ЛитМир - Электронная Библиотека

Джейн твердо решила: она заставит герцога выполнить обещание и исчезнет. Нельзя оставаться в Лондоне. Она уедет куда-нибудь. Вернее, уйдет. А если и станет нанимать экипаж, то сделает это за пределами города.

Джейн прекрасно понимала: она собирается покинуть Лондон не только из-за графа Дербери. Помимо всех очевидных причин для бегства, имелась еще одна – вчерашний поцелуй, который едва не повлек за собой нечто большее. Страсть, испытанная ими, грозила захлестнуть обоих. Именно поэтому жить в Дадли-Хаусе она не могла. А снимать жилье в Лондоне было бы слишком опасно.

…Джейн помогла Трешему добраться до библиотеки и тотчас же ушла за бинтами, примочками и теплой водой. Вернувшись, села на табурет перед креслом, в котором расположился герцог, и принялась втирать в его ободранные ладони целебную мазь.

Вскоре появился конюх. Пристально взглянув на него, Трешем спросил:

– Так что же тебе удалось выяснить, Марш?

– Потрудился над осью, ваша светлость. Слишком уж она изношенная.

– Я так и знал, – нахмурился Трешем, – Отправь кого-нибудь ненадежнее в конюшню моего брата, Марш. Нет, лучше отправляйся сам. Узнай, кто в последние дни имел доступ к коляске. А главное – кто подходил к ней вчера, Черт бы побрал эту коляску! Но неужели Фердинанд и его кучер не могли проверить экипаж перед гонками?

– Если бы в гонках участвовали вы, ваша светлость, мы с вами все проверили бы.

Трешем что-то проворчал себе под нос и взглянул на Джейн.

– Если вы притащили сюда эти тряпки, чтобы намотать мне на руки, можете уносить все обратно! Я не собираюсь ходить с перевязанными руками.

– Вам будет больно, ваша светлость, если вы откажетесь от перевязки.

Джоселин криво усмехнулся, и Джейн со вздохом поднялась на ноги. Она поняла, что настало время сообщить о своем уходе. Надо было сказать об этом немедленно.

– Ваша светлость, я ухожу.

– Чтобы отнести все это на место? Я был бы вам очень признателен, мисс Инглби.

Джейн молча смотрела ему в глаза. Она нисколько не сомневалась в том, что он правильно ее понял.

– Так, значит, вы от меня уходите?

– Я должна. Вы знаете, что я должна. Вы сами вчера мне об этом напомнили.

– Но только не сегодня. – Джоселин еще больше помрачнел. Немного помолчав, он добавил:

– Джейн, сегодня у меня и так слишком много неприятностей.

Она снова опустилась на табурет.

– При чем здесь неприятности? Вы меня наняли на время, и теперь мне пора покинуть ваш дом. Только сначала вы должны со мной расплатиться.

– Расплатиться? – переспросил герцог. – Боюсь, что сегодня не смогу. Ведь я обещал заплатить вам пятьсот фунтов за вчерашний вечер… А Куинси, наверное, не держит в доме такой наличности.

Джейн заморгала. Она изо всех сил старалась не расплакаться.

– Пожалуйста, не превращайте все в шутку, ваша светлость. Я должна покинуть ваш дом. Сегодня.

– И куда вы направитесь?

Джейн молча пожала плечами.

– Не уходите от меня, Джейн. Я не могу позволить вам уйти. Разве вы не видите, что мне нужна сиделка? – Трешем показал свои исцарапанные и ободранные руки. – Может, останетесь хотя бы на месяц?

Джейн отрицательно покачала головой. Джоселин, откинувшись на спинку кресла, внимательно посмотрел на нее:

– Почему вы торопитесь меня покинуть? Неужели я так плохо к вам относился? Я вас тиранил? Может, грубил вам?

– Да, ваша светлость.

– Это потому, что меня избаловали в детстве. Я не хотел вас обидеть, клянусь. Да и вы, Джейн, не оставались в долгу. Последнее слово всегда было за вами.

Джейн улыбнулась, хотя на самом деле ей хотелось плакать. Не только из-за пугающей неопределенности будущего, но и потому, что она оставляла в прошлом то, о чем старательно запрещала себе думать все утро.

– Вы должны покинуть Дадли-Хаус, – неожиданно заявил герцог. – В этом я с вами полностью согласен. После вчерашнего вечера ваш уход стал настоятельной необходимостью.

Джейн молча кивнула и уставилась на свои руки, лежавшие на коленях. Теперь уже сомнений не оставалось: герцог не будет ее уговаривать, не станет проявлять настойчивость.

– Но вы могли бы жить где-нибудь в другом месте, – продолжал он, – там, где мы сможем встречаться ежедневно, там, где нас никто не увидит. Что вы на это скажете?

Джейн с удивлением посмотрела на герцога. Не может быть, чтобы он ей это предлагал. Может, она не правильно его поняла? Нет, она все поняла правильно… Одно лишь оставалось непонятным – ее реакция на столь откровенное предложение. Оно не казалось оскорбительным. Словно ей предлагали нечто… совершенно естественное.

Трешем пристально смотрел ей в глаза.

– Я позабочусь о тебе, Джейн. Ты будешь жить в роскоши. Будешь иметь собственный дом, слуг, карету – что пожелаешь. И ты получишь определенную свободу. Большую, чем могут позволить себе замужние женщины.

– В обмен на то, что я стану спать с вами? Вы полагаете, я соглашусь?

– У меня есть некоторый опыт, Джейн. И я постараюсь не разочаровать тебя. Поверь, ты не пожалеешь, если согласишься. Признайся, ты ведь думала о том, чтобы разделить со мной ложе? Разве тебе никогда этого не хотелось? Я тебе не противен? Только не лги мне, Джейн.

– Мне ни к чему лгать, И ни к чему отвечать на ваши вопросы. Меня вполне устроит жалованье за три недели и пятьсот фунтов. Для бедной девушки это целое состояние, ваша светлость. Я смогу уехать, куда захочу, поэтому не собираюсь принимать ваше предложение. А принуждать меня вы не имеете права.

Джоселин тихо рассмеялся.

– Я не верю вам, Джейн, – сказал он. – Я не так глуп, чтобы принуждать вас к чему-либо. Но я действительно делаю вам предложение. Деловое предложение, если можно так выразиться. Вам нужна крыша над головой и нужен источник дохода. То есть вы нуждаетесь в некотором обеспечении и в покровителе, в человеке, который мог бы скрасить ваше одиночество. Вы женщина, скажем прямо, чувственная, и вы испытываете ко мне влечение. А мне нужна любовница. Слишком долго у меня не было женщины. Я дошел до того, что стал обнимать по ночам свою сиделку и срывать с ее губ поцелуи. Мне нужна женщина, к которой я мог бы приезжать в часы досуга. Вы, Джейн, могли бы стать моей любовницей. Я вас хочу, И разумеется, у меня есть средства, чтобы обеспечивать вас.

Джейн опустила глаза, делая вид, что разглядывает свои руки. Она обдумывала сказанное Трешемом и в то же время сама себе удивлялась; ей не верилось, что она способна спокойно отнестись к подобному предложению. Впрочем, сейчас ей было не до эмоций. Сейчас она не могла позволить себе ни возмущения, ни праведного гнева.

Даже если ее никогда не поймают, стать прежней Сарой Иллингсуорт, леди Сарой Иллингсуорт она уже не сможет. Она никогда не получит причитающегося ей наследства – даже когда ей исполнится двадцать пять. А пятьсот фунтов когда-нибудь кончатся, как бы она ни экономила. Конечно, можно было бы найти приличное место, например, устроиться гувернанткой или стать компаньонкой одинокой пожилой леди. Но тогда пришлось бы давать объявления и предоставлять рекомендации, а этого она сделать не могла – ведь, ее разыскивали сыщики…

Разумеется, она могла бы устроиться куда-нибудь уборщицей, но это тяжкий труд, И еще, можно стать любовницей герцога.

– Так что же вы решили, Джейн? – спросил наконец Трешем.

Она глубоко вздохнула и посмотрела на него снизу вверх. Ей не придется расставаться с ним. Она будет спать с ним. Она станет его любовницей, его содержанкой, но не женой.

– Какой именно дом? – спросила Джейн. – И сколько слуг? Какое содержание? И каким образом будут защищены мои интересы? Откуда мне знать, что вы не бросите меня, как только потеряете ко мне интерес?

Герцог с улыбкой проговорил;

– Вы весьма благоразумны.

– Нужен контракт, – продолжала Джейн. – Мы все обсудим и оговорим условия… Контракт следует составить должным образом, и мы оба подпишем его до того, как я стану вашей любовницей. Но на составление контракта потребуется время, а оставаться здесь я больше не могу. Какой дом имеется в виду? Может, вы его уже купили? Если так, я могу туда перебраться. Если же мы не придем к согласию, я, конечно, не буду там жить.

30
{"b":"5406","o":1}