ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что еще, сэр Джеймс? Вам всего этого недостаточно, чтобы поверить в мою искренность?

— Не спешите, молодой человек, — пробурчал судья.

— Как не стыдно, сэр Джеймс! — закричала Грейс. — После всего, что он рассказал? Да как вы можете!

— Он рассказал мне не все, моя дорогая.

— Да что же еще может быть?

— Буду вам обязан, Руссель, если вы расскажете, что подвигло вас стать на этот опасный путь ради спасения аристократов.

— Неужели не ясно? — воскликнула Грейс. — Анри дворянин. Это же сразу видно!

Сэр Джеймс продолжал пристально смотреть на Анри.

— А я этого и не отрицаю. Насколько я знаю, он не единственный из своего сословия, кто связал свою судьбу с революцией, причем по-настоящему. Например, ваш друг Лорио.

— К чему вы ведете, сэр Джеймс? — не унималась Грейс. — Что вы хотите услышать от него?

— Если я намерен впустить его в английское общество, моя дорогая, то я должен быть полностью уверен в том, что я делаю.

— Ну хорошо! — Анри махнул рукой. — Пусть так и будет, но знайте, монсеньор, я этого не хотел, вы вынудили меня.

Грейс переводила недоумевающий взгляд с Анри на сэра Джеймса и обратно.

— Я ничего не понимаю.

— Прости, ma chere, — мягко обратился к ней Анри, — но у меня нет выхода. Прошу тебя, сними ботинок.

— Ты с ума сошел?!

Анри ободряюще улыбнулся.

— Пожалуйста, сядь.

Грейс опустилась на стул. Анри высвободил руку из платка и опустился перед Грейс на колени, чем вогнал ее в краску. Сэр Джеймс внимательно наблюдал за ними.

— Что вы собираетесь делать?

— Одну минуту!

Анри осторожно снял ботинок с ноги Грейс и выпрямился, опершись о стол. Грейс смотрела, как он вытащил из ботинка стельку и достал сложенный лист бумаги.

— А, так вот почему он мне жал!

— Прости, ma chere, мне пришлось спрятать это…

— Ну конечно, в тот вечер, когда ты вернулся! — перебила Грейс. — Мне еще показалось, что ты сунул что-то в карман. Да-да, ты достал это из сапога!

Анри усмехнулся.

— Ты очень наблюдательна. — Он развернул листок. — Это по-французски.

Сэр Джеймс нетерпеливо махнул рукой.

— Дайте его Вуфертону!

Чиновник внимательно прочел бумагу и поднял удивленные глаза.

— Ну, что там? — спросил сэр Джеймс.

— Это письмо от адвоката, сэр. Написано два года назад.

— О чем оно?

— Получается, сэр Джеймс, что стоящий перед нами не просто дворянин.

— Но он Руссель?

— Руссель, но не мистер Руссель.

В голове Грейс всплыло воспоминание.

— Ну конечно, та бумага с картой! Ты еще мне сказал, что такую бумагу во Франции можно найти где угодно. Это твой герб на ней, да, Анри?

Мейберри стал торопливо перебирать лежавшие на столе бумаги.

— Ага, вот она, карта!

— Подержите ее над свечой, — сказала Грейс.

— Точно, герб, смотрите!

— Вуфертон, так что же, черт побери, там написано?

— Да тут все зачеркнуто, — сообщил Вуфертон, — осталась только первая строчка, где адвокат обращается к джентльмену Русселю и приводит его титул.

Грейс почувствовала, как в груди ее словно образовалась пустота.

— Так ты аристократ, — произнесла она с невольной холодностью.

Анри устремил на нее протестующий взгляд.

— Прости, Грейс, я вынужден был это скрывать. Но это ведь ничего не меняет. Просто я при желании могу называться Анри, граф де Руссель.

Глава двенадцатая

Грейс особо не возражала, когда Джемайма, которая своим обращением с хозяйкой, к сожалению, все больше походила на Мэб, потребовала, чтобы та срочно легла отдохнуть. Утром она поднялась с трудом, все тело ныло после вчерашнего дальнего похода. Грейс не помнила, чтобы когда-нибудь чувствовала себя такой усталой.

Наверное, думала она, это все из-за напряжения последних дней. Так что ничего страшного. Главное — Анри в безопасности. Хотя то, что он оказался графом, выбило ее из колеи.

Она лежала и вспоминала, что произошло после признания Анри. Сэр Джеймс упрекнул Анри в том, что тот так долго скрывал столь важный факт. Сам-то он начал что-то подозревать, еще когда Вуфертон рассказывал ему, как Анри разговаривал с Лорио. Как он кричал на него.

— Надо быть аристократом, — посмеиваясь, сказал сэр Джеймс, — чтобы задирать нос, когда имеешь дело с человеком, с которым лучше бы как-то поладить.

Дело кончилось, естественно, тем, что сэр Джеймс пригласил Анри пожить у него.

Грейс поинтересовалась, что сэр Джеймс намерен сказать Лорио и его сообщникам.

— Я проинформирую их о своем решении и попрошу покинуть округ.

— А если они не подчинятся? Что им помешает продолжить охоту на Анри?

Сэр Джеймс фыркнул.

— Пусть только попробуют!

— Но они наверняка попробуют, сэр Джеймс! Пока они в Англии, Анри не будет в безопасности.

Ну, тогда надо выдворить их вон, как вы считаете? — добродушно произнес сэр Джеймс. — Не нервничайте понапрасну, моя дорогая. Я приставлю к ним людей, они глаз с них не спустят, пока не посадят на корабль, следующий во Францию.

Возвращаясь домой в карете сэра Джеймса, Грейс подумала, что Анри, наверное, теперь уедет в Лондон. Что ж, это и к лучшему.

Что может быть общего между Грейс Даверкорт и графом де Русселем? Ужасная картина преследовала Грейс — как она, под руку с Анри, входит, стуча ботинком, в зал, полный разодетых дам и господ.

От этих мыслей у Грейс разболелась голова. Хорошо, хоть Джемайма наконец отцепилась. Вчера пришлось подробно рассказать ей обо всем, что было, а потом, когда явилась Мэб, Грейс заставили повторить рассказ еще раз.

Это замечательно, что Анри больше ничто не угрожает. Но все равно Грейс его потеряла, живого и здорового, как если б он был убит врагами. Подумав так, Грейс рассердилась на саму себя. Господи, как же ей жить дальше?

Грейс противно было даже думать о том, чтобы вернуться к прежней размеренной жизни, которая до появления Анри Русселя вполне ее устраивала. Но только не теперь! Подумать только, как она переменилась за какие-то две недели! На стопку бумаги, лежавшую на бюро и ожидавшую, когда же она примется за работу, не хотелось и смотреть.

Но главным было не это. Пустота и одиночество — вот что пугало Грейс. Ее пугала жизнь без Анри.

Грейс легла спать в полном изнеможении, но утром проснулась все такой же бессильной. Боль уменьшилась, однако двигаться было все еще тяжело. Как назло, один за другим стали являться гости, влекомые любопытством. Ну как же, француз-то, оказывается, граф!

— Мне так неприятно, — заговорил с порога Билли Оукен, — что я был среди тех, кто ловил его. Надеюсь, вы скажете ему, что я не виноват, мисс Грейс. Я бы с удовольствием сшил ему сапоги, если он останется в наших местах.

Школьный учитель Стэпли постарался найти благовидный предлог, чтобы явиться к Грейс. Ему, видите ли, надо составить краткое изложение пространного эссе, с которым он считает необходимым познакомить своих учеников.

— Я слышал, он то ли граф, то ли виконт, мисс Грейс, а не хотелось бы оскорбить его, перепутав титулы. Кстати, не скажете мне, каково отличие между графом и виконтом?

Грейс объяснила, добавив:

— Он не претенциозен, мистер Стэпли. Вряд ли он захочет, чтобы к нему обращались иначе, чем мистер Анри. Да и вообще маловероятно, что он останется здесь.

— Говорят, сэр Джеймс горит желанием перезнакомить его сиятельство со всей местной знатью до того, как тот уедет в Лондон. Там, как я слышал, целая колония французских эмигрантов, сплошь аристократы, хотя и нищие, — сообщил явившийся следом владелец магазина мистер Холвелл.

Грейс и сама предопределила Анри такое же будущее, но слышать об этом ей было почему-то очень тяжело. Она сидела, понурившись, за своим бюро, когда пришел Рубен.

— Его до сих пор нет? — удивился он. — А я думал, он приехал еще вчера. Когда он приедет, мисс Грейс, передайте ему, что я к его услугам в любой момент. И уж совсем невыносимым стал визит жены кузнеца, которая уже с порога окинула Грейс жалостливым взглядом.

41
{"b":"5401","o":1}