокомандующий вооруженными силами союзников в Европе в годы совместной с СССР борьбы против нацизма он получил громкую военную славу, всемирную известность и признание. Как президент США в период «холодной войны» он во многом потерпел политическое банкротство.

вернуться

12

Эйзенхауэр Д. Крестовый поход в Европу. М., 1980, с. 19, 20.

вернуться

13

Мишин А. А. Государственное право США. М., 1976, с. 162.

3
{"b":"54","o":1}