ЛитМир - Электронная Библиотека

Они отсутствовали десять дней, на три дня больше, чем рассчитывали, уезжая. Но странно было бы ожидать, что все их наряды будут готовы за неделю. Тем временем постепенно начали прибывать первые гости, в основном родственники. Три старших сына герцога приехали с женами и детьми, из Корнуолла прибыла мать графа со своей сестрой, а с севера Англии – родители Оливии. Приехал Кларенс Уикхем вместе с Эммой Бернетт. Каждый раз при появлении экипажа граф надеялся, что это возвращается из Лондона его карета, и каждый раз торопился на террасу только для того, чтобы встретить новых гостей. Наконец дождливым днем, ближе к вечеру, прибыли и они. Его семья. Выходя из дома, Маркус чувствовал радостный трепет и твердо знал, что это действительно его экипаж.

– Добрый день, сэр, – весело приветствовал его лорд Фрэнсис, выпрыгнув из экипажа, как только тот остановился и открылась дверца. – Дождливый день, правда? Но в округе хорошие дороги, так что, к счастью, нет ни опрокинувшихся экипажей, ни пронзительно кричащих леди, ни других подобных драматических событий.

Обменявшись рукопожатием с молодым человеком, граф повернулся, чтобы подать руку Софии, но юный влюбленный оказался проворнее и успел подхватить невесту за талию.

– Ох, весь день не переставая льет дождь. Папа, я так рада тебя видеть. Мы боялись, что сегодня не доберемся до дома. Ну разве не кошмар? Пойдем, я покажу тебе, какие наряды купила, ты раз десять упадешь в обморок. Фрэнсис, опусти меня на землю, у меня на талии останутся синяки!

– Я подумал, ты не захочешь мочить ноги, – отозвался молодой человек.

– Лучше я промочу ноги, чем позволю тебе внести меня в дом, чтобы я стала посмешищем для всех слуг. Опусти меня.

– Как пожелаешь, Софи, – согласился он, ставя ее ноги на мокрые камни.

Чувствуя себя робким влюбленным школьником, граф повернулся к карете. Оливия в голубом шелковом платье, длинной накидке и соломенной шляпке, украшенной яркими цветами, казалась маленьким кусочком лета, попавшим во мрак дождя, и он непроизвольно улыбнулся ей. Улыбнувшись в ответ, жена подала ему руку.

– С возвращением домой, Оливия. – Отпустив ее руку, граф последовал примеру будущего зятя и, взяв жену за талию, бережно опустил на мокрую землю. – Я соскучился по тебе.

– А я по тебе. Мы задержались дольше, чем предполагали. К сожалению, одна из новых портних не справилась, так что пришлось все переделывать.

– Не важно. Теперь ты дома, цела и невредима. – Маркус нежно поцеловал Оливию в приоткрытые губы, радуясь, что София и лорд Фрэнсис еще не успели войти в дом и наблюдали за ними.

– Да. – Оливия улыбнулась, даже не представляя, как он жаждал этого поцелуя и из каких глубин сердца шли его слова. – Вернувшись домой, чувствуешь себя как в раю. Правда, София?

Глава 11

Оливия пришла в ужас оттого, что выдала себя – просияла, едва остановив на нем взгляд; не раздумывая, положила руки ему на плечи и позволила опустить себя на землю, вместо того чтобы холодно подать одну руку; призналась, что тоже соскучилась по нему, и подставила губы для поцелуя. Но тревога скоро прошла. Женщина успокоила себя – ведь София с надеждой наблюдала за ними, а ради нее они договорились изображать любовь.

Потом все поспешили спрятаться от дождя в доме, где их встретил шум и веселое оживление. Уже собралось много гостей, Оливия тотчас попала в объятия матери и отца, а свекровь довольно сдержанно кивнула ей, стоя поодаль; Эмма и Кларенс в стороне дожидались своей очереди – первая обнять подругу, второй пожать ей руку и поцеловать в щеку. Софию и лорда Фрэнсиса окружили его братья, их жены, дедушки, бабушки и даже двое детей, племянников, которым удалось удрать из детской, раздались добродушные подшучивания и смех.

– Итак, София, ты наконец победила его, – сказал старший сын герцога Альберт, виконт Мелвилл, обнимая ее за плечи. – Мы думали, он всю жизнь будет от тебя бегать. Но в таком случае Фрэнсис оказался бы круглым дураком. Можно было догадаться, что с твоей настойчивостью ты этого не допустишь.

– Нет, Берти, на самом деле она подставила ножку, а потом придавила его каблучком, – возразил Клод. – Во всяком случае, так я слышал. Правда, София?

– А я слышал немного другое. Я слышал, Фрэнк ждал, пока ножка поднимется, чтобы сделать шаг, а потом нарочно споткнулся об нее, – заметил Ричард, и все вокруг рассмеялись.

– Не правда, вы несправедливы, – залившись румянцем, запротестовала София. – Он сделал мне изысканное предложение, да, Фрэнсис?

– Преклонив колено. Очень досадно было разыгрывать такую трогательную сцену в пустой комнате, не так ли, Софи?

Оливия почувствовала на талии чью-то руку.

– Оливия, Эмма и Кларенс с нетерпением ждали твоего возвращения, как и я. – Клифтон улыбнулся ее друзьям. – Со вчерашнего дня у нас была возможность возобновить знакомство.

– Они приехали вчера? Мы были расстроены, когда пришлось задержаться на три дня. Так хотелось домой. Впереди еще очень много дел, – поспешно добавила Оливия.

– Нужно было вызвать меня для помощи, – улыбнулась Эмма. – Ты же знаешь, Оливия, что для меня нет большего счастья, чем быть при деле.

– Оливия, я не был в Лондоне целую вечность и хочу услышать о нем все, – присоединился к разговору Кларенс. – Главное, он все еще на том же месте, что и прежде.

– Прошу нас извинить, – обратился граф к ее друзьям, и Оливия почувствовала, как напряглась рука, лежавшая на ее талии. – Оливия, ты уже поздоровалась с мамой и тетей Кларой? Они приехали позавчера.

– Нет, не успела. – С этими словами она обернулась к вдовствующей графине Клифтон, с которой у нм прежде были дружеские отношения.

– Вот видишь, мама, – сказал граф, – они благополучно добрались, и мы напрасно так волновались. – И рука на талии притянула жену ближе.

– Как поживаете, мама? – неуверенно произнесли Оливия и поцеловала свекровь в щеку. – Тетя Клара? Как прошла поездка? К сожалению, я не могла встретить вас. – Оливия тут же пожалела о последних сказанных ею словах; четырнадцать лет она не встречала их, к тому же четырнадцать лет назад Клифтон-Корт не принадлежал Марку.

– Спасибо, Оливия, все хорошо, – ответила вдова.

– Вы хорошо выглядите, дорогая, – заметила тетя Клара, целуя Оливию. – Годы вас не тронули.

– Благодарю вас. – Оливия обрадовалась, когда рука на талии снова развернула ее.

– Помнишь братьев Фрэнсиса? – спросил граф. – Они немного повзрослели с тех пор, когда вы виделись в последний раз.

– Безусловно. Но у Берти все та же улыбка, а у Клода тот же подбородок с ямочкой. А вы, должно быть, Ричард. Мы никогда не были знакомы. – Она улыбнулась стройному светловолосому мужчине, державшему на руках девочку.

– А вы не стали ни на день старше, мадам, – галантно заявил Клод. – Я помню времена, когда вы постоянно просили папу не быть слишком строгим с Фрэнком. Вполне естественно, обычно говорили вы, что для шустрого маленького мальчика приставание маленькой девочки просто обуза.

– И тем не менее его рука не была ни на грамм легче, чем в тех случаях, когда вас не было, чтобы заступиться за меня, – вставил лорд Фрэнсис. – Из-за тебя, Софи, мне то и дело влетало в те дни.

– Вы еще не знакомы с нашими женами, мадам, – сказал виконт. – Позвольте мне представить их.

София поймала взгляд матери, потом взглянула на отца и пришла к выводу, что они счастливы.

– Не понимаю, почему мы остановились здесь? – повысив голос, спросил граф после того, как закончилась церемония представления и были обнаружены двое детей – Клода и Ричарда. – Мне кажется, в гостиной уже был готов чай, когда нас отвлек шум подъехавшего экипажа. Идемте наверх.

– Чашечка чая будет очень кстати, – согласилась тетя Клара.

Когда они поднимались по лестнице, рука графа свободно лежала на талии Оливии.

– Мама, сегодня, когда моя жена дома, мы можем освободить тебя от обязанности разливать чай.

– Мне это не в тягость, Маркус, – возразила вдовствующая графиня, – а Оливии, несомненно, хочется привести себя в порядок и освежиться после дороги.

28
{"b":"5407","o":1}