ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Великий русский
Ты сильнее, чем ты думаешь. Гид по твоей самооценке
За закрытой дверью
Земля лишних. Горизонт событий
Верховная Мать Змей
#В постели с твоим мужем. Записки любовницы. Женам читать обязательно!
Стражи Галактики. Собери их всех
Обжигающие ласки султана
Корона Подземья

Мэри БЭЛОУ

ИДЕАЛЬНЫЙ БРАК

Глава 1

– Найдите мне самую некрасивую, скучную, самую что ни на есть обыкновенную женщину в Лондоне – одним словом, самую заурядную англичанку, – сказал Майлз Рипли, граф Северн, – и я без лишних раздумий сделаю ей предложение.

Сэр Джералд Стэплтон рассмеялся и залпом допил свой бренди.

– Лучше сделай, как я, Майлз, – посоветовал он, – просто объяви всему свету, что намерен оставаться холостяком столько, сколько твоей душе угодно, то есть всю жизнь.

– В тебе говорит простой баронет, – вздохнул граф, – человек, которому ни до чего в мире нет дела. Джер, еще полтора года назад я тоже был предоставлен самому себе и жаловался, что мне не хватает денег и я занимаю в обществе более чем скромное положение. Я прекрасно жил и не задумывался над этим. Баронет с трудом поднялся на ноги и через всю комнату направился к столику, на котором стоял графин с бренди. Его холостяцкая комнатка, которую он снимал недалеко от Сент-Джеймс-стрит, имела вид довольно запущенный и неопрятный. Он уже снял шейный платок и расстегнул ворот рубашки. Молодые люди пару часов назад покинули клуб «Уайтс», так что было уже довольно поздно.

– Если тогда ты жил прекрасно, то сейчас твоя жизнь могла бы стать настоящим раем земным, – сказал Джералд. – Ты унаследовал титул графа и три поместья в придачу. У тебя больше денег, чем у целой армии принцев крови. Тебе тридцать лет, ты в самом расцвете сил. Плюс ко всему у тебя еще и внешность такая, от которой женщины вот уже добрый десяток лет сходят с ума.

– Ты забыл о главном моем сокровище, – уныло протянул лорд Северн. Он так и не притронулся к бренди, – моей матери и сестрах. Они приедут через неделю, Джер, все трое, и в течение месяца свяжут меня по рукам и ногам. Я уже слышу звон цепей.

– Глупости, – возразил сэр Джералд, – ты просто должен сказать «нет». Ты единственный мужчина, глава семьи, разве не так?

– О, – вздохнул граф, – это говорит человек, у которого в числе родственников нет женщин. Все не так просто, Джер. Они холили и лелеяли меня всю жизнь, особенно после смерти отца. Мне тогда было двенадцать лет. Они и сейчас очень любят и уважают меня, больше того, они преисполнены желания доказать мне свои чувства и отдать меня в руки еще одной женщины.

Сэр Джералд зевнул и пригубил следующий стакан бренди.

– Старик, ты должен устоять под их натиском, – стал наставлять он. – Послушай совет того, кто был тебе старшим товарищем весь этот месяц. Ты должен дать им понять, что не можешь отдать свою холостую жизнь в обмен на их любовь. Майлз, ты не можешь жениться. Что она, во всяком случае, собой представляет?

– Френсис? – Граф на секунду задумался. – По правде сказать, она очень хорошенькая. У нее белокурые локоны, большие голубые глаза и пухлые розовые губки. Ее отец, братья, все слуги-мужчины и даже деревенский викарий едят у нее с руки. Френсис исполнилось восемнадцать, так что в этом году она собирается покорить Лондон, завоевать титул самой красивой женщины сезона и заполучить самого богатого и знатного жениха, то есть, получается, меня.

Джералд скорчил уморительную гримасу.

– Давай сбежим в Америку, – предложил он, – попытаем счастья и наживем денег. Хотя у тебя, конечно, их и так хватает. Не женись, Майлз.

– Клянусь, мужчина и не подозревает, до чего он слаб, пока не столкнется с решительными и упорными родственницами, – сказал лорд Северн. – Неужели я слабею, Джер? Неужели я становлюсь тряпкой? Я целый месяц провел в гостях у семейства Галлоуэй вместе с мамой и Конни. Это хорошие мамины друзья. И что ты думаешь: прошло всего несколько дней, а я уже подсаживал Френсис в седло и снимал с лошади, помогал ей войти в карету и выйти из нее. По-моему, она так ни разу и не воспользовалась ступеньками. Я носил ее перчатки и псалтырь в церковь и обратно, собирал букеты лютиков и маргариток, чтобы она могла прятать в них свой очаровательный носик, и делал еще кучу разных вещей. Они добьются, что я женюсь на ней еще до окончания сезона, и я ничего не смогу с этим поделать.

– Думаю, нам лучше сбежать в Америку, с деньгами или без, – подытожил баронет, допивая остатки бренди и снова поднимаясь с кресла.

– Я почувствовал, что капкан сжимается, как только вошел в дом Галлоуэев, – сказал граф. – Сразу было понятно, зачем меня туда пригласили, да еще и вместе с матерью. Удивительно, как мне удалось улизнуть под конец месяца и не угодить в западню! Но теперь мама в письме утверждает, что между нами произошел молчаливый сговор и она не может дождаться, когда же я, наконец, сделаю официальное предложение. Молчаливый сговор, ты только подумай, Джер! Помилуй, что значит это выражение?

– А семейство Галлоуэй с девушкой тоже скоро будет здесь? – спросил сэр Джералд.

– Они все приедут через неделю, – отозвался лорд Северн, – и у меня такое чувство, что все они будут вести себя так, будто между мной и Френсис действительно произошел молчаливый сговор, что бы эти слова ни значили. Вообще-то я знаю, что они означают: мы планируем свадебную церемонию в соборе Святого Георга в конце месяца. Так что мне уже не отвертеться.

– Так я узнаю, какие корабли сейчас стоят в доках? – осведомился сэр Джералд.

– Беда в том, – сказал граф, – что я обязан соблюдать правила чести. Я ненавижу честь, Джер. Это обычно означает, что человеку приходится делать то, что он не хочет, чаще всего что-то неприятное и болезненное. Мне даже не придется ничего говорить, чтобы попасть в ловушку. Мне осталось гулять на свободе меньше недели.

– Я по-прежнему считаю, что тебе надо твердо отказать, – стал увещевать его друг. – Как только твоя мать войдет в дом, сразу скажи: «Я не женюсь на Френсис». Нет ничего проще.

– Проще всего будет жениться на ком-то другом, – сказал граф. – Сбежать с ней и получить особое разрешение на брак, пока мама не успела приехать. Вот что мне надо сделать.

– Как ты описал ее? – усмехнулся сэр Джералд. – Некрасивая? Скучная? Заурядная? Так ты сказал? А почему не красавица, Майлз?

– Потому что красивые женщины всегда пустышки, – ответил лорд Северн, – и думают, что мужчины созданы для того, чтобы быть у них на побегушках. Нет, Джер, для меня идеальная женщина – это та, которая будет вести себя тихо и мило, согласится жить за городом, с тем, чтобы я навещал ее пару раз в год. Та, которая произведет на свет наследника без лишнего шума. Та, которая заставит всех заботливых мамаш, включая мою собственную, собрать вещички и уехать домой. Та, которая всегда будет на заднем плане, так что я смогу даже забыть о ней. Разве не это высшее благословение?

– Лучше все-таки не иметь никого, даже на заднем плане, – сказал сэр Джералд.

– Для меня такой альтернативы не существует. – Граф Северн поднялся на ноги. – Мне пора, наверное, уже дьявольски поздно. Я лучше пойду к Дженни и буду наслаждаться жизнью, пока можно.

Сэр Джералд нахмурился.

– Ты ведь не хочешь сказать, что расстанешься с Дженни после женитьбы на Френсис? Майлз, тебе завидуют все члены «Уайтса», да и других клубов тоже. Мало кто может позволить себе ее услуги, и даже таких, на которых она могла бы обратить внимание во вторую очередь, немного.

– Давай не будем больше говорить сегодня о моей женитьбе на Френсис, – сказал граф, взяв свои шляпу и трость со стула у двери. – Может быть, Джер, за эту неделю я встречу женщину своей мечты. Кто знает, может быть, я буду спасен.

– Все это очень хорошо на словах, – сказал его друг, потягиваясь и громко зевая, – но ты никогда не женишься на таком создании, Майлз. Признай это.

– Да неужели? – удивился лорд Северн. – На милой, скромной девушке, Джер? Такая перспектива гораздо приятнее, чем женитьба на Френсис. Спокойной ночи.

– Передавай привет Дженни, – ответил сэр Джералд.

* * *

Было уже очень поздно, когда граф приехал в дом, снятый им специально для любовницы. А Дженни, пробудившись ото сна, приняла его очень тепло и страстно, так что у него не было ни минуты покоя до самого рассвета. Все утро граф проспал.

1
{"b":"5408","o":1}