1
2
3
...
21
22
23
...
50

Графу даже показалось, что он начал понемногу влюбляться в свою жену.

* * *

Абигайль не лгала, когда говорила, что у нее от страха сжимается желудок и подгибаются колени. До тех пор пока они не вошли в особняк леди Тревор, не поднялись по лестнице, не прошли через приемную и не оказались в бальном зале, она не подозревала, что у нее похолодеют руки, закружится голова и часто заколотится сердце.

И хотя она предполагала, что всем любопытно будет взглянуть на жену такой заметной персоны, как граф Северн, она никак не ожидала, что окажется в центре всеобщего пристального внимания. Ей показалось – и она была уверена, что не ошибается, – что все взгляды, лорнеты и монокли устремлены в их сторону и что, когда они вошли в зал, голоса загудели громче обыкновенного. Сомнительно, что каждая молодая леди, впервые вышедшая в свет, пользуется таким вниманием. Хотя, конечно, еще одна юная леди все еще стояла в приемной. Вполне возможно, что, когда она войдет в зал и закружится в первом танце, ситуация изменится.

Вероятно, эта молодая леди и есть та самая благородная мисс Френсис Мейген, на которой хотели женить графа, подумала Абигайль, чувствуя, как желудок вновь предательски сжимается. Это была невероятно красивая девушка в белом платье из атласа и кружев, которое так подходило к ее белокурым волосам и хрупкой фигуре, что Абигайль засомневалась, идет ли ей самой ее восхитительный наряд. Майлз взял ладонь жены в свои руки и поднес ее к губам. Мисс Мейген смотрела на Эбби так, словно она была червем, неизвестно как попавшим в дом. Не надо об этом думать. Майлз женился на ней по собственной воле. И, разумеется, мужчины не женятся из жалости. Во всяком случае, не тогда, когда им гораздо проще дать рекомендательное письмо.

– Пожалуйста, Майлз, не отпускай мою руку еще хотя бы пять минут, – взмолилась она, с трудом сдерживая дрожащий подбородок, – иначе я упаду в обморок.

Его рука была надежной и успокаивающей. Граф улыбнулся, обнажая удивительно белые зубы, в уголках его сверкающих синих глаз появились складочки, а на щеке очаровательная ямочка. Абигайль всем своим существом ощутила, что лорнеты и монокли направлены в их сторону и взгляды всех присутствующих перемещаются с лица графа на ее лицо.

– Знаешь, мне показалось, что ты чувствуешь себя как рыба в воде, когда мы с тобой были в приемной, – сказал граф. – Смотри, к нам идут Джералд и Пепперидж. Тебе будет гораздо легче, когда у тебя появятся, кроме меня, другие собеседники.

Майлз оказался прав. Она весело поболтала с мистером Пеппериджем, после того как станцевала один танец с сэром Джералдом и он попросил ее еще об одном, прежде чем сесть почти на весь вечер за карточный стол. Абигайль подумала, что ему как раз не хватает Лоры, но отложила обдумывание своих планов на будущее. Лорд и леди Бичамп подошли поздороваться и привели с собой младшую сестру леди Бичамп с мужем, графа и графиню Чартли. Обе молодые графини прониклись друг к другу взаимной симпатией.

Через некоторое время Абигайль с удивлением обнаружила, что, хотя ее рука больше не лежит на локте мужа, она все еще стоит на ногах. Майлз был рядом, он разговаривал с сэром Джералдом и еще одним молодым мужчиной.

– Как я вижу, Соренсон привел с собой миссис Харпер, – говорил сэр Джералд, поднеся к глазам лорнет и глядя в противоположный конец зала. – Должно быть, леди Тревор побагровела, увидев ее. По-моему, не слишком красиво было с его стороны привести ее на такой бал.

– Леди Тревор вообще не стоило приглашать Соренсона, – ответил незнакомый молодой человек. – Он теперь всюду водит ее за собой.

Граф поймал взгляд жены и подмигнул ей. Абигайль проследила за взглядом сэра Джералда, но зал уже наполнился гостями. Некоторые пары, беседуя, прогуливались у дверей, и Абигайль не поняла, о ком говорит Джералд. На мгновение ее вдруг охватило то же чувство, что и утром: ей показалось, что в толпе мелькнуло знакомое лицо, но ее внимание отвлекла леди Бичамп, которая покраснела от смущения, явно чувствуя себя неловко.

– Джорджи! – с упреком в голосе обратилась она к своей сестре.

– Я что-то не то сказала? – засмеялась графиня Чартли. – Но здесь только леди Северн, Вера, или ты думаешь, что Ральфу я еще ничего не рассказала? Уверена, леди Северн не удивится, узнав, что ты быстро полнеешь, и мне интересно, собираешься ли ты сегодня танцевать быстрые танцы?

Лорд Бичамп с улыбкой обнял жену за талию.

– Я же предупреждал тебя ничего не говорить Джорджи, пока это не станет очевидно, Вера, – сказал он. – Не понимаю, из-за чего ты переживаешь, разве только из-за того, что окружающие представляют себе процесс, через который ты пришла к своему положению.

– Роджер! – укоризненно воскликнула леди Бичамп, когда ее муж громко расхохотался от своей остроты. – Простите, леди Северн. Если мой муж и моя сестра не сведут меня в могилу раньше времени, я, может быть, доживу до зрелого возраста.

– Я вам завидую, – честно призналась Абигайль, участливо улыбаясь баронессе. – Надеюсь, что скоро сама окажусь в таком же положении.

Абигайль почувствовала, как рука мужа легла ей на талию.

Лорд Бичамп усмехнулся.

– Слышишь, Северн, тебе стоит принять этот вызов, – сказал он. – Ага, наконец-то начинаются танцы. Вера, любовь моя, не окажешь мне честь?

– Эбби, а ты как на это смотришь? – Граф улыбался жене. – Это кадриль, а не вальс, так что не смотри на меня так затравленно.

Абигайль рассмеялась. Удивительно приятно, когда тебя приглашает на танец не просто муж, но и самый красивый мужчина в зале. Ее восторги по поводу своей внешности в этот вечер давно поутихли при виде полусотни роскошных женщин, но сознание того, что она жена Майлза, заставляло ее светиться от гордости.

Посредине танца ей снова показалось, что она видит знакомое лицо. Она резко повернула голову и вгляделась в толпу. Это была женщина с темными волосами и чересчур откровенным вырезом, на платье, которое льнуло к ее пышной груди так, словно было мокрым. Скорее всего так оно и было – Абигайль слышала, что некоторые отчаянные дамы так поступали.

Эбби знала эту даму еще в то время, когда у той были светло-каштановые волосы и менее пышная фигура. Но это точно была она. Она смеялась в ответ на реплики своего партнера, плотно сбитого темноволосого джентльмена, и явно была очень довольна собой. Раньше она редко выглядела такой счастливой. Во всяком случае, она никогда не была до конца довольна своей жизнью.

Внезапно их взгляды встретились, и мачеха Абигайль, подняв брови, улыбнулась ей. Абигайль отвела глаза и уставилась на накрахмаленные складки шейного платка Майлза.

– Прости, – сказала она, нечаянно наступив ему на ногу.

– Да ничего страшного, – ответил он, – я сумел сдержать отчаянный крик, ведь ты не такая уж тяжелая. Эбби, что с тобой? Ты побелела как полотно.

– У меня в танцевальной карточке остались только три свободные строчки, – уклонилась от ответа Абигайль. – Все были со мной очень любезны.

– Ты оставила для меня вальс после ужина?

– Даже два, – ответила она. – А разве тебе можно танцевать со мной три танца? Я думала, что больше двух не положено.

– Поскольку мы с тобой поженились всего два дня назад, – сказал он, – думаю, меня простят.

Абигайль вновь посмотрела на женщину в красном. Нет, ошибки быть не могло. Это была Рейчел собственной персоной.

Граф Северн был очень доволен своим первым выходом в свет с женой. Она отлично освоилась. К его великому облегчению, мать и Конни вели себя с ней очень вежливо. Они приехали позже и подошла к ним после Кадрили, при этом леди Рипли подставила Абигайль щеку для поцелуя.

Абигайль представили огромному количеству людей, и все они были очарованы ее весельем и остроумием. Две пустые строчки в ее бальной карточке мгновенно заполнились.

Лорд и леди Галлоуэй встретились с ними в приемной, причем оба вели себя очень обходительно, а Френсис была само очарование. Незадолго до ужина граф станцевал с ней один танец.

22
{"b":"5408","o":1}