ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 6

– Майлз, наконец-то ты пришел. – Леди Рипли поднялась со стула и поспешила навстречу сыну с распростертыми объятиями. Ее некогда темные волосы совсем поседели, но времени не удалось отнять у этой женщины стройность фигуры и красоту лица.

Граф Северн не обратил внимания на протянутые к нему руки и сам крепко обнял мать.

– Мама, – начал он, – я бы вернулся домой раньше, если бы точно знал, что вы приедете сегодня. Конни! – Граф повернулся, чтобы обнять младшую сестру. – Как ты в этот раз перенесла дорогу? Выглядишь, во всяком случае, неплохо. Пру… – Он помедлил, опустив взгляд, и обнял старшую сестру. – Думаю, на сей раз это будут тройняшки.

– Только не это, – отозвалась молодая женщина, – но мне кажется, что у меня очень большой живот, а ждать осталось еще почти два месяца, если доктор не ошибся.

– Давай я налью тебе чаю, – вмешалась мать. – Как видишь, я распорядилась принести поднос. Майлз, ты даже не представляешь, как хорошо вернуться в Лондон. Жизнь за городом уже начала нам надоедать, не правда ли, Констанс? А Дороти и Френсис, конечно, в последние недели не могли думать ни о чем, кроме как о предстоящем сезоне. – Она протянула сыну чашку.

Граф не стал садиться.

– Я должен кое-что тебе сообщить, мама, – сказал он.

– Неужели? Ты купил новый сервиз, Майлз, или он уже был в доме, когда ты переехал? Он очень красив. Знаешь, лорд Галлоуэй меньше чем через две недели устраивает бал для Френсис, хотя это уже не будет ее первым выходом в свет. Ты помнишь леди Тревор, сестру лорда Галлоуэя? Так вот, она согласилась завтра вечером представить свою племянницу обществу Лондона. С ее стороны это очень любезно, правда? Хотя, конечно, они очень уж спешат. Ты же понимаешь, что Дороти и Френсис изнемогают от нетерпения. Дорогой, ты должен дать понять своим друзьям, что это мероприятие стоит посетить. Хотя думаю, что народу и так будет предостаточно, ведь получить приглашение к леди Тревор очень престижно.

– Я обязательно сделаю, как ты хочешь, мама. Я…

– Ты, конечно, откроешь бал вместе с Френсис, – перебила леди Рипли. – Этим ты разом сделаешь ее популярной.

– Вряд ли это необходимо, мама, – вмешалась Пруденс. – Френсис со своей красотой и обаянием и так добьется успеха в обществе.

– Взгляни на это с другой стороны, Майлз, – улыбнулась Констанс. – Если первый танец Френсис подарит тебе, всем сразу станет ясно, кому она отдает предпочтение.

– Но мне это не нужно, – ответил граф. – Мама…

– Мы с Пру считаем, что на балу у лорда Галлоуэя следует объявить о помолвке, – сказала Констанс. – Это будет чудесно, Майлз, ведь ты собираешься обручиться с ней еще до окончания сезона, не так ли? Но мама думает, что пройдет еще слишком мало времени после первого выхода Френсис в свет. – Она рассмеялась. – Мама предпочитает все делать не спеша.

– Кроме того, – с улыбкой произнесла Пруденс, – мне бы очень хотелось присутствовать при твоей помолвке, Майлз. У тебя хватит терпения подождать еще пару месяцев, прежде чем этот маленький проказник появится на свет? Тео приедет в Лондон через месяц, он не хочет пропустить рождение ребенка и, конечно, твою помолвку.

– На балу у лорда Галлоуэя никакой помолвки не будет, – твердо сказал Майлз, – или…

– Конечно, нет, – успокаивающе произнесла леди Рипли. – Выпей чай, дорогой, а то он остынет.

Граф сделал маленький глоток из чашки. У него снова было такое чувство, что он маленький мальчик в доме, которым управляют женщины. Он снова целиком подчинился их воле. У графа давно не было таких ощущений, несмотря даже на то, что во время сегодняшней прогулки Абигайль болтала без умолку.

– Это очень элегантный дом, – заметила Пруденс, – во всяком случае, та его часть, которую я видела. Я была здесь только однажды, Майлз, когда ты на несколько дней останавливался в нем после похорон. Конечно, дом на Гросвенор-сквер и должен быть таким великолепным.

– Но чувствуется, что здесь не хватает женской руки, – сказала леди Рипли.

– Френсис здесь понравится, – вмешалась Констанс, – ив Северн-Парке тоже. Знаю, Майлз, ты не любишь говорить об этом, но все же, когда ты женишься? До конца сезона? Летом? Осенью? Надеюсь, что не зимой. Гостям очень трудно будет добраться до нас зимой.

– Будь уверен, лорд Галлоуэй захочет устроить свадьбу дочери в соборе Святого Георга, чтобы пригласить все высшее общество, – сказала леди Рипли, – и я одобряю его решение. В конце концов, у меня только один сын, и я хочу, чтобы его бракосочетание прошло со всей подобающей торжественностью. Но я чувствую, что ты начинаешь нервничать, Майлз, боишься, наверное. Мужчины совсем не разбираются в таких вещах. Но вы с Френсис так замечательно поладили за городом! Я была почти уверена, что ты сделаешь предложение уже тогда. Рада, что этого не произошло, ведь Френсис тогда еще не представили ко двору, но теперь, когда она приехала в Лондон, она со дня на день ожидает объявления о вашей помолвке.

– Тогда ей следует перестать ждать, – отрезал граф, с шумом опуская чашку с блюдцем на стол, – или ждать кого-то другого. Я не сделаю ей предложения.

На минуту воцарилась тишина.

– О, Майлз, – заботливо проговорила Пруденс. – Думаю, ты действительно испугался. Когда мы поженились, Тео рассказал мне, что накануне свадьбы он чуть не сбежал навсегда во Францию. Перспектива всю жизнь быть изгнанником казалась ему тогда более заманчивой, нежели стать женатым человеком.

Все три женщины весело рассмеялись.

– Но посмотри на него сейчас, – продолжила Пруденс. – Он любящий муж и заботливый отец, каких еще поискать. Мне понятны твои чувства, Майлз, но не надо им поддаваться.

– Кроме того, дорогой, – добавила мать, – о вашей с Френсис помолвке разве только еще не объявлено официально, а так все этого ждут. Если ты сейчас откажешься от Френсис, будет очень неловко.

– Предложение нельзя «почти сделать», мама, – возразил граф. – Его либо делают, либо нет, и я не просил руки Френсис ни у нее самой, ни у ее отца.

Дамы разом заговорили, пытаясь возразить ему.

– Если вы хоть на минуту замолчите, – сказал он так решительно, что все женщины смолкли и удивленно воззрились на него, – то я сообщу вам нечто очень важное.

Наконец-то после тридцати лет жизни он сумел добиться от них внимания. Однако как просто это оказалось сделать! Стоило только твердо попросить их замолчать, и они покорились.

– Есть причина, по которой я не могу жениться на Френсис, – начал граф. – За последние два месяца в моей жизни произошло очень важное событие.

Он помедлил, наблюдая за реакцией слушательниц на свои слова. Они смотрели на него с вежливым любопытством.

В этот момент отворилась дверь и на пороге появилась та причина, то важное событие, о котором он говорил, Эбби, улыбаясь, пружинящим шагом вошла в гостиную. На ней было муслиновое платье ярко-желтого, солнечного цвета.

– Дорогой, – обратив на него сияющий взгляд, проворковала она, – я старалась, как могла. Вам пришлось ждать меня целую вечность?

Она взяла его протянутую руку и подняла к нему лицо для поцелуя. Граф поцеловал ее в губы, спиной чувствуя, что дамы застыли на месте.

– Мама, – сказал он, беря жену за руку и удивляюсь тому, как осветилась с ее приходом комната, и еще тому, как ловко она осуществляла на практике его советы, – могу я представить тебе Абигайль, мою жену?

Ответом ему был немигающий взгляд пожилой леди, Абигайль улыбнулась леди Рипли и склонилась в реверансе.

– Вижу, вы удивлены, мэм, – начала она. – Неужели Майлз еще не успел ничего вам рассказать? Как он медленно соображает! А я-то бегом бросилась наверх, чтобы переодеться во что-нибудь более подходящее, думая, что вы сгораете от нетерпения со мной познакомиться.

Граф крепче сжал ее ладонь.

– Это моя мама, леди Рипли, любовь моя, – сказал граф. – А это мои сестры, Пру и Конни, – указал он на девушек.

– Очень рада познакомиться, – весело проговорила Абигайль, снова делая реверанс. Она улыбнулась Пруденс. – Вы, должно быть, замужняя сестра Майлза? Он рассказывал мне о своих племянниках, но не сказал, что должен родиться еще один. Вы, наверное, ждете не дождетесь этого.

15
{"b":"5408","o":1}