ЛитМир - Электронная Библиотека

Это была небольшая темная комнатушка, в воздухе которой витал густой аромат древесины. Потолок был довольно низким, деревянным, как и большая часть немногочисленных предметов вокруг. Судя по закрытым ставням, сейчас был вечер или ночь, а единственным источником света служила едва-едва горевшая где-то в дальнем углу свеча. Приглядевшись, я с удивлением заметила, что в помещении я не одна - кто-то, чья фигура была скрыта мягким полумраком, мирно посапывал в кресле в дальнем углу, укрывшись пледом.

Я нервно сглотнула. Нужно было его как-то позвать, но вот смогу ли я издать что-то, кроме хриплого едва слышного стона? В любом случае, это стоило проверить. Однако только я раскрыла рот, силясь выдавить из себя хоть пару слов, как человек в углу вдруг зашевелился. Неловким сонным движением он стянул с себя плед, протер глаза и, немного щурясь после, видимо, долгого сна, посмотрел прямо в мою сторону.

- Очнулась? Давно пора, - произнес он чуть хриплым голосом, почесав седую макушку. Выглядел он спокойно, говорил так же, и вся его фигура в целом почему-то с первого взгляда внушала мне доверие.

- Как ты себя чувствуешь?

- Плохо... Скорее ужасно, - после недолгих раздумий выдавила из себя я, и звук собственного голоса казался каким-то совсем далеким, чужим и совершенно незнакомым.

Как отреагировал на это незнакомец, я не видела, потому что в этот момент перед глазами все поплыло, и голова почему-то ужасно закружилась.

- Бедная... Сейчас, подожди немного, - с нотой глубокого сочувствия сказал человек, после чего я услышала звук быстрых шагов и тихий скрип дверных петель.

Не могу сказать хотя бы примерно, сколько он отсутствовал, но за это время я успела немножко оклематься, удалось даже сесть, хоть и с немалым трудом. Голова все так же раскалывалась, а руки, которыми я за нее держалась, чуть ли не тряслись от слабости.

- О, вижу, тебе уже чуть лучше, - улыбнулся все тот же человек, войдя в комнату. В руках у него я заметила непонятные тряпки, которые, как выяснилось вскоре, оказались одеждой, причем не самой плохой, и стакан, наполненный какой-то ароматной жидкостью. Поставив последний на небольшую тумбочку возле моей постели и рядом положив одежду, мужчина сел на придвинутый из дальнего угла комнаты стул и принялся с дружелюбной внушающей доверие улыбкой глядеть на меня. Я в свою очередь выжидающе уставилась на него. В голове в это время копились вопросы, которые я готова была вот-вот выплеснуть бурным потоком, но мужчина опять заговорил первым.

- Выпей, полегчает, - он выразительно кивнул в сторону стакана. Я сделала это, почти не задумываясь. Просто взяла и осторожными глотками выпила теплый напиток, который на вкус оказался столь же приятным, как и на запах. Похоже, это был отвар из каких-то трав, и, к моему удивлению, через какое-то время мне действительно стало чуть легче.

- Вот, так ведь гораздо лучше, - улыбнулся еще шире незнакомец, забирая из моих рук уже пустой стакан. - У тебя, наверное, много вопросов сейчас... Если ты чувствуешь себя достаточно хорошо, можешь одеться и спуститься вниз, на кухню, к Ридии. Поговорим, заодно за едой Доктор из города сказал, что у тебя могут возникнуть проблемы с памятью... Или, если ты себя еще плохо чувствуешь, можешь еще отдохнуть.

Я нахмурилась. Проблемы с памятью. Да, они определенно присутствовали, причем большие, поэтому было как-то не до отдыха. Кто такая Ридия? А кто этот мужчина? А врач зачем? Со мной что-то случилось? Нет, вопросов было слишком много, а мне было слишком страшно и слишком невтерпеж, поэтому прояснить ситуацию я должна была как можно скорее.

- Хорошо, я.... Э-э-э, сейчас спущусь... на кухню. Да, на кухню.

- Не беспокойся, я подожду за дверью и провожу тебя. В таком состоянии да по нашей лестнице я тебе ходить одной не дам, упадешь, того и гляди, и снова в кровать, если жива останешься.

Я, чуть удивленно округлив глаза, коротко кивнула. Пожилой мужчина вышел, и тогда я заметила, что он слегка хромает на правую ногу. Не знаю уж, почему подметила эту мелочь.

Кое-как как поднявшись с кровати, я переоделась из просторной белой сорочки в простое, но удобное, платье светло-голубого цвета и поковыляла к двери.

Выйдя из комнаты, я встретила там моего неизвестного благодетеля и тихо проследовала за ним. Каждый шаг давался лишь благодаря усилиям и приносил странную боль. Пожилой мужчина направился на кухню, где его ждала жена. Как оказалось, она уже начала переживать за гостью, которая так долго не могла отойти ото сна. Хозяйка бегала по кухне, силясь успеть все на свете, разрываясь между приготовлением блинов и бульона для мужа. Печеные яблоки уже возвышались на столе небольшой горкой, рядом стояла крынка теплого молока, немного свежего сливочного масла с сахаром и пирог с вишней.

- Ну, что? Как она там?

- Она... Слаба, беззащитна и растеряна. Как наша дочь тогда...

- Что происходит? - тихим, но глубоким голосом спросила я. Мысли и вопросы, казалось, лились бесконечной рекой - но ответов не было. И от обступавшей со всех сторон неизвестности страшнее с каждой секундой.

- Аделаида... - только и смогла выдохнуть женщина, прежде чем слезы навернулись у нее на глазах. Муж успокаивающе приобнял ее рукой, не отрывая от меня пристального, но доброжелательного взгляда. Аделаида? Это мое имя?

- Мы знаем, - вдруг тихо, почти шепотом, начал пожилой мужчина, - мы знаем, что тебе сейчас тяжело. Но прошу, скажи, Ида, ты... Узнаешь нас?

- Я... ничего не помню. Совсем. Кто вы?

Женщина с тяжелым решительным вдохом утерла слезы тыльной стороной ладони, и, видимо, с привычной, свойственной ей стремительностью движений подошла, села лавку и приглашающее похлопала по месту рядом. Я замерла неподвижно, встретившись с хозяйкой дома взглядами. Сколько же чувств было в этих голубых глазах: ласка, любовь, безграничная надежда и в то же время мучительное отчаяние.

- Я Ридия, твоя дальняя родственница. Пару недель назад мой муж, Асваг, привез тебя из одной деревни Приграничья. Там случилось большое несчастье. Глупо спрашивать, ты ведь уже сказала, но все же. Ты совсем ничего не помнишь? - на слове 'совсем' Ридия сделала особый акцент, но в ответ я только отрицательно помотала головой.

- Не знаю тогда, как это тебе сказать, - чуть дрожащим голосом заговорила она.

- Скажите, как есть. Я хочу знать.

- На твою деревню напали драконы, чешуйчатые отродья, будь они не ладны.

- Я был там и видел. Они выжгли почти все дотла, а что не выжгли, то просто разрушили. И твоя семья...

- Моя семья. Я поняла. Их больше нет, так?

На удивление, я ощущала себя невероятно спокойно. Не было ни скорби, ни слез, ни чувства невосполнимой утраты. Пусто. И от этого становилось страшно настолько, что на глазах невольно выступили слезы.

Ответом на мой вопрос послужили полные горечи и сочувствия взгляды пожилых супругов. А у меня ком в горле встал от того, что я почувствовала себя ничтожеством. Да, именно ничтожеством, без семьи, друзей, прошлого. У меня не было ничего своего, даже имя и то казалось чужим.

2
{"b":"540876","o":1}