ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику
Цена вопроса. Том 2
Самостоятельный ребенок, или Как стать «ленивой мамой»
Нелюдь
Верность, хрупкий идеал или кто изменяет чаще
Десятое декабря (сборник)
Разумный биохакинг Homo Sapiens: физическое тело и его законы
Алхимик
Фагоцит. За себя и за того парня

– Этого?

– Этого влечения, – пояснила Мэри, – этого страстного желания, чтобы вы поцеловали меня по-настоящему, а не так сдержанно, как это было только что. – Она резко отодвинулась от него и расправила ленты шляпы. – Где же все? Мы будем их догонять?

– Хорошая мысль и очень смахивает на приглашение, Мэри. Ты очень быстро можешь вернуться на землю и потом горько сожалеть об отсутствии у меня сдержанности. Если ты меня хочешь, то это произойдет. Только скажи слово, и мы все устроим. Но я люблю проводить время с любовницами в цивилизованной обстановке.

– В алой комнате? – с презрительной усмешкой уточнила Мэри. – Вы сказали «любовница»? О женитьбе уже не идет речи?

– Зачем жениться на тебе, Мэри, если ты вполне доступна и без церковного благословения?

Она внезапно шарахнулась от него и торопливо направилась по дорожке к следующей беседке, имитировавшей превратившуюся в руины башенку. Мисс Уиггинс с опаской стояла на самом верху, вцепившись в руку Эндрю Шелбурна, а остальные либо наблюдали за ними, либо смотрели на озеро, которое было совсем близко.

– Я на много лет потерял вас из виду, – обратился к лорду Эдмонду преподобный Сэмюел Ормсби, – с тех самых пор, как вас совершенно несправедливо отчислили из Оксфорда.

– Едва ли это было несправедливо, – откликнулся лорд Эдмонд. – Если помните, я оскорбил такую почитаемую личность, как глава колледжа.

– Все знали, что в то время вы были вне себя от горя из-за трагедии с вашим братом и смертельной болезни матери. Несколько человек написали петицию в вашу защиту, но, видимо, это не помогло. Чем вы занимались все это время?

– Может быть, лучше сначала вы расскажете о себе? – предложил лорд Эдмонд.

Обернувшись, чтобы взглянуть на Мэри, он увидел, что она присоединилась к группе гостей, отправившейся дальше вдоль берега озера на поиски большого павильона, спрятавшегося среди деревьев.

Глава 12

На следующее утро нескольких любознательных гостей, в основном дам, леди Элинор пригласила прогуляться по оранжереям. «Правда, сейчас, летом, когда сады пестрят цветами, не так уж тянет в оранжереи, – сказала она, – зато в зимние холода, когда в саду все голо, бывает так приятно побродить по теплым зданиям и насладиться красотой живой природы».

Мэри, чуть отстав от других гостей, которые, выйдя из последней оранжереи, направились в розарий, остановила хозяйку поместья.

– Мадам, можно мне кое о чем спросить вас?

– О чем, Мэри, дорогая? – Улыбнувшись, леди Элинор закрыла дверь.

– Мне нужно знать… – Мэри водила пальцем по бархатистому листку герани. – Понимаете, в моих сведениях есть некоторые пробелы… Конечно, это меня не касается, но… Мне нужно знать, – беспомощно закончила она.

– Ну, конечно, дорогая. – И, взяв Мэри под руку, леди Элинор пошла с ней обратно по проходу оранжереи. – Иногда мы не в силах устроить свою жизнь так, как нам хотелось бы, я права? Мы стремимся обеспечить себе счастье, строя радужные планы, но жизнь не всегда благосклонна к нам. С одной стороны, ты все как следует спланировала и надеешься на успех, а с другой – задаешь себе вопрос, как это получается, что ты не чувствуешь себя счастливой. Разумеется, тебе следует многое выяснить.

– Вы все знаете?

– Для меня это было совершенно очевидно с первого раза, когда я увидела вас вместе. Совсем недавно я невольно подслушала, как одна леди сказала про вас: «Странная пара», и держу пари, она не единственная, кто так говорит. Но для того, кто давно знает и любит Эдмонда, вы не такая уж и странная пара.

– Я хотела бы совсем его не знать, – призналась Мэри, – я борюсь с его настойчивостью и со своими собственными чувствами.

– Я удивилась бы, если бы было иначе. Среди всех украшающих ныне ряды высшего света Эдмонд, вероятно, пользуется самой дурной репутацией. Ему еще везет, что его все-таки принимают в обществе. Уверена, что только титул и богатство спасают его от остракизма. Ни одна леди, будучи в здравом уме, не влюбится в него.

– Я не сказала, что влюблена в него, – поспешно перебила ее Мэри. – Просто я…

– Если бы ты знала, сколько лет я ждала, чтобы Эдмонд встретил тебя, Мэри, – леди Элинор похлопала Мэри по руке, – или кого-то похожего на тебя. Я уже почти потеряла надежду. Доротея, конечно же, совсем ему не подходила. И леди Рен тоже, хотя я слышала, что он был ей предан и поначалу все шло хорошо. Она красивая женщина, и, должно быть, ее жизнь с мужем, который намного старше ее, довольно скучна, однако я никогда не слышала, чтобы с ее именем были связаны какие-нибудь скандальные истории. Но она и мистер Рассел любили друг друга, а Эдмонд не хотел этого понять.

– Простите, – снова остановила ее Мэри, – но мне не хотелось бы давать повод подумать, что я собираюсь…

– Разумеется, нет. – Оказавшись в конце оранжереи, леди Элинор повернулась, и они пошли по проходу в обратном направлении. – Что именно тебе нужно было узнать?

– Вчера, – ответила Мэри, – лорд Эдмонд рассказал мне о несчастном случае с братом почти в точности то же самое, что говорили вы. Он только добавил, что его отец и старший брат специально напоили его. Это оказалось легко, потому что, как сказал лорд Эдмонд, прежде он никогда не пил.

– Очень вероятно, что это правда.

– Они смеялись, когда на следующее утро он настоял на прогулке верхом. Им все это казалось великолепной шуткой, несмотря на то что он еще не протрезвел.

– К сожалению, дорогая, мы часто потешаемся над пьяными, нам кажется смешным, когда люди ведут себя не так, как обычно. Им, должно быть, казалось забавным увидеть Эдмонда пьяным. Он всегда был таким серьезным, всегда контролировал себя.

– Но если все это правда, они гораздо больше виноваты, чем он.

– Я всегда так и считала, – согласилась с ней леди Элинор, – хотя не была там в тот момент и не знаю, как именно все произошло. В их семье никто ни с кем не враждовал, они были дружны и любили друг друга, хотя мне всегда казалось, что Эдмонд страдал от того, что Ричард пользовался всеобщей благосклонностью. Эти два брата были в чем-то похожи – оба тихие, оба домоседы, оба обожали мать, а Уоллес и мой брат были для них образцами героев. Из них двоих Эдмонд был гораздо сообразительнее, но Ричард обладал мягкостью, которой у Эдмонда никогда на было. Я думаю, Эдмонд немного завидовал Ричарду.

– И следовательно, чувствовал себя еще больше виноватым, как будто в глубине души желал брату смерти.

– О да, дорогая, полагаю, все это вполне возможно. Эдмонд всегда слишком требовательно относился к себе и был очень ранимым.

– От него избавились, так он сказал. – Мэри нахмурилась. – Семья отреклась от него. Но ведь это была не его вина; во всяком случае, он был виноват не больше, чем кто-либо из остальных. Как они могли столь жестоко обойтись с ним?

– В трагических случаях всегда ищут козла отпущения, – ответила леди Элинор. – На первый взгляд, конечно, должно казаться, что виноват исключительно Эдмонд. Только он один был пьян и ничего не соображал, это он не прислушался к уговорам Ричарда. И все свалили на него. Естественно, это было жестоко, несправедливо и негуманно. Но в такое время людям трудно поступить правильно. Но не они, а он сам взвалил на себя всю вину.

– Неужели они не понимали? – Мэри с удивлением осознала, что не в состоянии говорить спокойно. – Неужели они не понимали, что губят его? Неужели они так и не поняли, что в тот ужасный день потеряли обоих братьев?

– О, если говорить о настоящем времени, то, думаю, сейчас уже поняли. Но в то время они были поглощены своим горем и очень беспокоились за жену моего брата, которая тяжело болела и быстро угасала. А бегство Эдмонда, его отчисление из Оксфорда и отсутствие на похоронах брата и матери не улучшили его положения. То, что он не приехал на похороны, даже меня тогда возмутило. Трудно понять и простить человека, когда собственные переживания разрывают сердце.

– А теперь? Они так и не будут с ним знаться?

34
{"b":"5404","o":1}