ЛитМир - Электронная Библиотека

– Была такая империя в древности. Вы не знаете, ее давно уже нет, сохранилась лишь в этом измерении, да и то кусками. Городами.

Лундес снова огляделась по сторонам. Теперь все вокруг казалось ей еще более нереальным.

– Империя изначально существовала в другом измерении? – спросила Лундес.

– Нет-нет, не путайте себя и меня. Изначально империя существовала в нормальном измерении, в вашем. Это место, в котором мы сейчас находимся, оно, по сути, непригодно для жизни. Тут не живут. Есть только одно измерение для живых – наше с вами общее, – он усмехнулся. – Вы не понимаете. Конечно, непросто такое объяснить. Непоколебимый был империей ученых, изобретателей. В те времена прогресс далеко ушел, хоть это и было давно. Тогда жили великие личности. А какие открытия они делали! Знали бы вы, чего мы достигли, – он с тоской огляделся по сторонам.

– Вы достигли? – уточнила она. – Вы? Не они, а вы? Это ведь было тысячу лет назад, по вашим словам. Вы причисляете себя к ним?

– Я ведь даже не представился, – виновато сказал он. – Мое имя Фавластас. Я был императором Непоколебимого тысячу лет назад. Но! – он поспешил вскинуть руку и тем самым остановить ее вопрос. – Я не призрак. Я живой.

– Что это за магия такая… продлевает жизнь? Делает вас бессмертным?

– Я ведь тоже ученый, не только правитель. Править больше нечем, но ум у меня остался. Мы живем в мире, где прогресс означает преимущество, он пугает тех, кто его не понимает. В те древние времена другие королевства не были готовы принять нашу империю. Нас боялись и мечтали уничтожить. И нашлись те, кому хватило магического потенциала, чтобы стереть мою империю с лица земли. Сегодня они известны как стражи врат, за которыми, по слухам, путь в аданей, в бездну, но это не так. Предки нынешних стражей тысячу лет назад создали эти врата и заперли за ними мой народ – непоколебимцев. Всех, кого не смогли победить в честном бою. А уцелевшие города умышленно были перемещены в другое измерение, в это измерение. Почти все сведения об империи были уничтожены. Было сделано все, чтобы Непоколебимый был забыт историей. Если бы не я, стражам бы это удалось тогда.

– Тысяча лет! – не унималась Лундес. – Все должны быть уже мертвы. И те, кто за вратами, и вы!

– Я очень сильный маг. И я укрылся на грани измерений. Не в том измерении и не в этом. На грани. Там, где время останавливается. Я выжил и уверен, что мой народ тоже выжил за вратами. Это не просто ловушка. Говорят, они там пребывают в пустоте и безвременьи, почти как в другом измерении, только вот сами не могут выбраться. Мир знает про врата, считает, что за ними бездна, что стражи – герои, что створки должны быть закрытыми. Но ни одна тварь земная не знает, что на самом деле произошло в древности! – Вот теперь он разозлился, но довольно быстро унял гнев. – Говорят, даже сами потомки стражей не знают, что охраняют. Они верят, что просто должны держать створки закрытыми.

– Чего вы хотите? – тихо спросила Лундес.

– Хочу, чтобы мир узнал правду. Хочу справедливости.

– Нет, чего вы хотите от меня?

– Я следил за вами. Я искал кого-то вроде вас, Лундес Эверли. Я ищу тех, кому не все равно.

– Не думаю, что я смогу помочь, – с опаской глядя на него, сказала Лундес. – Вы сказали про врата и стражей. Вам следовало начать с этого. Этого достаточно. Для всех будет достаточно, чтобы не верить ни единому вашему слову. Все знают, что за вратами, все уважают стражей…

– Как вы наивны в своем видении мира.

– Поэтому вы, вероятно, и выбрали меня. Мне ведь всегда можно сказать, что я мира не видела, что наивна. Пускай так. Правда в том, что я не только не хочу ввязываться во все это, я и помочь вам не в силах. Я слаба. Что я, по-вашему, могу? – она шептала ему, ожидая, что он убьет ее после каждого произнесенного ею слова. – Я не способна убивать…

– Убивать? Что вы! Я бы не заставил вас. Вы неверно меня поняли. Вы сестра короля Астании. Ваш брат – союзник стражей. Он знаком с их лидером, графом Фредриком Гаусом. Я хочу, чтобы вы встретились с Фредриком и рассказали ему все, что я только что сообщил вам о Непоколебимом. Уверяю вас, принцесса, нынешние стражи не знают, что охраняют. Говорят, граф Гаус умеет слушать. А вы располагаете к себе. Все, о чем я прошу, это поговорить с ним. А затем устроить нам встречу. Если он будет расположен говорить.

– Я не могу вам помочь, – шепнула Лундес. – Мой брат не берет меня на переговоры. Для встречи с графом мне нужно попасть в Океанию, в графство, и там каким-то образом… нет, простите. Я не стану всего этого делать. Вы уверяли меня, что мне не следует опасаться вас. Так что прошу, верните меня в нормальное измерение, верните меня к моему спутнику. Он там в песках, наверное, решил, что потерял рассудок. Когда вот так вот пропадают спутники…

– Его зовут Трифон, не Джасфер. Он лгал вам. Он не эльф, человек. Мглистый маг. Тот самый, который содрал с вас платок в шатре. Он может принимать другой облик. Эльф Джасфер – лишь его облик. Он всего лишь вор. Хотя, стоит признать, хороший. Возможно, он тоже смог бы помочь нам.

Лундес сжала кулаки, а затем повторила свою просьбу уже менее приветливо:

– Верните меня в пустыню.

Теперь он взглянул на нее иначе, как на механизм, в котором была допущена ошибка. Ошибка, которую следовало исправить.

Глава 3. Иное восприятие

Когда она открыла глаза, ее уже вели к брату, по коридору из белого камня. Вели словно куклу, не способную двигаться без посторонней помощи. Медленно повернув голову, Лундес, ничего не понимая, глянула сперва на одного сопровождающего, затем на второго и наконец опустила растерянный взгляд под ноги. Она двигалась самостоятельно, ее вовсе не волокли. Тогда для чего воины Рифуса держали ее за руки?

– Что происходит? – спросила она странным голосом, попытавшись освободиться.

Они продолжали вести ее, а она вовсе не собиралась и дальше разглядывать статуи воинов древности, которые изучила еще в детстве: в том дворце, казалось, не было угла, где можно было укрыться от каменных лиц. Впрочем, в тот миг что у статуй, что у охраны взгляды были одинаковыми.

– Что происходит? Пустите! – она вновь попыталась вырваться. – Я сказала, отпустите!

Казалось, им был отдан приказ не слушать ее, а просто довести до заданного места. Очень скоро ее подвели к высоким дверям, с виду деревянным, с каким-то зеленоватым напылением, но сверкавшим словно золото. Двое эльфов-лакеев толкнули створки и расступились. Лундес сморщилась от резкого запаха ритуальных масел. Она ненавидела этот запах. С детства он ассоциировался у нее со смертью. И не только запах. Все в том зале вызывало у нее неприятные воспоминания: свечи, полутьма, ритуальный стол, чаша, в которой полыхали, записанные на листах, молитвы богам.

В центре всего этого безумия замерла фигура в темно-зеленой мантии. То был ее брат – правитель Астании, и он ничего не слышал и не видел вокруг себя. Лишь внимательно следил за тем, как огонь поглощает листы в той самой чаше.

– Рифус? – напряженно позвала Лундес. Ее, наконец, отпустили.

– Мой король, – обратились воины, и их голоса показались Лундес напуганными. Она оглянулась на них. – Мой король, прошу вас, обернитесь, взгляните, кого мы привели к вам, – сказав это, они медленно отступили к дверям.

– Как вы смеете прерывать ритуал? – спросил Рифус усталым голосом.

– Простите, сир. Мы не в силах объяснить, взгляните сами.

Лундес напряженно смотрела на спину брата, пока он не обернулся и не увидел ее. У него был такой взгляд, что эльфийка по-настоящему испугалась. Она огляделась по сторонам, а затем сказала:

– Только не говори мне, что это… мои поминки?!

– Твои, – с трудом произнес правитель, теперь уже глянув на своих воинов. – Какого аданея происходит? Где вы нашли ее?

– Ты даже не обнимешь меня? – спросила Лундес, заставив брата вновь посмотреть на нее.

Рифус на миг растерялся, попросту не знал, как усмирить пробудившиеся в нем противоречивые чувства.

10
{"b":"540285","o":1}