ЛитМир - Электронная Библиотека

Она свела брови.

— Как вы себя чувствуете после вчерашнего, не переутомились?

Так оно и было, но Анри не хотелось добавлять ей забот.

— Я же после этого всю ночь лежал. И, кстати, вы не обратили внимания, что я не стал просить Рубена помочь мне одеться?

Лицо Грейс осветилось улыбкой, которой, как он только сейчас понял, ему так не хватало. От этой улыбки черты ее лица смягчились, серые глаза потеплели.

— Обратила. И не стану ручаться, что, как только я выйду, вы не приметесь тут же одеваться!

Анри рассмеялся.

— Так вот, значит, каким вы меня считаете! Знаете, ma chere, я думаю, мои соотечественники вряд ли сегодня нагрянут к нам. Они, наверное, станут искать сегодня к западу, как им сказал ваш Мейберри. И завтра, может, тоже.

Улыбка исчезла с лица Грейс.

— Так вы думаете, они вернутся?

— Наверняка. Не найдут меня там и вернутся сюда, зная, что здесь я был точно.

Грейс кивнула, и Анри вновь увидел на ее лице встревоженное выражение.

— Да, вы правы. — Только что в ее глазах была безнадежность, но через миг перед Анри уже сидела прежняя собранная, решительная Грейс. — Ничего не бойтесь, я что-нибудь придумаю. Плохо они меня знают!

Анри не удержался, чтобы не засмеяться.

— Браво, ma belle Grace[14]!

Он тут же пожалел о том, что слова эти сорвались с его языка, потому что Грейс залилась краской и в

ее глазах появилось затравленное выражение. Она рывком поднялась с кровати и направилась к выходу.

— Не говорите ерунды, Анри! Если и есть кто-то красивый, так это точно не Грейс Даверкорт!

С этими словами она исчезла за дверью, а он остался лежать, слушая, как она стучит — громче, чем это необходимо — своим ботинком по ступеням лестницы. Да, трудно с ней.

Прошел день, а Грейс так и не появилась.

Дурное настроение не покинуло Грейс и на следующий день, когда ей пришлось принимать множество визитеров. Всем вдруг понадобились ее услуги переписчика.

Первым явился школьный учитель Стэпли — забрать свой трактат. Поскольку он принес записку от дворецкого сэра Джеймса, которую ему передал Джо Пайпер, Грейс встретила его очень радушно.

— Ничего страшного, — сказал он, когда Грейс принялась извиняться за то, что задержала работу. — Мне не хотелось вас беспокоить, вам и так нелегко.

Известие от дворецкого сэра Джеймса лишь усилило тревогу Грейс. Он писал, что господин ничего ему не рассказывал, но ему кажется, что на побережье действительно что-то случилось.

Вскоре после отъезда Стэпли заявился мистер Холвелл, который держал лавку в Рейнхэме. Ему, видите ли, необходимо узнать, не пожелает ли чего купить мисс Грейс. Он собирается послать заказ своему поставщику и хотел бы заодно, чтобы она проверила, правильно ли он все записал.

— Я подумал, может, вы пожелаете приобрести материю на платье, мне предлагают очень симпатичный муслин. Особенно хорош белый.

Сказал бы прямо — на подвенечное платье! Грейс, однако, сдержалась.

— Нет, я пока что обойдусь тем, что у меня есть. Во всяком случае, благодарю вас, что вспомнили обо мне.

Следующим был Билли Оукен, которому понадобилось прочесть письмо, а заодно он предложил сделать ей новые ботинки.

— У меня есть отличный синий сафьян, мисс Грейс, как раз для вас.

Грейс была бы тронута, если б не владевшее ею раздражение. Ушел Билли, и заглянули двое рассыльных, якобы желавшие справиться, правильно ли они идут к Литл-Колд-Харбор. Джемайма, которая, как и Грейс, уже потеряла всякое терпение, без обиняков выпроводила их. Последней каплей в чаше терпения стала жена кузнеца, проделавшая некороткий путь от Рейнхэма лишь для того, чтобы Грейс проверила письмо, которое она написала своему родственнику.

— Я надеюсь, мисс Грейс, что кузен пристроит мою старшую дочь в доме своего хозяина, только не знаю, как получше ее отрекомендовать, и в то же время чтобы они не подумали, будто я преувеличиваю, она же все-таки моя дочь.

Не успела Грейс пробежать глазами письмо, как раздался стук в дверь и на пороге возник Джек Гиббс, портной аж из самого Веннингтона.

— Он хочет показать вам какие-то фасоны, мисс, — недовольно сообщила Джемайма, вводя его в гостиную. Жена кузнеца, направлявшаяся к выходу, остановилась.

Портной, держа шляпу в руке, проговорил извиняющимся тоном, что, мол, у него есть один очень миленький фасон пальто, который ему захотелось показать мисс Грейс.

— Он случайно не французский? — пропищала миссис Джоунс, заглядывая в листок, который портной подал Грейс.

Стоявшая позади нее Джемайма шумно выдохнула сквозь зубы, а Гиббс покраснел. Грейс, решив держаться до конца, сделала вид, будто не слышала, и, осмотрев фасон, отдала лист портному.

— Надеюсь, вы оба извините меня, но я сегодня чрезвычайно занята, сказала она.

Портной беспрекословно двинулся к двери, повинуясь указующему персту Джемаймы. Миссис Джоунс была не из таковских. Подождав, пока Гиббс скроется за дверью, она, понизив голос, приступила к расспросам:

— Это правда, мисс Грейс?

— Что правда? ответила вопросом на вопрос Грейс, с трудом сдерживая себя.

Жена кузнеца завела глаза в потолок.

— Я слыхала, он там, в свободной комнате, уже целую неделю и, говорят, красив как картинка. Я ужасно рада за вас, мисс Грейс, пусть даже он и француз.

Грейс окинула ее ледяным взглядом.

— Боюсь, я не понимаю, о чем вы.

Миссис Джоунс понимающе кивнула.

— О, я все понимаю, это не мое дело. Но мне так хотелось взглянуть на него хоть одним глазком…

К великому облегчению Грейс, на выручку пришла Джемайма. Она приблизилась к настырной гостье и остановилась напротив, уперев руки в боки.

— Если у вас все, миссис Джоунс, позвольте, я вас провожу, — грозно проговорила служанка.

Миссис Джоунс ничего не оставалось, как откланяться. Грейс услышала, как хлопнула входная дверь, и бессильно застыла, уткнувшись лицом в ладони.

— Это ж надо, какая нахальная! — сердито воскликнула Джемайма, входя. — Прямо напролом прет!

Грейс не шелохнулась, и Джемайма сбавила тон.

— Ну не расстраивайтесь вы так, мисс Грейс! — Она погладила ее по плечу. — Не надо, она не стоит того, чтобы из-за нее плакать, а если еще кто заявится, я их просто не впущу, и все!

Грейс подняла голову.

— Ты просто сокровище, Джемайма. — Она взяла служанку за руку. — Спасибо тебе.

Джемайма залилась румянцем.

— Хорошо, хоть мистер Генри ничего не видел, а то бы взбесился.

Грейс заморгала.

— Мистер Генри?

Джемайма передернула плечами.

— Я знаю, что это неправильно, но он мне сам сказал, что не против, если я его буду звать, как у нас принято. А то все А-а-нри да А-а-нри, по-нашему как-то удобнее.

— А что еще говорил тебе Анри? — встрепенулась Грейс.

Служанка, теребя передник, бросила взгляд на часы.

— Господи, вы только взгляните, сколько времени!

Я из-за этих гостей про все забыла! — Она метнулась к двери, на пороге обернулась. — Выпьете кофе, мисс Грейс? Я как раз буду варить для мистера Генри. Он говорит, французы больше любят кофе, чем чай, и я обещала ему сварить.

Подавив непонятное ей самой раздражение, Грейс согласилась выпить кофе. Это глупо, подумала она про себя. Что тут такого, если Анри на дружеской ноге со служанкой? Особенно если учесть, что хозяйка старается проводить с ним как можно меньше времени.

О том, почему она избегает Анри, Грейс старалась не задумываться. Может, страшится сплетен?

Нет, причина в другом, и она прекрасно это понимала. Грейс боялась не сплетен, а самое себя. Поздно спохватилась! Что должно было случиться, уже случилось. И имеет ли смысл избегать его сейчас, когда вскоре ей и в самом деле придется жить без него? Какой от этого толк?

Никакого, ответила Грейс самой себе, чувствуя. как ее заливает горячая волна. Ни для нее самой, ни для Анри, который вынужден лежать там в одиночестве, и ему не с кем поговорить, кроме слуг.

вернуться

14

Моя прекрасная Грейс (франц.).

21
{"b":"5401","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Не время умирать
Шепот в темноте
Твердость характера. Как развить в себе главное качество успешных людей
Застигнутые революцией. Живые голоса очевидцев
Код да Винчи 10+
Екатерина Арагонская. Истинная королева
Как запомнить все! Секреты чемпиона мира по мнемотехнике
Я люблю дракона