ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

Прежде чем вернуться домой к ужину, лорд Северн заехал к матери. Сегодняшний день тянулся почему-то нестерпимо долго, думал он, следуя за дворецким в гостиную. Он пообедал в клубе «Уайтс», полистал газеты, которые не успел прочитать за завтраком. Потом с несколькими знакомыми съездил в Таттерсолл, хотя не собирался в ближайшее время покупать лошадь.

Сколько он уже женат, нахмурившись, подумал граф. Три дня? Неужели? Неужели он знает Эбби меньше недели? И неужели он уже стал терять интерес к прежним своим холостяцким развлечениям?

Она не успела прибрать его к рукам, не так ли? Как там сказал Джералд? Неужели она в самом деле обвела его вокруг пальца?

Нет, конечно, нет. Ему просто повезло, что он выбрал себе жену с характером, который был ему интересен забавлял его. Он неожиданно понял, что жена очень привлекает его.

– Добрый день, мама, – поздоровался он после того, как дворецкий объявил о его приходе. Майлз взял обе ее руки в свои и поцеловал в щеку. – Привет, Конни! Как вы провели день?

– Мы были заняты, – коротко ответила мать. Майлз улыбнулся сестре.

– Вчера вечером я заметил, что ты дважды танцевала с Дарлингтоном, Конни, – сказал он. – Я думал, что вы с ним порвали еще в прошлом году. Неужели он все еще надеется?

– Я буду сопровождать его сестру на праздник в Воксхолл на следующей неделе, – пояснила она. – Если, конечно, нашу семью еще будут принимать в приличных домах.

Граф вопросительно поднял брови:

– А есть причина, по которой этого может не произойти?

– Майлз, – начала его мать, – я была готова к тому, чтобы пустить все на самотек, дорогой, потому что дело уже было сделано и не было другого выбора, кроме как извлечь из сложившейся ситуации максимум пользы. Но ты действительно должен взять в руки свою жену пока не поздно – если уже не поздно.

Лорд Северн сложил руки за спиной.

– Что же Эбби натворила такого ужасного? – поинтересовался он.

– Ее репутация и так уже была запятнана, – сказала мать, – когда на балу у леди Тревор прошел слух о ее прошлом. Я тщательно выбрала дома, которые мы были посетить сегодня днем, и просила Абигайль дать мне возможность самой вести беседу. Я сказала ей, что я и Констанс, мы обе окажем ей должную поддержку.

– Ее репутация запятнана? – тихо переспросил он – Не думаю. Быть бедным и работать, чтобы выжить, – это не преступление и не повод для стыда.

– Она уже оказывает на тебя влияние, – разочарованно произнесла леди Рипли. – Майлз, она перед большой компанией самых влиятельных дам в доме леди Маллиган сказала, что жена ее бывшего хозяина с удовольствием разбила бы о его голову глиняный ночной горшок, если бы узнала правду о его отношениях со служанкой. К счастью, к нашей великой удаче, леди Мертри рассмеялась, поэтому все остальные тоже сочли ее слова необычайно остроумными. Дамам в гостиной миссис Риз вовсе не было так смешно. Я очень рассердилась. По пути туда я доступно объяснила Абигайль, что не стоит выражаться подобным образом.

Граф ухмыльнулся.

– Неужели она повторила рассказ про ночную вазу миссис Риз? Бедняжка Эбби.

– Это было не смешно, Майлз, – вставила Констанс. – Маме пришлось потрудиться, чтобы сгладить неловкость. Не забывай, миссис Риз – кузина лорда Дарлингтона.

– Ну что же, – сказал лорд Северн, – если о ней развели гнусные сплетни, не могу сказать, что сожалею о том, что она попыталась защитить себя.

– Ей не стоило обижать Френсис, – холодно сказала леди Рипли. – Если бы ты знал, как неловко было сидеть с ними обеими в одной комнате – с твоей женой и с той, которая должна была бы стать твоей женой, – ты бы не был так беспечен. Думаю, эта женщина околдовала тебя.

– Каким же образом она обидела Френсис? – осведомился граф.

– Она сказала ей, что девятнадцатилетним девушкам, всю жизнь прожившим в богатой знатной семье, позволительно побыть глупенькими еще несколько лет, – вмешалась Констанс. – Майлз, Френсис потеряла дар речи.

– Да, – ответил он, – представляю себе. Что же она сделала, чтобы спровоцировать Абигайль на такие слова?

– Она просто заметила, что с твоей стороны было очень любезно жениться на ней при подобных обстоятельствах, – сказала мать.

– При подобных обстоятельствах, – повторил он. – Бьюсь об заклад, мама, Френсис вложила в эти слова гораздо больше смысла, чем ты думаешь. Должен признаться, я на стороне Эбби. Я бы сказал, что она проявила завидную сдержанность, ограничившись только этими словами.

Леди Рипли сделала нетерпеливый жест.

– Майлз, я всегда очень тебя любила. Ты это знаешь, но тобой всегда было легко управлять. Я потратила много сил и времени, пытаясь устроить все так, чтобы ты женился на Френсис. Эта девушка смогла бы должным образом устроить твой дом и твою жизнь, она, безусловно, стала бы хорошо воспитанной молодой хозяйкой. Но, похоже, я ошиблась, и ты ошибся, попав под влияние грубой, невоспитанной охотницы за деньгами.

– Мама, – сказала Констанс, – не расстраивайся, умоляю.

Граф крепче сжал руки за спиной.

– Она моя жена, мама, – проговорил он, – и если ты поссорилась с ней, значит, ты поссорилась и со мной. Мне кажется, сегодня днем у нее были причины вести себя подобным образом.

– Мы пытались помочь ей, Майлз, – сказала Констанс, – разве ты не понимаешь? Для нас всех будет ужасно, если самые влиятельные светские фигуры отвернутся от нее. Это повлияет на всю семью.

– Мне пора идти, – отрезал граф, – мы ждем гостей на ужин. Желаю приятно провести вечер.

Граф сожалел о том, что навестил их. Он и так уже рассердился на Джералда за то, что он утром сказал об Абигайль. А теперь еще и это!

Неужели она и вправду его околдовала? Неужели он попал под влияние грубой охотницы за деньгами? Мама и Джералд в два голоса твердили ему, что он должен контролировать жену. Мать сказала, что он легко поддается чужому влиянию. Майлз понимал, что она отчасти права – долгие годы он был под каблуком у матери и сестер.

Неужели теперь их место заняла Абигайль? Это глупая идея. Не стоит думать об этом. И подходя к дому, он зашагал быстрее. Ему не терпелось увидеть жену. Графу казалось, что с момента завтрака прошла уже целая вечность.

Глава 10

Абигайль собиралась рассказать мужу о событиях сегодняшнего дня. Не в ее привычке было иметь от близких людей секреты, к тому же слишком много ей приходилось скрывать о своем прошлом.

Однако, когда вечером муж вошел в ее будуар, он улыбнулся ее отражению в зеркале, наклонился, чтобы поцеловать ее в шею, и застегнул на ней нитку жемчуга.

– Потому что ожерелье твоей матери слишком тяжелое для того, чтобы носить его вечером, – пояснил он.

– О Боже! – Она накрыла жемчужины ладонью и вгляделась в зеркальное отражение Майлза. – Они великолепны, Майлз, и бьюсь об заклад, они настоящие.

При этих словах в уголках его глаз появились морщинки, а на щеке возникла очаровательная ямочка.

– Как прошел день? – поинтересовался он, коснувшись ее плеча.

Она открыла рот, но тут же снова закрыла его. Она вспомнила слова свекрови о том, какую доброту и щедрость проявил Майлз, женившись на ней. И она вспомнила, каким образом попыталась сегодня защититься от нападок дам, полагая, что ее слова могли показаться им грубыми. Она понимала, что далеко не всех дам насмешил ее рассказ. Ей на память пришел тот момент, когда она поставила на место Френсис Мейген.

– Хорошо, – лучезарно улыбнулась она. – За последние два дня, Майлз, я познакомилась с кучей новых людей. А чем ты сегодня занимался?

Скажу ему потом, подумала Эбби. Может быть, сразу по возвращении из театра.

Как обнаружилось после, Лора несказанно удивилась, получив приглашение.

– Но, Эбби, – сказала она, когда приехала в дом Севернов и они с подругой остались одни, – день твоей свадьбы – совсем другое дело. Теперь ты графиня Северн. Ты уверена, что его светлость не возражает против моего присутствия?

27
{"b":"5408","o":1}