ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, ни слова, – тихо проговорил лорд Северн. – Не знаю почему, но Эбби меня боится. Лучше ты расскажи мне все, Борис.

– Полагаю, она не просто боится, – отозвался Борис. – Эбби всегда переживала из-за того, что происходит из неуважаемой семьи. Наш отец часто выставлял себя на посмешище, а мы, в свою очередь, страдали от всеобщего неодобрения и презрения. Свои чувства она демонстрировала тем, что заботилась о нас, как родная мать, и горячо нас любила. В обществе она всегда высоко держала голову и выражалась порой так резко, что все думали, будто ей все равно. Но ей не было все равно, ей было еще хуже остальных. Думаю, она переживала за отца сильнее, чем все мы, вместе взятые.

– Ваш отец пил? – спросил граф.

– Как сапожник. Он допился до смерти. Под конец Эбби пришлось давать ему выпивку как лекарство. Несмотря ни на что, она вела себя с ним очень ласково, словно с ребенком.

– Несмотря ни на что? – переспросил граф. – Он был неприятным человеком, – пояснил Борис. – Это самое мягкое, что можно сказать о его жестокости и эгоизме. Нам с Эбби повезло, что в пору нашего детства он еще не был таким. Когда он впадал в ярость, все синяки доставались нашей бедной матери. Но потом Эбби пришлось бороться, чтобы защитить малышек. Он мог запросто накинуться на них, если меня не было рядом. Боюсь, я вел себя безответственно, предпочитая как можно чаще отлучаться из дома. Эбби старалась изо всех сил даже при Рейчел, а потом ей пришлось все взвалить на себя.

– Рейчел? – удивился граф.

– Эбби должна была просветить тебя еще до замужества, – сказал Борис. – Я ее за это отругал и дал понять, что она бессовестно тебя обманула. Скорее всего, она просто испугалась, а может быть, у нее были какие-то причины. Кто знает? Но ты в любом случае должен это узнать.

– Да уж, – ответил граф.

– Рейчел – это наша мачеха, – объяснил Борис, – мать Беатрисы и Клары. Она вышла замуж, чтобы насолить своему отцу, но пожалела об этом с первых же дней. Наш отец несколько раз сильно избил ее, поэтому через несколько лет она сбежала с другим мужчиной и появилась в Лондоне под именем миссис Харпер.

– Понятно, – протянул граф. – Я думал, что ваша мачеха мертва.

– Нет, как видишь, – усмехнулся Борис. – И Эбби лучше держаться от нее подальше. Она очень изменилась. Раньше Рейчел была несчастным забитым созданием, но страдания закалили ее. Рейчел научилась жить за чужой счет.

– Так ты ничего не знаешь о семи тысячах фунтов? – осведомился граф.

Борис покачал головой.

– Они попали в руки Рейчел? Может быть, она шантажирует Эбби? Неужели Эбби настолько спятила, что платит деньги Рейчел, чтобы та не рассказала тебе правду? Неужели ей так важно твое мнение о ней? – Несколько секунд он внимательно вглядывался в лорда Северна. – Да, думаю, именно так и обстоит дело. Эбби никогда не рассчитывала получить от жизни много. Когда после смерти отца все пошло вкривь и вкось, я очень за нее переживал. Она выглядела так, словно была сделана из мрамора. У меня было такое чувство, что внутри ее что-то умерло. Не держи на нее зла, Северн. Она не может отвечать за все, что произошло. Она отдавала всю себя, чтобы только нам было полегче, даже моему отцу, черт бы его побрал.

– Я люблю ее, – тихо сказал граф, – и тебе не нужно ни о чем просить меня, Борис. Я люблю твою сестру.

– Ну что же, – вздохнул Борис, – значит, есть справедливость в этом мире.

– Вопрос в том, – резко отозвался лорд Северн, – насколько сильно ты любишь ее?

Шурин обиженно взглянул на него.

– Мы отошли уже очень далеко, – сказал граф, – поэтому я буду краток. Абигайль состряпала мастерский план, по которому я должен нанять карточного шулера. Он даст тебе выиграть крупную сумму, а потом порадоваться тому, как часть этих денег ты раздашь кредиторам и счастливо заживешь, так и не узнав, что обязан своему везению вовсе не госпоже Удаче. Борис стиснул зубы.

– Ты прекрасно знаешь, что я думаю по поводу этой дурацкой затеи, – процедил он.

– Мы и не будем приводить ее в исполнение, но Эбби ничего не должна знать. Она считает, что это отличная идея.

– Да уж, – понимающе ответил Борис. – Ты еще не заметил, что ей не хватает здравого смысла?

– Иногда она руководствуется чувствами, а не разумом, – сказал граф Северн. – Это именно то качество, которое я больше всего люблю в ней. Ее план должен сработать до мельчайших деталей.

Его шурин рассмеялся.

– Мог бы и не говорить этого, – укоризненно произнес он, – я и так все понял, Северн.

– Ты все еще хочешь пойти в армию? – спросил Майлз. – По-моему ты давно об этом мечтал? Думаю, ты еще не очень стар для этого. Если ты все еще этого хочешь, то сможешь выиграть достаточно, чтобы выплатить отцовские долги и купить парочку рангов, чтобы не идти в пехоту. Ты будешь с ума сходить от радости, не веря своему счастью, ну а потом пойдешь по жизни своим путем.

Борис снова весь напрягся.

– Это мое дело, – сказал он, – и я не потерплю вмешательства с твоей стороны, Северн, даже во имя благой цели. Ты не должен заботиться обо мне.

– Но об Эбби должен, – отрезал лорд Северн. – Я собираюсь сделать это для ее счастья, а не для твоего. Если ты любишь ее и хочешь хотя бы частично отплатить ей за любовь и заботу, то ты позволишь мне это сделать. Понимаю, тебе придется немного поступиться своей гордостью, но вспомни, скольким Эбби пришлось пожертвовать ради вас.

Борис снова стиснул зубы.

– Дьявол! – выругался он.

– Не забывай, что твой отец был и ее отцом тоже, – напомнил лорд Северн, – и моим тестем.

– Ты загнал меня в угол, Северн, – расстроенно проговорил Борис.

– Боюсь, что да, – подтвердил граф. – Как видишь, я готов играть нечестно там, где дело касается счастья Эбби.

– Не понимаю, – удивился Борис, – ты знаешь ее меньше чем две недели.

Граф улыбнулся.

– Не нужно долго общаться с Эбби для того, чтобы понять, какой она замечательный человек. Сама судьба была на моей стороне в тот день, когда она пришла в мой дом, чтобы напомнить о нашем дальнем родстве. Так мы договорились?

– Похоже, – отозвался Борис, – хотя, конечно, я предпочел бы другой способ.

– Его нет, – отрезал граф. – Дай мне свой адрес, и завтра я к тебе заеду. Я скажу Эбби, что игра запланирована на завтрашний вечер, а послезавтра утром ты приедешь к ней, чтобы поделиться своей несказанной удачей. Пусть она радуется успеху своего предприятия. Пойдем к дамам!

– Пошли. – Борис почесал затылок. – Ну почему мне иногда хочется обнять Эбби и хорошенько встряхнуть ее одновременно?

Граф усмехнулся:

– Я начинаю привыкать к этому чувству.

Глава 15

– Я очень рассердилась на Бориса, – сказала Абигайль. – Но в целом пикник прошел удачно, ты согласен, Майлз?

Граф Северн откинулся на спинку стула, поигрывая пустым бокалом.

– Если количество съеденного может служить показателем успеха, – заметил он, – то, я бы сказал, это была просто феерия, Эбби. Чем же Борис прогневил тебя?

– О, – вздохнула она, – он завладел вниманием Лоры во время чая, потом снова, уже после того, как вы с ним вернулись, и, наконец, он пригласил ее прогуляться. С его стороны это выглядело очень подозрительно!

– А в это время пылкий любовник мучился в тени? – подлил масла в огонь Майлз. – Только почему Джералд не восстановил свои права, пока нас с Борисом не было?

– Потому что лорд Дарлингтон обсуждал с ним лошадей, – сказала Абигайль, – причем во всех деталях. Я готова была заплакать от досады. Однако мне стоит набраться терпения, ведь у них впереди еще целое лето, чтобы узнать друг друга получше. По-моему, сегодня между ними что-то произошло, тебе так не показалось?

– Эбби, – граф улыбнулся жене, – ты видишь, что Джералд одинок на пороге тридцатилетия, и хочешь привнести в его жизнь счастье и женское внимание. Ты видишь, что красавица мисс Сеймур влачит унылое существование гувернантки, и хочешь озарить ее жизнь замужеством. Я восхищаюсь твоими чувствами, но пойми, ты не можешь прожить жизнь других людей вместо них.

42
{"b":"5408","o":1}