1
2
3
...
38
39
40
...
50

Абигайль невидящим взглядом следила за двумя шедшими по улице людьми.

– Сколько? – спросила она. Ее мачеха рассмеялась.

– Ты и так уже была очень добра ко мне, Абигайль, я больше не могу злоупотреблять твоим хорошим отношением. Мне нужно еще не меньше двух тысяч фунтов, но я ни за что не стала бы просить их у тебя.

Абигайль отвернулась от окна.

– Ты просишь, – возразила она, – но мой ответ «нет», Рейчел. Я поступила глупо, дав тебе денег в первый раз. Надо было догадаться, что требования денег не прекратятся и будущее девочек всегда будет под угрозой. Знаю, я все прекрасно понимала, но боялась терять надежду. Ты мне нравилась, и я тебя жалела. Я считала тебя достойной женщиной, думала, что только пьянство и жестокость отца заставили тебя сделать то, что ты сделала. Может, это так и было, но сейчас все по-другому. Ты стала бессердечной женщиной, которая решила воспользоваться двумя беззащитными детьми, собственными дочерьми, чтобы достичь богатства и роскоши, о которых ты всегда мечтала.

– Абигайль! – Мачеха прижала руки к груди. – Как ты можешь такое говорить? Разве я просила у тебя денег? Разве я не сказала только что, что не буду больше просить у тебя ничего? Неужели я бессердечная? Мне кажется, внезапное богатство начисто лишило тебя сострадания к ближнему. Ты была доброй девочкой, я всегда любила тебя.

– Я поговорю с Майлзом, – ответила Абигайль. – Уверена, он сделает все для того, чтобы Беатрис и Клара могли не беспокоиться о своем будущем. Я буду драться с тобой за них, Рейчел, но денег больше не дам.

– Ты ведь не рассказала ему обо мне? – улыбнулась миссис Харпер. – Почему, Абигайль? Стыдишься меня и нашего родства? Полагаю, у тебя есть на это причины. Человек, который всего неделю был твоим женихом, будет в шоке, узнав, что представляют собой родственники жены. Он знает о твоем отце?

Абигайль направилась через всю комнату к двери. Взявшись за ручку, она обернулась.

– Это не сработает, Рейчел, – сказала она. – Я все ему расскажу. У тебя больше нет власти надо мной. И не думаю, что ты сможешь пользоваться девочками, как щитом. Ты бросила их шесть лет назад, забыла? – Она повернула ручку двери.

– А твой муж знает о тебе? – тихо спросила миссис Харпер.

Абигайль похолодела.

– Обо мне? – переспросила она. Рейчел расхохоталась.

– Из этого выйдет замечательный скандал, не правда ли? Конечно, я понимаю, что во всем мире только мыс тобой знаем эту тайну. Не бойся, Абигайль, я сохраню твой секрет.

– Какой секрет? – Абигайль отпустила ручку. Она чувствовала себя так, словно проснулась посреди ночи из-за кошмара.

Миссис Харпер снова рассмеялась.

– Твой отец рассказал мне, – пояснила она, – через некоторое время после свадьбы. Однажды ночью он жутко напился и начал жаловаться. Я была просто в шоке, узнав, в какую семью попала.

– Не понимаю, о чем ты говоришь, – сказала Абигайль, хотя эти слова казались глупыми и неуместными даже ей самой. У нее начало звенеть в ушах.

– Высшее общество будет в восторге от этой истории, я уверена, – продолжала миссис Харпер. – Все только ее и будут обсуждать целую неделю. Интересно, как твоему мужу понравится быть в центре скандала?

Абигайль ничего не смогла сказать в ответ.

– Может быть, у Северна есть лишние две тысячи фунтов, – сказала мачеха. – Вряд ли для него это значительная сумма, да и разве она будет потрачена не на благое дело: на сохранение своего доброго имени и репутации новоиспеченной графини?

Абигайль взглянула на нее.

– Или, может быть, ты влюбилась в него? Признаюсь, я не могу тебя за это винить. Он всегда желанный гость в твоей спальне. Да, после целой недели замужества ты не могла не влюбиться в него. Ужасно будет так быстро лишиться его расположения, не правда ли? Две тысячи фунтов, Абигайль, за то, чтобы подольше наслаждаться его ласками? Разве это дорого?

– Ты злая женщина, – выдавила из себя Абигайль, – и сколько ты еще попросишь, после того как получишь эти две тысячи?

– Ох, Абигайль, – вздохнула Рейчел, – я не жадная. Две тысячи, и мы больше не увидимся. Я же ничего не рассказала за все эти годы! И ничего не расскажу в будущем.

Абигайль развернулась и открыла дверь.

– У тебя есть неделя, – крикнула ей вслед миссис Харпер. – И если через семь дней я не буду иметь удовольствия видеть тебя, можешь передать Северну, что я заеду к нему в гости.

Абигайль ушла, не сказав ни слова и ни разу не оглянувшись.

Глава 14

– Итак, Джер, – граф Северн с ухмылкой взглянул на друга, – красный нос – это симптом простуды или последствие удара, который ты недавно получил? Я глазам своим не поверил, когда увидел тебя сегодня утром на ринге.

– Если бы Диббс не скакал вокруг меня, как какой-нибудь сумасшедший учитель танцев, – огрызнулся сэр Джералд Стэплтон, осторожно потирая нос, – я мог бы сосредоточиться на том, куда он может заехать кулаком в следующий раз. Игра против правил – вот как это называется. Граф засмеялся.

– Думаешь, он расскажет друзьям о своей новой стратегии боя? – осведомился он. – Хук слева прямо в челюсть? И сразу за ним удар по зубам снизу?

– Ты смеешься надо мной, – обиделся сэр Джералд, когда они вышли из заведения Джексона и направились в «Уайте». – Все не могут быть прирожденными коринфянами, как ты, Майлз.

Лорд Северн взглянул на небо.

– Сегодня солнечно, – заметил он. – Я боялся, что после вчерашнего дождя не будет смысла ехать на пикник, который затеяла Эбби, но, думаю, все пройдет отлично. Надеюсь, Джер, ты не забыл об этом?

– Нет, – ответил его друг, – как я могу забыть, если ты и твоя жена напоминают мне об этом каждый день, прямо как в греческом хоре.

Граф улыбнулся ему.

– Эбби тоже тебе напомнила? Когда же вы виделись?

– Вчера, – ответил сэр Джералд. – Она гуляла по парку, несмотря на лужи и грязь.

– Ах да, – вспомнил граф, – она была с леди Бичамп. Кажется, они подружились. Не могу сказать, что жалею об этом, потому что леди Бичамп мне нравится. Кажется, она совсем приручила старика Роджера.

– Когда мы встретились, она была одна, – сказал сэр Джералд, – я имею в виду леди Северн. Она шагала по аллеям, опустив голову, словно мысли ее были где-то очень далеко.

– Вот как, – отозвался лорд Северн. – Она плохо себя чувствовала вчера вечером, хотя все равно согласилась пойти вместе со мной на концерт Сефтоиа. Утром она тоже неважно выглядела, но клятвенно заверяла меня, что на пикнике будет полна сил и энергии. Она готовится к серьезной осаде твоего сердца, Джер. Думаю, рыжие волосы мисс Сеймур будут очень эффектно выглядеть на солнце.

Однако друг не отреагировал на его шутку должным образом. Он шел рядом с графом, нахмурившись и сохраняя на лице то самое выражение полной отрешенности, какое, по его словам, было вчера у Эбби.

– Послушай, Майлз, – внезапно начал он, – это не мое дело, как ты не раз уже мне говорил, да я и сам это осознал. Мне кажется, она тебе нравится, поэтому я решил, что тоже постараюсь полюбить ее.

– Ей не удастся притащить тебя к алтарю, – сказал граф, похлопав друга по спине. – Я ей этого не позволю, Джер. Я жизнь отдам за то, чтобы сохранить твою свободу. Убедительно звучит?

– Что ты сказал?

– Сэр Джералд непонимающе уставился на друга. – А, понятно. Майлз, даже не знаю, стоит ли тебе об этом рассказывать. Если я сделаю это, то могу разрушить твой брак, а если не сделаю, то может произойти то же самое. Должен сказать, мне не нравится находиться в подобном положении. Я вчера всю ночь глаз не сомкнул, думая об этом, и не было Присс, к которой я мог бы пойти.

Лорд Северн остановился, внимательно глядя на друга.

– Что случилось? – коротко осведомился он.

– Я прошелся с ней немного, – начал сэр Джералд, – решил, что так будет лучше, ведь с ней не было даже горничной. Мне показалось, что это вежливый поступок, раз ты мой друг. Кроме того, я был преисполнен решимости получше узнать и полюбить ее. Боже мой, – он снял шляпу и запустил руку в волосы, – я не знаю, Майлз. А почему мы стоим здесь?

39
{"b":"5408","o":1}