ЛитМир - Электронная Библиотека

- Скажите, а почему тогда я жива? Кто-нибудь еще выжил тогда? - я упорно старалась держаться как можно ровнее, но эмоции контролю никак не поддавались. Я чувствовала, что еще немного и разрыдаюсь.

- Я думаю, эта не та тема, на которую можно говорить за столом. Лучше сначала поесть, а потом уже поговорим обо всем, если ты считаешь, что тебе от этого станет легче, - возразила Ридия, поглядывая на мужа в поисках поддержки. Мужчина коротко кивнул и стал разливать бульон по тарелкам с широкими расписанными каким-то красочным узором бортами.

Супруги ели аккуратно, бросали в бульон ржаные сухарики и поминутно подсаливали его, что было довольно странно - в этом блюде мне не хватало только мяса, соли было достаточно.

Асваг поклонился хозяйке за обед и ушел топить баню, чтобы я могла искупаться перед сном. Ридия споро принялась за уборку домишка, поставила молоко в глиняном горшке в печку металась из комнаты в комнату, из угла в угол, избегая разговоров. Наверное, можно было настоять на объяснениях, сказать, что от правды мне станет лучше, но я не могла пересилить себя. Нет. Я не боялась, что никто из ранее знакомых, а сейчас забытых людей не выжил. Я страшилась того, что ничего не почувствую от этого. Какое-то внутренне чутье подсказывало, что правильнее было сейчас рыдать и стенать, скорбеть по родителям, по всей семье. Но я не могла выдавить из себя слезы. Я не помнила и не знала тех людей, что так недавно окружали меня теплом и заботой.

Можно было еще долго предаваться размышлениями, самообвинением и прочими важными духовными мыслями, но седой хромой мужчина довольно скоро воротился домой и сказал, что к вечеру банька разгорячится. Сказал он об этом гордо, и я не смогла не улыбнуться ему со всей благодарностью, что он заслуживал.

Мне никто не досаждал вниманием, но и не оставлял без оного до самых сумерек. Когда начало темнеть, родственники проводили меня в маленькое здание, где было жарко, душно и мокро. Банька, которой так хвалился Асваг, мне не понравилась. И, хотя стены, увешанные различными вениками из растений, вызывали интерес, а пышущая жаром печь внушала чувство какой-то родственной принадлежности, долго находится в этом низком и странном месте я не могла.

Использовав по назначению все настои и притирки, как и велела Ридия, я наскоро обтерлась большим махровым полотенцем песочного цвета и поспешила обратно в дом, чтобы не находится в сковывающем свободу и мысли зданьице больше ни на миг.

После этого меня вдруг начало клонить ко сну. Непонятная слабость ощущалась во всем теле, вновь напоминая о себе, и это не скрылось от зорких глаз Асвага и Ридии. По их словам я выглядела неестественно бледной, поэтому они ласково, но очень настойчиво посоветовали мне отправиться спать. Я же к тому времени едва стояла на ногах, поэтому особого сопротивление не оказала и поступила именно так.

Завтрашнее утро обещало быть насыщенным. Многое предстояло узнать, узнать о себе, о том, кто я такая и чем жила, из этого сделать вывод о том, что меня ждет и что делать дальше. Мысли были только об этом. Роясь в голове подобно жалящим осам, они донимали меня довольно долго, но вскоре сон взял свое, и я на всю ночь будто провалилась в черную пустую бездну без сновидений.

Глава 2

Я проснулась с первыми лучами солнца и с удивлением заметила, что Ридия уже успела приготовить нам завтрак. Она совершенно не спит? Ведь вчера легла гораздо позднее меня, а сегодня так рано уже на ногах...

- Доброго утра, Адочка, - улыбнулась мне тепло женщина, поправляя выбившийся из толстой косы русый локон.

- Доброго, - улыбнулась я в ответ, присаживаясь за стол. Топленое молоко стояло на столе, легкий аромат шел от свежей яичницы , а горячий темный напиток и вовсе кружил голову своей крепостью и приятным запахом. Эта женщина готовит божественно, заботлива сверх меры и невероятно понимающая. Недостатки-то у нее есть?

- Как спалось?

- Отлично.

- Сегодня поведу тебя по деревне, прогуляемся, посмотришь, как здесь все устроено.

- Да. Нужно же тебе как-то устраиваться, - заметил мужчина, тоже присаживаясь рядом с женой и глядя на меня по-отечески.

- Да. Конечно. Вы правы.

- Мы понимаем, что тебе тяжело. Но жизнь продолжается.

- Да, я понимаю. Жизнь продолжается, и мое прошлое ничего уже не значит...

Супруги хотели сказать еще что-то, как-то подбодрить меня, поддержать, но послышался стук в дверь. Сначала негромкий, едва слышный, но с каждым ударом становившийся все более настойчивым. Асваг и Ридия перекинулись удивленными взглядами. По всей видимости, они не ожидали кого-то в гости.

- Кто ж это в такую рань стучится? - проговорила Ридия, поднимаясь со стула. Асваг посмотрел на меня, как бы извиняясь, и тоже встал из-за стола. После этого оба супруга вышли, оставив меня в одиночестве. Не могу сказать, что это сильно меня потревожило, пища на тарелке представляла куда больший интерес. До поры до времени.

Не знаю, к счастью ли, или совсем наоборот, но с кухни можно было частично расслышать, о чем говорят у двери. Доносившиеся обрывки фраз меня заинтересовали.

-... ах, как мы были бы благодарны, если б вы, добрые люди, помогли... - голос был незнакомый и чуть хрипловатый, определенно принадлежал старухе.

- ... ну что вы, мы только с радостью, - как-то растерянно отвечала Ридия. Асваг же молчал, что показалось мне странным. Тем временем, я поняла, что упустила что-то, и яичница передо мной перестала быть таким уж интересным объектом. К тому же, я и не успела заметить, как опустошила тарелку и осталась голодной.

И пока я отвлекалась на эту мысль, что, видимо, длилось довольно долго, за стеной приближающиеся шаги. Первой в дверном проеме показался Асваг, за ним вошла Ридия, а вот после этого показались две незнакомые фигуры.

Первая произвела на меня впечатление странное. Это была пожилая женщина,с узловатыми длинным пальцами на трясущихся руках, сжимавшая длинную палку, которая заменяла ей трость. Одета она была в разноцветные лохмотья, подол ее старого платья был весь изорван и покрыт грязью. Облик ее дополняли седые волосы, выбивавшиеся из-под платка и глаза... Этот взгляд, такой цепкий и пронзительный, заставил меня занервничать, особенно с учетом того, что устремлен он был прямо на меня.

За ней в помещение вошла невысокая девушка, скорее даже девочка, и вид у нее был не только растерянный, но и плачевный. Я нахмурилась. Они что, бродяги?

- Прошу, садитесь к столу, сейчас я что-нибудь придумаю, - говорила Ридия, принявшись в своей обычной манере метаться по кухне с невероятной скоростью. Достав две деревянные кружки, она подошла к большой чаше, стоявшей в углу и, зачерпнув оттуда воды, со скоростью молнии поднесла их незваным гостям.

- Спасибо тебе, хозяюшка, - отвечала старуха, уже немного отпив из кружки, - но этого нам будет достаточно. Мы с внучкой итак вам хлопот доставили.

3
{"b":"540876","o":1}