ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

Однако все оказалось куда сложнее, чем она думала. Когда Абигайль приехала в дом свекрови, то выяснилось, что они с Констанс собрались ехать с визитами. Леди Рипли подставила Эбби щеку для поцелуя, но ни одна из женщин не улыбнулась.

– Мы планируем посетить леди Маллиган, миссисиз и леди Галлоуэй, – сообщила леди Рипли. – Если мы поведем себя правильно, Абигайль, все будет хорошо. Лучше всего будет честно рассказать о твоей жизни до замужества. Мы с Констанс, конечно, будем всячески выражать свою любовь к тебе и готовность назвать тебя своей невесткой.

Абигайль, подняв брови, посмотрела на Констанс.

– Вся правда выплыла наружу, – пояснила девушка. – Все стало известно еще до того, как вы с Майлзом ушли с бала вчера вечером. Зря вы это сделали, Эбби. После вашего ухода все только и делали, что обсуждали тебя.

– Граф и графиня Чартли пригласили нас заехать к ним домой на час, – сказала Абигайль, – потому что за ужином графиня не успела рассказать мне о своем сыне. К тому же леди Бичамп слишком устала, чтобы продолжать танцевать. Так что же выплыло наружу? – Она похолодела, вспомнив свой разговор с Рейчел на балу. Надо было самой рассказать все Майлзу, подумала она, не допустить того, чтобы ему сообщили об этом другие. Получается, что светское общество узнало обо всем раньше его.

– То, что ты была служанкой у человека, которого даже нельзя назвать джентльменом, – возвестила ее свекровь, – и то, что тебя уволили потому, что ты кокетничала с его сыном.

– О, так это все? – облегченно рассмеявшись, воскликнула Абигайль. – Но я и не пыталась скрыть этого, мэм. И любой, кто хоть раз видел Хэмфри Гилла, знает, насколько нелепы эти обвинения. Ему девятнадцать лет, и он весь в прыщах.

Констанс весело улыбнулась, но тут же снова стала серьезной.

– Несмотря на это, Абигайль, – сказала она, – общество не слишком охотно принимает людей с темным прошлым. Конечно, Майлз очень влиятельный человек, но нам следует проявить осторожность. Мы с мамой сделаем для этого все возможное сегодня,

– Если общество не примет меня, – горячо возразила Абигайль, – то и я тоже не приму его. Поверьте мне, я из-за этого не потеряю покой.

– Абигайль, – ледяным тоном произнесла свекровь, – Майлз оказал тебе огромную любезность, дав тебе свое знатное и уважаемое имя. Несколько дней назад у тебя гроша за душой не было. Теперь же ты графиня Северн, жена одного из богатейших людей в Англии. Полагаю, ты должна уважать свою фамилию.

Абигайль стиснула зубы, чувствуя, как краска заливает ее лицо. Леди Рипли была права, Абигайль нечего было сказать в свое оправдание. Но она скорее умрет, чем будет пресмыкаться перед обществом и бегать вокруг всех на задних лапках. Единственный раз в жизни она унизилась перед представителем этого общества и… в результате вышла за него замуж. Никогда в жизни она больше не станет ползать перед кем-либо на коленях.

– Пошли? – Констанс с улыбкой взяла Абигайль под руку. – Тебе очень идет это платье, Эбби. Ты не хочешь подстричься? Короткая стрижка – это самый писк моды, к тому же за ней легко ухаживать. Такая прическа подойдет к форме твоего лица.

– Не могу, – отрезала Абигайль. – Майлз строго-настрого запретил мне стричься. Ему нравится, когда ночью я распускаю волосы. Кроме того, – добавила она с улыбкой, на минуту забыв о своих печалях, – если бы он вздумал меня подстричь, ему пришлось бы за волосы тащить меня к парикмахеру.

Констанс нерешительно улыбнулась и взглянула на мать.

Сразу по приезде Абигайль поняла, почему именно к леди Маллиган решила ехать ее свекровь. Она была хозяйкой великолепного особняка, гостиная которого была полна модно одетых дам, чинно державших крошечные чашки с блюдцами.

В дверях гостиной леди Рипли взяла Абигайль под руку и с широкой улыбкой представила свою невестку хозяйке дома и собравшимся вокруг них дамам.

– Дорогая леди Рипли, вы, наверное, ужасно расстроились, опоздав на свадьбу всего на день, – заметила одна дама. – Нынешние молодые люди гораздо более нетерпеливы, чем мы были в молодости, не правда ли?

– Но мне было очень приятно, – ответила леди Рипли, – встретить новоиспеченную невестку сразу по приезде в Лондон, не забивая себе голову всей этой предсвадебной кутерьмой. Представьте себе, какой это был для меня подарок!

Несколько дам разделили ее веселье.

– Кроме того, – вставила Абигайль, – мы с Майлзом были так безумно влюблены друг в друга, что не могли ждать ни одного дня.

Дамы снова захихикали, заметив, как леди Рипли сжала руку невестки.

– Как я понимаю, леди Северн, в девичестве вы носили фамилию Гардинер? – спросила еще одна дама. – Вы принадлежите к клану Гардинеров из Линкольншира?

– Из Суссекса, – ответила Абигайль.

– Это наши родственники, – прибавила леди Рипли, – очень знатная ветвь нашего семейного древа.

Абигайль заметила, как одна дама поднесла к глазам лорнет и принялась изучать молодую женщину. Все остальные дамы смотрели на нее тем вежливым холодным взглядом, которым нередко пользовались миссис Гилл и ее окружение, чтобы установить свое превосходство над какой-нибудь несчастной смертной.

– И к тому же мы очень бедные родственники, – произнесла Абигайль, улыбаясь и смело обводя взглядом всех присутствующих. – Знаете ли вы, уважаемые дамы, что в последние два года мне пришлось самой зарабатывать себе на жизнь? Я была компаньонкой у жены богатого торговца. – Она рассмеялась. – Мне очень повезло, что я встретила своего мужа и что он полюбил меня так же сильно, как я его. Меня уволили без рекомендаций, потому что я открыто возражала против ухаживаний хозяина за скромной служанкой. Конечно, он не мог сообщить жене истинной причины моего ухода. Она разбила бы об его голову ночной горшок.

Несколько дам улыбнулись. Две даже громко рассмеялись.

– Он убедил свою жену в том, что я строила глазки их девятнадцатилетнему сыну, – продолжила Абигайль, – который, бедняга, выделяется из толпы разве только тем, что у него невероятно много прыщей. Его подозрительная мамаша предпочла, естественно, поверить этому, и мне дали понять, что через неделю я должна покинуть дом. В этот момент и появился Майлз.

– Прямо как в сказке про Золушку, – заметила одна дама очень маленького роста.

– И конечно, не обошлось без прекрасного принца, – добавила леди Маллиган, – Уверяю вас, леди Северн, вы сослужили плохую службу всем молодым незамужним дамам в этом сезоне.

– Троюродной сестре моего мужа пришлось работать целый год, – сказала другая дама, – пока ей не посчастливилось получить наследство от тетки по материнской линии. А потом она вышла замуж за мистера Генри. Десять тысяч годового дохода, представьте себе, и собственность в Дербишире. Боюсь только, что они редко смогут бывать в городе.

Леди Рипли взяла Абигайль за руку и подвела ее к другой группке дам.

– Моя дорогая Абигайль, – сказала она позже, когда они сидели в карете, направляясь к миссис Риз, – мы были в очень щекотливом положении. Я думала, что расплачусь, когда ты начала говорить так искренно. Нам очень повезло, что леди Мертри нашла твой рассказ забавным. Когда она засмеялась, за ней последовали и остальные дамы. Но будь осторожна. Лучше всего предоставить мне вести беседу в других домах.

– Я думала, что умру, – вмешалась Констанс, – но ты все рассказала очень смешно, Абигайль. Я живо представила себе жену твоего бывшего хозяина, опускающую ему на голову ночную вазу.

– Вот эту деталь впоследствии лучше опустить, – строго сказала леди Рипли. – Некоторые люди могут подумать, что ты непозволительно груба, Абигайль.

Эбби решила не спорить. Но если миссис Риз попытается заморозить ее высокомерным взглядом, подумала графиня, то она за свои слова не отвечает. Действительно, хорошо, что дамы в гостиной леди Маллиган сочли ее рассказ смешным. Она не думала веселить их, напротив, ее целью было дать им решительный отпор.

Абигайль была рада, что не вышло, как она задумала. Из-за Майлза. Она не хотела огорчать его своим вульгарным поведением или настраивать против него все высшее общество. Она решила, что будет все оставшееся время держать язык за зубами. Она будет скромно улыбаться и предоставит свекрови возможность развеять в случае чего враждебную атмосферу.

26
{"b":"5408","o":1}