ЛитМир - Электронная Библиотека

Лора резко отвернулась, а у Эдны расширились глаза.

– Вот это, мэм, – помолчав, выдавила из себя девушка, – то, что вы сказали последнее. Но я никогда не давала ему повода, никогда. Я всегда вела себя прилично, мэм. А теперь я уже никогда не смогу выйти замуж.

– Я бы на твоем месте не теряла надежды, – сказала Абигайль. – Хочешь пойти со мной?

– Сейчас? – переспросила Эдна. – С вами, мэм? В дом его милости?

– Его надо называть милорд, – поправила Абигайль. – Так ты хочешь пойти?

– Да, мисс Гардинер, – пробормотала девушка, все еще не придя в себя, – то есть миледи.

– Тогда иди собирай вещи, – сказала Абигайль. – У тебя их много?

– Не больше одной маленькой сумки, – сказала девушка и выскользнула из комнаты.

– Хочу посмотреть, – гневно сообщила Абигайль, – как Хэмфри будет выкручиваться.

– Эбби, – воскликнула Лора, – какая же ты замечательная! Тебе очень повезло в жизни, но ты не забыла тех, кто менее удачлив. Что скажет на это лорд Северн?

– Боже мой, он будет бояться выпускать меня из дома одну. За последние несколько дней я успела привести к нему в дом одну новую служанку. Это Эллен, которая была бедной портнихой. Я тебе о ней рассказывала. А теперь еще и Эдна. Надо было подумать, прежде чем предлагать ей Что я натворила!

– Ну, я очень счастлива за Эдну, – сказала Лора, – и я верю в то, что лорд Северн все поймет.

– Вот в этом-то вся и проблема, – огорченно произнесла Абигайль. – Он слишком добрый и понимающий. Боже мой, Лора, я только что вспомнила те слова, которые он сказал прошлой ночью, после того как мы… когда мы были в кро… только что вспомнила. Я, пожалуй, взгляну, не требуется ли Эдне помощь. Не волнуйся за Бориса. Я уверена, что все будет отлично и ты скоро станешь моей сестрой. Я ничего лучшего и не желаю!

Абигайль поспешно выбежала из комнаты и поднялась по узкой лестнице на антресоли, где обитали слуги. Она старалась не думать о шепоте мужа, говорившего, что он любит ее. Она не хотела, чтобы это было правдой.

Она будет его женой, может быть, даже любовницей. Но она не хотела, чтобы он любил ее. Зная, что он искренне ее любит, и имея такую вину на сердце, она просто не сможет жить с ним.

* * *

Граф Северн попросил своего шурина прийти с радостными новостями на следующее утро пораньше, потому что собирался отвести жену к миссис Харпер. Но он никак не ожидал, что Борис примчится, едва они начнут завтрак. Абигайль выглядела бледной и рассеянной. Большую часть ночи она ворочалась и что-то бормотала ему в плечо.

– А, завтракаете, – сказал Борис, широко улыбаясь и потирая руки. – Я решил к вам присоединиться.

Абигайль пристально посмотрела на него.

– Что случилось? – спросила она. – Боже, что произошло?

– Неужели что-нибудь обязательно должно случиться? – со смехом осведомился он, – Почему я просто не могу позавтракать вместе с сестрой и зятем?

Абигайль содрогнулась.

– Рассказывай, – приказала она, – если не хочешь, чтобы я пытала тебя.

Борис снова расхохотался.

– Ты можешь держать ее под контролем, Майлз? – поинтересовался он.

– Нет, – возразил граф, – да у меня пока и повода особого не было. Садись, Борис. Что ты будешь есть?

Абигайль с силой прижала руки к груди.

– Это случилось, не так ли? – воскликнула она. – Я вижу это по твоему лицу! Борис, признайся, что это случилось!

Борис молча обошел вокруг стола и вдруг неожиданно сгреб ее в объятия и закружил по комнате.

– Я ничего не мог поделать, – закричал он, – это была волшебная ночь. Я даже боялся, что меня обвинят в шулерстве, настолько хорошо все складывалось. Все шло слишком удачно, чтобы быть правдой. Удача, Эбби, невероятное везение.

Абигайль закричала от радости, а граф кивнул дворецкому, чтобы тот вышел.

– Хватит, чтобы выплатить долги отца, – спросила она, – хотя бы самые главные?

– Все гораздо лучше, – радостно сообщил Борис, – я могу весь сегодняшний день посвятить раздаче долгов кредиторам. Я выплачу их все, но даже тогда кое-что останется. Она глубоко вздохнула и обвила его шею руками.

– Я всю ночь думал, что мне сделать с такими деньгами. Теперь я точно уверен, хотя это было первое, что пришло мне в голову. Я собираюсь поступить на военную службу, Эбби, хотя я уже почти старик, в двадцать-то два года. Я всегда об этом мечтал и теперь, наконец, сделаю это.

– Борис! – восторженно взвизгнула Эбби и прильнула к груди брата. – Боже мой!

Двое джентльменов с улыбкой слушали ее вздохи и всхлипывания. Борис подмигнул графу поверх ее головы.

– Могу я поздравить тебя? – подал голос Майлз. – Я не верил, что все может закончиться благополучно, Борис, и еще на пикнике заметил, что не одобряю твоих методов. Я рад, что оказался не прав. Надеюсь только, что ты не будешь злоупотреблять своим везением и не вернешься за карточный стол.

Абигайль подняла голову и всмотрелась в лицо брата.

– Я убью тебя, – предупредила она, – если когда-нибудь услышу, что ты играешь хотя бы на пенни, Борис, я убью тебя.

Брат взял в ладони ее лицо и улыбнулся.

– Больше никогда, Эбби, – пообещал он, – даже на полпенни или на фартинг, клянусь тебе.

Она просияла и внезапно вырвалась из его объятий.

– Видишь? – обратилась она к мужу, обнимая его за шею. – Я же говорила тебе! Но ты не верил в удачу. Я говорила, что Борис скоро выиграет состояние.

– Говорила, любимая, – со смехом подтвердил ее слова граф, а Эбби значительно подмигнула. – Больше я не буду Фомой неверующим.

– Спасибо, – прошептала Эбби на ухо мужу, крепко прижавшись к нему, – ты просто замечательный.

– Давайте все сядем и позавтракаем, – предложил граф. – Возьми с подноса все что хочешь, Борис. Ну что же, скоро для тебя начнется офицерская жизнь.

– Наконец-то, – сказал Борис, накладывая себе в тарелку яйца, почки, тосты и усаживаясь за стол. – Эбби?

Сестра лучезарно улыбнулась ему.

– Надеюсь, ты больше не пытаешься свести Лору Сеймур и Стэплтона? – поинтересовался он.

– Они красивая пара, тебе не кажется? – невинно заметила Эбби.

– Возможно, – протянул Борис. – А ты не думаешь, что мы с ней будем еще более красивой парой?

– Ты и Лора? – Глаза Эбби расширились. – Она никогда не станет твоей женой, Борис.

– Думаю, станет, – уверенно сказал Борис. – Это ненамного хуже, чем быть гувернанткой в доме этих противных Гиллов. К тому же она испытывает ко мне симпатию. В любом случае днем я собираюсь сделать ей предложение. Ты не против?

– Против? Не против ли я? Я сейчас покажу тебе, насколько я против.

Граф Северн чуть не уронил чашку кофе и поспешно заслонил глаза ладонью, потому что его жена вдруг запрокинула голову и оглушительно закричала.

– Господи, – только и сказал Борис, отправляя в рот целую почку, – давненько я такого не слышал. Я так понимаю, ты довольна. – Довольна? – переспросила Абигайль. – Довольна? Я покажу тебе…

Граф накрыл ее руку своей,

– Достаточно сказать, Борис, – спокойно заметил он, – что мы оба переполнены восторгом. Не правда ли, Эбби? Скажи просто «да» или «нет».

– Да, – ответила она, – мы очень счастливы.

Глава 17

Они сидели, держась за руки, в городской карете графа.

– Скоро все закончится, Эбби, все пройдет, – успокаивающе произнес лорд Северн. – Хочешь, я сам поговорю с ней?

– Нет, – возразила Абигайль, – я сама должна это сделать. Лучше я пойду одна, Майлз. Посидишь в карете?

– Я запретил тебе идти туда одной, – напомнил граф, – и я не передумал. Ты любила ее?

– Я всегда немного ее жалела, – сказала Эбби. – Она была своевольной и безумно красивой, когда они с отцом поженились. Она сделала это, разозлившись на весь мир, а особенно на своего отца. Думаю, она хотела доказать всему обществу, что способна изменить характер папы. Конечно, она жестоко ошибалась, а отец не принял ее обратно, когда Рейчел впервые попробовала вернуться после того, как муж поколотил ее. В тот период она была беременна Беатрис. Да, все-таки я любила ее, потому что всеми силами старалась ее защитить. Граф поднес руку жены к губам.

47
{"b":"5408","o":1}