ЛитМир - Электронная Библиотека

Затаившееся во времени

Тысячелетняя тайна

Наталья Азимова

Дизайнер обложки Мария Бангерт

© Наталья Азимова, 2017

© Мария Бангерт, дизайн обложки, 2017

ISBN 978-5-4483-9766-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Затаившееся во времени. Тысячелетняя тайна (СИ) - image0_58a307d6aea670ee24c55de3_jpg.jpeg

Вступление

Секундная стрелка на больших позолоченных часах вращалась с безумной скоростью. Часовой механизм был исправен. Безумствовало время…

Каждый решает спор по-своему. Тэас и Бонниата решили быть оригинальными. Они выбрали танец у всех на виду, в главном зале императорского дворца, в начале маскарадного месяца.

Все началось с едва заметного свечения. Так зарождалась магия – главный элемент и особенность танца, опасная энергия, способная истощить любого. Она окутала кончики пальцев партнеров, скользнула по их рукам, распространилась по телам и наконец превратилась в магические потоки. Теперь энергия танцевала вместе с ними, по их желанию озаряя пространство всевозможными тонами.

Поначалу музыка была тихой. Она пронеслась по залу, проникая в самую душу, пробирая до дрожи. Потом в музыкальную струю ворвалась гитара, и темп стал стремительно расти.

Тэас резко остановился, его руки вспыхнули, а Бонниата, что танцевала с ним, не удержалась от хитрой улыбки. Он вскинул руку, и к потолку выбился сгусток черной силы, похожей на космос со сверкающими в нем звездами. Тогда Бонниата схватила партнера за вторую руку, он прижался к ней, они закружились. Магия над ними развеялась. Пришло время партнерши играть с энергией. Гости расширили круг, а к музыке присоединился страстный женский голос. Тэас узнал этот голос, но даже не глянул в сторону его обладательницы. Не было и секунды, чтобы сделать это, но главное, не было желания.

Гости, невольные свидетели состязания, не знали, куда смотреть: на партнеров или на певицу, что выпорхнула из-за зеленых кулис в роскошном темно-синем платье. Ее лицо скрывал платок, были видны лишь глаза. У нее был низкий голос, немного странный, особенный. Порой казалось, что она сорвется, что в самые сложные моменты песни не выдержит, но раз за разом этого не случалось. Напротив, голос ее становился дерзким и сильным. Музыканты продолжали набирать ритм, певица же не отрывала взгляда от танцующих и пела, пела о смерти, о правде и лжи.

– Они танцуют парактон, под такой ритм, – шепнул один из присутствующих в зале сыщиков. Их было довольно много, и все они держали оружие наготове.

– Нам на руку. Оба свалятся замертво, если будут продолжать в том же духе, – заметил другой.

– Вот уж не факт…

Тем временем Бонниата притянула партнера к себе. Он перехватил ее руку и поднял над головой. Пальцы переплелись, два потока магии превратились в водоворот. Тела продолжали скользить очень близко друг от друга.

– Как долго? Сколько выдержишь? – спросила она, ничуть не запыхавшись. – Легче же умереть, верно? Легче, чем отступить, признать, что все твои старания были бесполезны. А я говорила, что логика не могла победить…

– Дай мне проклятое время, дай время, и я докажу тебе, – не сдавался Тэас.

Казалось, его губы вот-вот коснутся ее шеи, но Тэас отклонился и раскрутил Бонниату. Она схватила его за другую руку, и он закружился вместе с ней. Певица неотрывно и безумно смотрела на них и пела все громче и громче.

– Часом больше, часом меньше, что это даст? Я не сама делаю хаос, я являюсь, когда он приходит, ты же знаешь. Вижу тебя насквозь. Второй танец – это уже несмело. Ты подставляешься перед ними. – Она указала взглядом на сыщиков.

– Меня они не волнуют. И давно, – заверил он.

– Ну, мы-то знаем, КТО рухнет в конце. – Она в который раз оттолкнула его, раскинула руки, и кисти ее стали плавно раскачиваться в воздухе. Магия лениво струилась вокруг нее, а Тэас, не отрывая от женщины взгляда, стал шаг за шагом приближаться. Она схватила края своего черного платья и принялась взмахивать ими. Раз, еще и еще, они вновь прижались друг к другу, его рука скользнула по ее шее.

– Меня не волнует ничего, кроме времени, – шепнул он ей. Второй танец действительно истощал его, однако же он продолжал. Ее это и восхищало, и раздражало одновременно.

Когда Тэас развел ее руки, она обняла его. Певица сбавила ритм. Пошла тихая часть песни.

Партнерша глянула на сцену, таинственно улыбнулась и заметила:

– Она поет о хаосе. Издевается над тобой.

– Кто? Керол? – уточнил Тэас, стараясь на певицу не отвлекаться. – Правда, о хаосе? Я не вслушиваюсь, о чем она поет.

Все огни в зале потухли. Сыщики схватились за светары – небольшие магические фонари. Гости продолжали стоять: всего через несколько мгновений зал озарился синим светом.

– Я как смерть, Тэас, – все шептала Бонниата. – Прихожу не для того, чтобы убить, я прихожу забрать, тем самым сообщив, что что-то уже случилось. Я здесь. Зная тебя, напомню: поздно уже, раньше надо было думать. Ты уже что-то упустил в своей логике… Хочешь в семь часов… пожалуйста…

Он еще решительнее схватил ее. При этом помнил о своей роли и не останавливался. Все, что они делали, вписывалось в танец. И только те, кто стоял в первых рядах, видели, что пара еще и разговаривала.

Сыщики не отрывали от танцующих взгляда.

– Как только кончится танец, схватите его. А лучше стреляйте сразу… да. – Детектив настойчиво повторил: – Стреляйте сразу. Убейте его, он слишком непредсказуем.

– В чем я ошибся? Что я не учел? – спрашивал тем временем Тэас. Она молча смотрела на него. Они стали расходиться. Шаг за шагом. Очень и очень медленно, и оба, подобно фонарям, светились синим магическим светом. Именно это сияние и озаряло весь зал.

Вновь оказавшись в шаге от него, она мягко взяла его кисть. Их свечение соединилось. Певица на миг замолчала, глаза ее сощурились. Музыка продолжала играть.

– Тебя сюда отправили именно проиграть, Тэас. И я говорю тебе это уже не в первый раз.

– Значит, ты дашь мне время до семи?

– Дала. Время пошло. – Она, кажется, сдалась.

– Этот танец тебе придется завершить без меня. – Сообщив ей это, Тэас подал знак Джереми – своему помощнику в зале.

– Уходи туда, откуда пришел, сейчас… до семи успеешь, – посоветовала Бонниата.

– Пускай она заканчивает петь, – не выдержал кто-то из сыщиков.

Тот, кто руководил захватом, глянул на певицу. К счастью, и она, наконец, обратила на него внимание. Он жестом показал ей, что пора заканчивать, но она лишь пожала плечами. Песня должна была завершиться. Певице нравились заключительные слова, и она жаждала пропеть их. Пропеть той паре, которую в этот миг ненавидела.

Танец продолжался. Сыщики терпеливо ждали. Никто не заметил возле лестницы, уже у заднего входа, Джереми. Он держал руки перед собой, и его кисти тоже танцевали. Вырисовывали в воздухе какие-то магические движения. Джереми был крайне сосредоточен.

Тэас оттолкнул Бонниату, сделал глубокий вдох и быстрым, твердым шагом направился, огибая гостей, по направлению к заднему входу. Но видел это только маг, тот самый, что творил немыслимые движения кистями. Он видел и настоящего Тэаса, и его иллюзорную копию, которая продолжала танцевать и которую видели все остальные. Настоящий Тэас вошел в проход, остановился возле иллюзиониста на миг и сказал:

– Не убирай иллюзию до тех пор, пока не увидишь, что именно они собирались сделать. Арестовать или все же расстрелять. А затем уходи.

Тот будто не слышал его, продолжая сосредоточенно колдовать. Но Тэас знал, что Джереми все понял, а потому обернулся в зал лишь раз, окинув взглядом самого себя. Необычно было смотреть на свою фигуру со стороны, даже зная, что то была иллюзия. И в тот миг Бонниата прямо оттуда, из зала, посмотрела на настоящего Тэаса. Она тоже видела истинную ситуацию. Он же замер возле выхода, взял свою шляпу с вешалки, надел ее, снял с себя маску, склонил голову в прощании и твердым, быстрым шагом удалился.

1
{"b":"540285","o":1}