ЛитМир - Электронная Библиотека

– Здесь нет гавара, – заметил Джасфер, ничуть не колеблясь.

– Откуда такая уверенность?! Откуда у тебя ключ?

– Я нашел его на поле битвы, несколько месяцев назад.

– Значит, какой-нибудь воин украл ключ еще до тебя, и теперь гавары разгуливают по пустыне в поисках ключа! К тебе они и придут! – и тут она осеклась. – Прости… Я испугалась, – она виновато посмотрела на него. – Я увидела фантом и пошла за ним. Хоть и не собиралась. Не могу понять, что творится, вот и накричала.

Джасфер выждал пару минут, а затем тихо спросил:

– А что это было за существо, которое растворилось?

– Фантом, о котором я говорила, – шепнула Лундес.

– Ты говорила, что корабль наткнулся на невидимую преграду…

– Думаешь, что все-таки появилась еще одна граница? – Лундес растерянно покосилась на чернеющие пески.

– Ты могла бы показать мне на карте хотя бы примерное местоположение той невидимой преграды?

– Я покажу, – она прикусила нижнюю губу, а после добавила: – но не на карте.

– Что? – оторопел Джасфер. – Только что ты не могла понять, почему пошла в пустыню. Я не могу взять тебя с собой. За тобой приедут из Хариенты.

– Я знаю. – Она была дико напряжена. – Знаю, но иначе не выйдет. По карте я все равно не смогу объяснить. Вот так вот… Нужно… ну, увидеть самой, понимаешь? Вот так вот не могу. Не поняв. Если в пустыне появилась еще одна граница, то это важнее, чем официальный прием у султана.

– Воля твоя, – как-то уж слишком просто согласился он, при этом мрачно оглядевшись по сторонам. – Но сейчас идем.

Они двинулись обратно, по направлению к шатрам. А она шла рядом и тряслась, то ли от страха, то ли от холода.

Глава 2. Утренний Лик

Когда Лундес вернулась в палатку, ее все еще трясло. Она опустилась на кушетку, забралась на нее с ногами и накинула себе на плечи одеяло. Теплее не стало. Тогда она поднесла ладони ко рту, стала греть их своим дыханием. И голова пошла кругом. Сперва эльфийка подумала, что слишком много воздуха тратила на согревание рук, поэтому перестала делать это, затем закрыла глаза и медленно откинула голову назад, на спинку кушетки. Вначале было темно, как обычно бывает, когда опускаешь веки, но в следующий миг последовала вспышка перед глазами, а затем образы какого-то города, холодного, пустого, серого, мокрого, словно после дождя. И все это как будто через толстые слои воды.

– Это не имеет значения! – ворвался в ее образы раздраженный крик.

Лундес встряхнула головой и раскрыла глаза. Кричал явно Джасфер, где-то неподалеку от палатки, снаружи.

– Имеет! Ты не понимаешь! И ведь навлек неприятности не только на свою голову! – ответил Кастаф.

Потом Лундес различила звук пересыпающегося под ногами песка и наконец очередной возглас, только уже совсем рядом:

– Ну почему все такие трусы?!

Полы палатки резко отдернулись, и внутрь вместе с лунным светом проник Джасфер. Он мельком глянул на эльфийку, завернувшуюся в одеяла, а затем подошел к столу и потянулся к графину. Она проводила его мрачным взглядом, а он грубым движением поднес графин ко рту и стал жадно пить воду. Наверное, тишина могла продлиться и до конца той ночи, но Лундес тихо заметила:

– Не все трусы.

Он замер с графином. Вода стекала по его подбородку, и ей почему-то вспомнился мокрый город. Она стала еще мрачнее, а он резко стер рукой ручеек c подбородка.

– Неужели? – буркнул он, а затем демонстративно достал из-за пояса ключ с границы и с глухим звуком опустил его на стол. – Раз не боишься, можешь любоваться. Все участники струсили, как четырехлетние дети. – Он отхлебнул воду с громким звуком и выдохнул: – Будь проклято все…

Лундес сильнее сжала одеяло. Буквально закопалась в него, оставив только щель для глаз. Он наконец опустошил графин, поставил его на стол, взял ключ и обернулся к ней. И был несколько удивлен:

– Холодно? – Кажется, он ненадолго вспомнил, что она была аристократкой, и заговорил вежливее.

– Да, – серьезно ответила она.

– В пустыне?

– Разве это редкость ночью в пустыне? – К кому были обращены эти слова, самой себе или ему – Лундес в тот миг не понимала. Знала одно – ей было плохо. А еще она вспомнила, что Кастаф послал гонцов в Хариенту.

– Снаружи не холодно, – просто заметил Джасфер. Затем попытался вглядеться в ее лицо.

– Не надо. – Лундес отвернулась.

– У тебя платок и одеяло закрывают половину лица, – просто напомнил он.

Она решительно откинула одеяло, хоть стало безумно холодно, вздрогнула и, обхватив свои плечи руками, заявила:

– Они тебя боятся, так уйдем прямо сейчас. Зачем ждать утра? Будет жарко. Ключ берем с собой. И все будут довольны.

– Мы и так не пойдем утром. Мы же говорили, что день уйдет на подготовку и следующей ночью…

– Нет! – неожиданно возразила Лундес. – Нет. Сейчас!

– А тебе-то это зачем? – он прищурился и принялся испытывать ее взглядом. – В чем твой интерес идти прочь от удобств раньше времени? Ты принцесса, которая не привыкла к путешествиям, не думаю, что ты действительно так жаждешь свободы.

– Нет. Дело не в этом, – сначала она сказала это, а затем подумала, что стоило бы сперва взвешивать свои слова. После дворца, где любому можно было доверять, Лундес безумно сложно было переучивать себя. – Мой брат отправил меня вовсе не на переговоры. Это он так прикрыл истинную суть, чтобы не портить мне настроение раньше времени. А истинная суть – это свадьба с одним из ваших принцев.

Джасфер мрачно смотрел на нее, ключ тускло поблескивал в его руках. Опять блеск. Лундес закрыла глаза – и тут вспышка, снова!

– Что такое?

– Что? – она открыла глаза.

– Ты так сморщилась, – пояснил Джасфер.

– Я… нет, ничего. Слушай, мой брат хочет выдать меня замуж. В общем, я подумала, что это мой шанс поступить иначе. Научиться самой принимать решения. Кастаф послал гонцов. Как скоро султан узнает? Как далеко до Хариенты отсюда?

– Сперва дня два они будут ехать, а потом переместятся. Не станут они рисковать и тратить лишние силы на перемещение. Им еще везти тебя обратно.

– В любом случае я тут уже сутки. И боюсь, как бы у людей султана не оказалось сил больше, чем все предполагают. Вдруг они сразу здесь окажутся?

– Вполне возможно. Тем более если узнают, что ты – будущая жена принца.

– Я решила, понимаешь? Думаешь, я просто сбежать хочу? – Лундес тяжело вздохнула. – Это мой корабль упал в пустыне, это я вижу фантом. Но ведь есть в этом смысл. Дух что-то хочет от меня. Говорят, умершие возвращаются не просто так. Стоит помнить об этом.

– Тебе ведь страшно. И ключ будет у нас. Тебя это пугало.

– Просто уходим сейчас. Только скажи Кастафу. И еще кое-что. Другим не предъявят претензий, если я уйду? Если меня здесь не обнаружат и узнают, что они не удержали меня под защитой.

Джасфер покачал головой:

– Нет. Это не Астания, это Хискал. Им никто не приказывал оберегать тебя.

– В таком случае собирайся! – мрачно заявила Лундес и замерла посреди шатра, скрестив руки на груди.

– Хочешь начать новую жизнь и стать самой себе хозяйкой? Тогда и платок сними, – он протянул к ее лицу руку, но она резко отступила.

– Нет. Я не могу без него. Это уже другое. Ну, хватит… медлить. У тебя есть сумка?

– Есть, – протянул он.

Лундес сама себе удивлялась. Ей ведь довольно быстро удалось выпроводить его и, что еще важнее, себя из уютного шатра с кушеткой и одеялом. Она опять оказалась в пустыне, где кроме песка вокруг был лишь Джасфер. В ту ночь он был особенно мрачен. Накануне они повздорили, и теперь Лундес мысленно спрашивала себя, почему доверилась ему? Да и он хорош, решился же взять с собой будущую жену будущего султана. Неужели ее прихоть стоила того, чтобы рисковать чьей-то головой? Всякий раз, глядя на него, она пыталась угадать его мысли, но с трудом понимала свои. Должно быть, у Джасфера была своя выгода, потому он и взял ее с собой. Возможно, когда-нибудь ее брату Рифусу – правителю Астании принесут ее останки, сплошь покрытые песком. Будет ли Рифус сожалеть? Поймет ли он ее решение или сочтет наивной дурой, решившейся сбежать с первым попавшимся эльфом в пустыню.

8
{"b":"540285","o":1}