ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бомонт Френсис & Флетчер Джон

Испанский священник

Френсис Бомонт, Джон Флетчер

Испанский священник

Комедия в пяти актах

Перевод M. Лозинского

ПРОЛОГ

Рассказывать о том, что, мол, у нас

Сегодня есть новинка напоказ

(Названье вам известно), вряд ли надо;

Что в ней, мол, нет ни горечи, ни яда

(Ни остроумья - скажет кое-кто,

Затем, что нынче остроумно то,

Чего мы избегаем); что, мол, целью

Поэт имел вас пригласить к веселью

И что задача удалась ему;

Что пьеса, мол, прекрасна,- ни к чему:

Вы не поверите, - мы станем спорить,

А это сразу может нас поссорить.

Я был бы дерзок, требуя от вас

Согласия со мной уже сейчас.

Нет, судьи - вы, и пьеса вам подсудна.

Сегодня - спуск. Мы верим - наше судно

Себя покажет с лучшей стороны

И, не страшась ни ветра, ни волны,

Еще не раз широко вспенит воды,

Но только вы не портите погоды,

Не подымайте бури; господа,

Мы ждем от вас любезного суда.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Дон Энрике - вельможа, слепо любящий Виоланту, жестокий к своему брату.

Дон Хайме - младший брат дона Энрике.

Бартолус - скупой стряпчий, муж Амаранты.

Леандро - дворянин, легкомысленно влюбленный в жену стряпчего.

Анджело |

Mиланес } трое дворян, друзья Леандро.

Арсенио |

Асканио - сын дона Энрике.

Октавио - мнимый муж Хасинты.

Лопес - испанский священник.

Дьего - его пономарь.

Коррехидор - по-нашему судья.

Альгвасилы - по-нашему сержанты.

Андреа - слуга дона Энрике.

Виоланта - мнимая жена дона Энрике.

Хасинта - некогда помолвленная с доном Энрике.

Амаранта - жена Бартолуса.

Эгла - мавританка, служанка Амаранты.

Четверо прихожан, судебный пристав, певцы, слуги.

Место действия - Кордова.

АКТ ПЕРВЫЙ

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Улица.

Входят Анджело, Миланес и Арсенио.

Арсенио

Леандро заплатил за все.

Миланес

Еще бы!

Особенно когда он сбросил траур,

В котором сыновья с такой охотой

Оплакивают прах своих отцов.

Родители так долго копят мусор,

Что дети, их жалея, просят небо

Взять их к себе; а если те застрянут

В чистилище, так это не беда,

Лишь бы убрались. За его отца

Я не боюсь; я убежден в успехе

Его молитв. Ах, я бы рад и сам

Усердно помолиться!

Арсенио

Нечестивец!

Тебе не стыдно?

Миланес

Не журите, доктор;

Вы сами не безгрешны. Приведите

Всех кордовских наследников к присяге,

Они вам скажут - это здравый догмат,

Леандро первый.

Арсенио

Он теперь владеет

Большим богатством.

Миланес

Что ж, и по заслугам:

Он королевски щедр, но знает меру

В своих поступках и всегда с разбором

Творит добро. Со всеми тароватый,

0" помогает людям, где придется,

Но не вслепую. В этом и причина,

Что лучшие из граждан так охотно

С ним ищут встречи, что они так ценят

Его приятный нрав.

Арсенио

Дон Хайме, брат

Вельможного Энрике, им как будто

Весьма пленен.

Миланес

Не только; Хайме нужен

Его кошель, он из него и черплет.

Теперь не редкость, если бедный дон

Клянется в вечной дружбе торгашу,

В котором видит пользу; и хотя

Дон Хайме рода знатного и брат

Богатого Энрике, чьи доходы

Изрядно приумножились женитьбой

На донье Виоланте, старший брат

Его не очень жалует и держит

На нищенском пайке.

Арсенио

Но дон Энрике

Бездетен; по испанскому закону,

Раз у него потомства нет, дон Хайме

Ему наследует.

Миланес

Да, и отсюда

Вся их вражда. Хотя наш юный дон

Терпеть не может брата, он бы должен

За ним ухаживать; но, слишком гордый,

Чтоб унижаться, он несет свой жребий,

Живя надеждами.

Арсенио

Кто этот мальчик,

Всеобщий их любимец?

Миланес

Он прелестный,

И я милей ребенка не встречал:

Такой простой и ласковый, что все

Его невольно любят; тихий, скромный,

Он рад скорей терпеть нужду и голод,

Чем попросить поддержки. Это сын

Октавио, военного в отставке,

И той, которую когда-то звали

"Прекрасная Хасинта". Ради сына

Их, несмотря на бедность, окружают

Почет и ласка.

Входят Xайме, Леандро и Асканио.

А, вот и они!

Я умолкаю; ты увидишь сам,

Что мой отчет был верен.

Хайме

Друг Асканио,

Почаще заходи - ты мне милее

Всех женщин.

Асканио

Ваша доброта, сеньор,

Неопытного юношу научит

Быть дерзким и докучным.

Леандро

Ты не можешь

Наскучить там, где ты всегда желанен.

А мне, мой друг, вы уступите долю

Его приязни - я любой ценой

Ее куплю.

Хайме

Когда бы я владел

Тем, что моя пророчит мне надежда,

Ты знал бы покровителя на деле,

Не на словах; и все же будь моим;

Тебя приму я как родного сына,

Не как слугу; хоть я и небогат,

Ты будешь жить привольнее, чем паж

Испанского двора.

Асканио

Я вас прошу,

Не истолкуйте дурно мой отказ

От столь великой милости. Не гордость

(Такой порок мне был бы не к лицу)

Велит мне уклониться от щедрот,

Столь для меня заманчивых, и также

Не предрассудок, будто, став слугой

Под бременем тяжелой нищеты,

Доказываешь низменную душу.

Я бы хотел, чтоб возраст мне позволил

Вам послужить, как должен дворянин

(Я смею притязать на это званье).

Отец мой королю на бранном поле

Служил как капитан; и хоть домой

Вернулся бедным, он богат почетом

И ранами, полученными храбро.

Я не смущен его плохой удачей.

Наоборот, я полон страстной жажды

Идти его путем; и если небо

Судило мне, чтобы я стал мужчиной,

О, как я был бы горд, служа отчизне,

Под вашим стягом преклонить копье!

Стезею чести вам вослед я шел бы,

Хотя б восстали на моем пути

Все ужасы войны.

Xайме

Ты смелый мальчик

И хорошо сказал. За твой ответ

Ты дорог мне вдвойне.

Миланес

Жаль, если зерна

Такой отваги сгинут, не созрев!

Анджело

Кто б ни были родители его,

Его душа бесспорно благородна.

Леандро

Вот он и покраснел. - Не надо, милый.

Когда нас хвалят по заслугам, скромность

Смущаться не должна. Я буду рад

Хоть чем-нибудь помочь образованью

Такой души; и если ты, пока

1
{"b":"54015","o":1}