ЛитМир - Электронная Библиотека

С улыбкой взглянув на Джейн, герцог проговорил:

– Не следует хранить скелеты в шкафу. Но у тебя, конечно же, нет столь ужасных воспоминаний, не так ли?

Джейн довольно долго молчала. Наконец отрицательно покачала головой;

– Нет, никаких.

– Может, пойдем в спальню? – предложил Джоселин. – Ляжем в постель, чтобы выспаться. Помнится, прошлой ночью мы слишком утомились. Давай сегодня просто поспим, а?

– Давай.

Джоселин едва не рассмеялся. Он шел в спальню со своей любовницей лишь для того, чтобы поспать. Отец, верно, перевернулся в гробу.

Глава 18

На следующее утро Джоселин, как обычно, отправился прямо домой, чтобы принять ванну и переодеться перед тем, как поехать в парк на прогулку, а затем в клуб. Но на этот раз Хокинс дожидался хозяина – он тотчас же сообщил, что мистер Куинси просил принять его как можно скорее.

– Через полчаса я жду его в библиотеке, – сказал Джоселин. – И пришли ко мне Бернарда. Скажи ему, пусть принесет горячую воду и бритвенный прибор, вот и все.

Когда Куинси вошел в библиотеку, герцог уже ждал его.

– Я слушаю, Майкл. – Он приветствовал секретаря кивком. – Что, Актон перестал приносить доход?

– У нас посетитель, ваша светлость. Он уже два часа дожидается на кухне. Отказывается уходить.

– В самом деле? – нахмурился герцог. – Разве в доме не хватает слуг? Неужели никто не мог выставить этого субъекта за дверь? – Выходит, я сам должен его выпроваживать? Для этого вы хотели меня видеть?

– Его интересует мисс Инглби, ваша светлость.

Джоселин замер:

– Мисс Инглби?

– Это сыщик, ваша светлость.

Джоселин в изумлении уставился на секретаря.

– Хокинс попросил меня ответить на его вопросы, – продолжал Куинси. – Я сказал, что ничего не знаю о мисс Инглби. Тогда он заявил, что дождется вас. Когда же я сообщил, что ждать придется долго, может, неделю или две, прежде чем вы найдете время для разговора с ним, он сказал, что у него хватит терпения и на месяц. Он на кухне, ваша светлость, и уходить не собирается.

– Если он интересуется мисс Инглби, – пробормотал герцог, – то лучше нам с ним пообщаться, Майкл.

* * *

Мику было не по себе. Ведь ему очень редко – разумеется, лишь по долгу службы – приходилось заглядывать в такие дома, как этот. По правде говоря, он побаивался аристократов. А хозяина этого особняка побаивались даже многие аристократы.

Но сыщик чуял, что наконец-то напал на след. Было очевидно, что все слуги врали. Все они, глядя в сторону, утверждали, что никакой мисс Инглби в глаза не видели. Лгал даже секретарь, которого Мик, к стыду своему, сначала принял за самого герцога Трешема – с таким высокомерием он держался.

Мик сразу же понял, что все эти люди лгут. И понял, почему лгут. Не потому, что они старались защитить беглянку, а лишь потому, что дорожили местом. Очевидно, хозяин приказал им помалкивать. Возможно, молчание – одно из главных условий их службы у герцога. Но Мик Боуден терпеливо ждал – он уважал неписаные правила и уважал тех, кто их неукоснительно соблюдает.

Наконец дверь отворилась, и на кухне появился дворецкий. Окинув Мика презрительным взглядом, он сказал:

– Следуйте за мной.

Сыщик вышел следом за дворецким из кухни и поднялся по винтовой черной лестнице в полутемный коридор. Здесь Хокинс открыл одну из дверей, и Мик, переступив порог, очутился в великолепном холле – подобной роскоши он прежде не видел.

Сыщик замер в изумлении. Но тут дворецкий, пристально взглянув на него, проговорил:

– Его светлость дает вам пять минут. Я провожу вас в библиотеку и буду ждать у двери, чтобы проводить к выходу, когда пять минут истекут.

– Благодарю вас, сэр, – кивнул Мик Боуден.

Сыщик немного нервничал, но все же переступил порог библиотеки с весьма решительным видом. Пройдя по роскошному ковру, он остановился посреди комнаты и вежливо кивнул. Однако кланяться не стал. Мик еще в кухне решил, что ни за что не станет кланяться.

Герцог Трешем – сыщик сразу понял, что на этот раз перед ним именно герцог, – стоял у камина, заложив руки за спину. На нем был редингот, но столь прекрасно сшитый, что Мик смутился, устыдившись своего дешевого костюма. Однако он стойко выдержал пронзительный взгляд герцога.

– У вас ко мне вопросы? – спросил Трешем. – Вы сыщик с Боу-стрит?

– Да, сэр. Меня зовут Мик Боуден. – Мик поймал себя на том, что едва не поклонился. – Мне сообщили, сэр, что у вас служила некая Джейн Инглби.

– Сообщили? – Трешем приподнял бровь, – И кто же, позвольте спросить, сообщил вам об этом?

Сыщик и на сей раз выдержал взгляд герцога.

– Мадам Лорен, сэр, – ответил он. – Шляпница. Она взяла мисс Инглби в свою мастерскую около месяца назад, но юная леди вскоре уволилась, сообщив, что намерена служить у вас.

– В самом деле? – прищурившись, спросил герцог. – почему же вас так заинтересовала эта мисс Инглби?

Мик почти без колебания ответил:

– Она в розыске, сэр. Как опасная преступница.

Герцог нервно теребил цепочку лорнета.

– Преступница? – переспросил он.

– Воровка, сэр. И убийца.

– Восхитительно, – с усмешкой пробормотал герцог. – Вы уверены, что ищете именно эту особу?

– Абсолютно уверен, сэр. Но она скрывается под чужим именем. На самом деле мисс Инглби – леди Сара Иллингсуорт, та самая, что убила Сидни Джардина, сына и наследника графа Дербери. Убийца сбежала, прихватив с собой деньга и драгоценности. И я уверен: она сейчас здесь, в вашем доме.

– О Господи… – проговорил герцог вполголоса. – Выходит, я должен считать себя счастливчиком – ведь слуги могли найти меня однажды утром с перерезанным горлом. Пригрев убийцу, я почти месяц подвергал себя смертельной опасности.

Наконец-то! Мик ликовал. Герцог Трешем все-таки признал, что беглянка скрывается в его доме.

– Так она здесь, сэр?

Герцог развел руками:

– Уже нет. Мисс Инглби была моей сиделкой в течение трех недель. Она покинула мой дом недели две назад. Так что теперь ищите ее в другом месте. Полагаю, аудиенция закончена. Дворецкий вас проводит.

Но Мик Боуден решил задать еще один вопрос:

– Сэр, а вы не знаете, куда она направилась? Это очень важно. Граф Дербери вне себя от горя, и он не успокоится, пока убийца его сына не будет найдена и отдана под суд.

– И пока его драгоценности не будут в целости и сохранности возвращены в Кэндлфорд, – добавил герцог. – Я кажется, уже сказал, что мисс Инглби была моей сиделкой, можно сказать, служанкой. С чего бы мне интересоваться, куда устраиваются мои бывшие слуги?

Герцог окинул визитера презрительным взглядом. Мик понимал: пытаться добиться что-нибудь от этого человека все равно что надеяться пробить лбом кирпичную стену. Но сыщик чуял близость добычи и не торопился уходить.

– Мистер Боуден, у вас все? Допрос окончен? Мне пора завтракать. Должен заметить, что ужасно проголодался.

Мик хотел задать еще несколько вопросов. Иногда, когда люди не скрывают информацию намеренно, во время разговора выясняется, что они знают гораздо больше, чем им кажется. А впрочем… Едва ли леди Сара могла проговориться, обмолвиться случайно о своих дальнейших планах. Ведь она, конечно же, знала, что ее разыскивают – гости герцога Трешема наверняка об этом говорили.

– Итак… – Герцог вопросительно взглянул на сыщика.

Мик вынужден был сдаться. Пожелав герцогу всего наилучшего, он вышел из комнаты. Дворецкий тотчас же проводил сыщика к выходу и запер за ним дверь.

Неспешно шагая по Гросвенор-сквер, Мик вспоминал все, что знал о беглянке и герцоге Трешеме.

Он узнал о дуэли в Гайд-парке еще до того, как о ней упомянула мадам Лорен. Герцог был ранен в ногу и не выходил из дома б течение трех недель. Но друзья и знакомые навещали его в эти дни. А девушка была сиделкой Трешема, и, конечно же, почти все гости видели ее. Возможно, некоторые из них окажутся более разговорчивыми, чем герцог.

48
{"b":"5406","o":1}