ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мы взлетали, как утки…
Разбивая волны
Три дня до небытия
Тобол. Мало избранных
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Жизнь в стиле Палли-палли, или Особенности южнокорейского счастья. Как успеть все и получить от этого удовольствие
Стеклянная магия
Дневники матери
Влада. Перекресток смерти

В связи с событиями в Венгрии в Белый дом поступало немало и обращений, авторы которых брали на себя смелость усомниться в истинных целях американской политики в венгерском вопросе. В одном из таких писем, посланных Эйзенхауэру, молодая афро-американка подчеркивала, что черные в США ни в коей мере не могут согласиться с тем, что предоставление в их стране убежища тысячам венгерских эмигрантов за счет американских налогоплательщиков – акт гуманного характера. Она с полным основанием спрашивала, почему, например, после фашистской агрессии в Эфиопии США не предоставили политического убежища чернокожим – жертвам этой агрессии.

Развитие событий в Венгрии, сформирование здесь правительства, заявившего о выходе страны из Организации Варшавского Договора, породило в США и в других странах НАТО настоящую эйфорию: начался процесс крушения содружества социалистических государств! Раздавались призывы ускорить этот процесс путем оказания быстрой и эффективной военной помощи восставшим венграм.

Эйзенхауэр остудил эти горячие головы. Он прекрасно понимал, насколько катастрофическим может быть подобное решение. Президент заявил, что он стремится «снять не соответствующие истине опасения, будто мы рассматриваем новые правительства в указанных восточноевропейских странах как потенциальных военных союзников. У нас нет подобных подспудных мотивов. Мы смотрим на эти народы как на друзей и просто желаем, чтобы эти наши друзья были свободны»[705].

Сегодня, спустя сорок с лишним лет после венгерских событий, Соединенные Штаты и их союзники по НАТО уже не ограничиваются тем, чтобы бывшие страны – члены ОВД из Центральной и Восточной Европы оставались их «друзьями». Вхождение этих стран в НАТО стало военно-политической реальностью. Не следовало бы лидерам Запада вспомнить предупреждение Эйзенхауэра о серьезных последствиях включения бывших союзников СССР в военно-политическую структуру НАТО?

С событиями в Венгрии совпала по времени тройственная агрессия Израиля, Англии и Франции против Египта. Революция в Египте в 1952 г. и выдвинутое им вскоре требование возвратить ему Суэцкий канал, мощный международный резонанс как отклик на события в Египте – все это вызвало настороженную реакцию в Вашингтоне.

Тяжелый удар капиталистическим державам и монополиям нанесла национализация Компании Суэцкого канала, объявленная правительством Египта 21 июля 1956 г. Администрация Эйзенхауэра приняла активное участие в дипломатическом и финансовом давлении на Египет, чтобы заставить его отказаться от национализации. Позиция США определялась тем, что они контролировали 60% нефти, добываемой в этом районе. Ежегодные прибыли англо-американских нефтяных компаний на Ближнем Востоке превышали 3 млрд долл. в год. На запах нефти империалистические стервятники слетались, как хищные птицы на запах крови. Эйзенхауэр откровенно писал в своем дневнике, что политический курс США на Арабском Востоке во многом определялся нефтяными интересами. 13 марта 1956 г. президент сделал такую запись: «Значение нефти арабского мира для Европы резко возросло. Экономика европейских стран будет уничтожена, если прервется их снабжение нефтью. Если рухнет экономика Европы, Соединенные Штаты Америки окажутся в положении, трудность которого преувеличить будет практически невозможно»[706].

Проблема снабжения капиталистического мира нефтью и национализация Суэцкого канала были тесно связаны друг с другом. США были заинтересованы в отмене решения о национализации Компании Суэцкого канала еще и потому, что оно создавало очень нежелательный для них прецедент, учитывая американские «особые права» в зоне Панамского канала.

Опираясь на активную помощь СССР и других социалистических стран, Египет категорически отверг домогательства империалистических держав. В ответ на это Англия, Франция и Израиль развязали вооруженную агрессию против Египта. Первый удар без объявления войны нанес Израиль в ночь с 29 на 30 октября. Англия и Франция начали военные действия против Египта 31 октября.

США внесли в Совет Безопасности предложение о немедленном прекращении военного конфликта, но одновременно стимулировали агрессоров, продолжая оказывать им экономическую и финансовую помощь.

Египет оказался перед лицом мощной коалиции империалистических держав. Их вооруженные силы, обладая значительным превосходством над египетскими войсками, быстро добились ощутимого военного перевеса. Советский Союз в этой критической для Египта ситуации был единственной великой державой, безоговорочно вставшей на его защиту. Правительство СССР выступило с решительным предупреждением правительствам Англии, Франции и Израиля о том, что Египту будет оказана прямая военная помощь, если агрессоры не прекратят наступательных операций. Прошло менее суток после получения советских нот в Лондоне и Париже, и в ночь на 7 ноября военные действия были прекращены.

Сообщение о начавшемся кризисе на Ближнем Востоке застало Эйзенхауэра в избирательном турне. Эйзенхауэр, писал Амброуз, был очень удивлен агрессией против Египта, а «он ненавидел, когда приходилось удивляться». Вскоре по возвращении в Вашингтон, 29 октября в 19 часов 15 минут он созвал экстренное совещание в Белом доме. На нем присутствовали Д. Даллес, министр обороны Чарльз Вильсон, глава ЦРУ Аллен Даллес, адмирал А. Редфорд и другие руководящие деятели государственного департамента и Пентагона.

Президент был в гневе. Он заявил, что «Израиль начал войну, потому что стремится расширить свою территорию. Они хотят больше земли, но для того, чтобы выжить, им необходим мир с арабами». Эйзенхауэр указал и на другие минусы израильской агрессии: «Своими действиями Израиль оказывает большую услугу Советскому Союзу, отвлекая внимание мира от сопротивления, которое оказывают советским репрессиям Польша и Венгрия». У президента были все основания метать гром и молнии. Он чувствовал себя обманутым. На карту был поставлен его престиж. Эйзенхауэр приказал Даллесу немедленно телеграфировать Бен-Гуриону: «Фостер, черт их побери, сообщи им, что мы применим санкции, мы обратимся в ООН, мы намерены пойти на любые меры, чтобы прекратить все это»[707].

Эйзенхауэр был взбешен и тем, что Израиль тщательно маскировал от Соединенных Штатов свои действия. Официальные лица в Белом доме и в государственном департаменте сравнивали поведение Израиля с позицией японцев, которые накануне Пёрл-Харбора готовили удар по американскому флоту под дымовой завесой переговоров с Вашингтоном.

Президент был убежден, что Израиль специально приурочил агрессию против Египта к выборам президента в США, считая, что это «помешает ему действовать вопреки интересам Израиля из страха потерять на выборах голоса евреев». Этот расчет оказался призрачным. Эйзенхауэр писал другу детства С. Хезлетту, с которым он всегда был откровенен: «Я дал прямое указание государственному департаменту, чтобы они сообщили Израилю, что мы будем поступать так, как будто в Америке вообще нет евреев»[708].

Особенно болезненно президент отреагировал на то, что Англия и Франция – главные союзники США в НАТО вместе с Израилем выступили против курса Соединенных Штатов, «предав тем самым атлантическую солидарность». Когда Даллес сообщил об этом Эйзенхауэру по телефону, по свидетельству известного журналиста Джеймса Рестона, президент взорвался от бешенства. «Белый дом сотрясла площадная брань, которой он не слышал со времен генерала Гранта. «Даллес направил Англии и Франции ультиматум «столь грубый и резкий, что ничего подобного он никогда ранее себе не позволял». Эйзенхауэр бушевал: «Они ни о чем не консультировались с нами». Президент заявил, что теперь Египет будет ориентироваться на Россию»[709].

В годы Второй мировой войны Эйзенхауэр командовал союзными войсками в Европе, численность и мощь которых была огромна. США были в западном союзе державой № 1, и слово Эйзенхауэра для западных союзников было законом.

вернуться

705

Киссинджер Г. Указ. соч., с. 504.

вернуться

706

The Eisenhower Diaries, p. 319.

вернуться

707

Alteras I. Eisenhower and Israel. U.S. – Israel Relations, 1953—1960. Gainsville, 1993, p. 224.

вернуться

708

Ibid., p. 226.

вернуться

709

Ibid., p. 229.

80
{"b":"54","o":1}