1
2
3
...
18
19
20
...
68

Спевка проходила не в церкви, как он обнаружил, едва открыв дверь и войдя внутрь. Услышав звуки фортепьяно, он пошел им навстречу вниз по крутым каменным ступеням к нижнему церковному холлу – мрачному помещению с высоко расположенными в трех из четырех стенах окнами. Пятнадцать – двадцать человек, собравшись группами, оживленно беседовали, и никто из них не обращал внимания на пианистку – худощавую женщину неопределенного возраста с тусклыми вьющимися светлыми волосами, которая внимательно изучала ноты на пюпитре через маленькие очки в железной оправе. Она была одной из незамужних сестер, посетивших его сегодня днем вместе со священником и его женой. Он попытался вспомнить ее фамилию – Меррифилд? Меррихарт? А-а, вот – Мерриуэзер. Пока ее сестра долго и нудно вещала о выращивании элитных цветов, эта, как только ей удавалось вставить в разговор слово, извиняясь, уверяла лорда Фердинанда Дадли, что его вряд ли могут заинтересовать сельские заботы и он, должно быть, мечтает поскорее вернуться в Лондон.

– Это произведение состоит из четырех частей, – говорила она, не обращаясь ни к кому в частности, но с крайне взволнованным видом, когда взгляд Фердинанда упал на нее. – О Боже! Сумеем ли мы одолеть четыре части?

Возможно, кто-нибудь и ответил бы ей, если бы в этот момент все собравшиеся не заметили новых действующих лиц и не замолчали.

– Как видите, я принял ваше приглашение, – сказал Фердинанд, обращаясь к священнику и направляясь к нему с протянутой рукой.

Преподобный Прюэтт выглядел слегка взволнованным, но довольным.

– Как любезно с вашей стороны прийти сюда, милорд, – ответил он. – Вы поете?

Но Фердинанд не успел ответить священнику. Хористы вдруг зашевелились и дружно перевели взгляд с Фердинанда на что-то за его левым плечом. Он оглянулся и увидел Виолу Торнхилл, спускавшуюся по лестнице с выражением крайнего изумления на лице. Она что, тоже поет в хоре?

Когда они встретились глазами, Фердинанд поклонился, и у него в памяти снова возникло какое-то воспоминание. Черт, он определенно видел ее где-то! Высоко подняв подбородок, с выражением холодного достоинства на лице она выглядела королевой – в ней не осталось ничего от смеющейся сельской красотки, танцующей вокруг майского дерева – Лорд Фердинанд, – сказала Виола, ступив на каменные плиты холла, – никак не ожидала встретить вас здесь.

– Готов поклясться, вы провели приятный день, сударыня, – ответил он. – Супруга священника любезно пригласила меня на репетицию хора.

Виола взглянула на священника с молчаливым упреком, а Фердинанд отвернулся и обратился к пианистке:

– Когда я вошел, мисс Мерриуэзер, вы говорили, что музыкальное произведение, которое вы собирались исполнить, состоит из четырех частей. Есть какие-то трудности?

– Не то чтобы трудности, милорд, – смущенно ответила она, словно извиняясь за то, что побеспокоила его по такому пустяку. – Видите ли, мистер Уортингтон – наш единственный тенор. Я не говорю, что у него плохой голос, голос хорош. Очень хорош. Дело в том, что он не любит петь один, и я не осуждаю его за это. Мне определенно не хочется этого делать. Конечно, я женщина и у меня нет тенора, но…

– Его очень легко отвлечь басами, и он начинает петь вместе с ними, – откровенно высказалась пухленькая женщина, которую Фердинанд еще не встречал.

Все рассмеялись.

– Мы никогда не считали себя профессиональными певцами, – заметил священник, – но там, где нам не хватает знаний, мы берем энтузиазмом.

– И громкостью, – добавил кто-то под аккомпанемент еще одного взрыва смеха.

– Единственное, что мы можем делать, – добродушно добавил священник, – это обращаться к небесам с нашим радостным песнопением.

– Вам не доставит удовольствия слушать нас, – заявила Виола Фердинанду.

С улыбкой глядя ей в глаза, он предложил свои услуги.

– У меня тенор, – сообщил он. – Я с удовольствием пел в университетском хоре. Никто не разглядел во мне чрезвычайного таланта, но никто и не морщился, услышав мое пение. Может быть, мы вместе с мистером Уортингтоном соединим наши голоса и посмотрим, устоим ли мы против басов? – Уортингтон, лысеющий веснушчатый рыжий малый, был одним из арендаторов, побывавших утром в «Сосновом бору».

– Мы не хотим причинять вам столько беспокойства, милорд, – твердо заявила мисс Торнхилл. – Вы действительно хотите…

Он не стал ждать, чтобы услышать, чего же он хотел.

– Никакого беспокойства, – уверил он всех, – больше всего на свете я люблю музыкальные вечера, особенно когда сам принимаю в них участие, а не только слушаю.

Правда, возможно, я слишком самонадеян – может быть, вы прослушаете меня?

Вопрос вызвал оживление среди хористов. Даже мисс Мерриуэзер тихонько захихикала.

– Мы никогда не отказываем тем, кто выражает желание петь с нами, – уверил его священник. – Итак, приступим.

Определенно это был не особенно музыкальный хор.

Кто-то, считавший себя контральто, был полностью лишен музыкального слуха, но тем не менее пел от души; одна из сопрано пела пронзительно-вибрирующим голосом, басы откровенно заглушали остальной хор, а мистер Уортингтон постоянно стремился присоединяться к ним, если только не изобретал собственную мелодию. Мисс Мерриуэзер обращалась с фортепьяно крайне жестко, а дирижер ускорял или замедлял темп с озадачивающей и непредсказуемой частотой.

Но, несмотря на все это, рождалась музыка.

Фердинанд развлекался тем, что представлял реакцию своих друзей, случись им его увидеть в данный момент.

Они связали бы его и отправили в дом для умалишенных, решив, что перед ними буйнопомешанный. Трешем бросил бы на него свой знаменитый мрачный взгляд, а может быть, и нет. Последние несколько лет Трешем увлекался игрой на фортепьяно, точнее, он начал заниматься этим после женитьбы. Ему больше не приходилось прятать свой талант, как он делал это всю свою жизнь. Отец воспитал их в убеждении, что даже намек на изнеженность является смертным грехом для мужчины из рода Дадли. Склонность к музыке, искусству, интерес к интеллектуальным занятиям – все это безжалостно подавлялось с помощью березовых розог.

Фердинанд получил огромное удовольствие как от пения, так и от общества, в котором оказался. И похоже, он переубедил многих враждебно настроенных соседей, с которыми в будущем собирался жить в мире и согласии. Оказалось, что у мужской части хора был обычай в дни спевок выпивать стаканчик-другой эля в «Голове кабана».

Уортингтон предложил Фердинанду присоединиться к ним.

– Пение изрядно сушит горло, – добавил он вместо объяснения и предлога.

– Не могу не согласиться с вами и рад приглашению, – ответил Фердинанд. – Вы пришли сюда пешком, мисс Торнхилл? Могу я сначала отвезти вас домой в моем экипаже?

– Благодарю вас, милорд, но я приехала в кабриолете, – объяснила она, и по напряженности ее голоса он понял, что Виола была в ярости. Она переживала предательство друзей, которые не изгнали его из своего общества, как должны были сделать.

Итак, он пошел в бар вместе с шестью хористами, понимая, что сельская жизнь сильно отличается от городской. Здесь царило равноправие, а люди были более радушными. И все это пришлось ему по вкусу – странное ощущение, принимая во внимание, что после окончания Оксфорда он отлично повеселился в Лондоне.

Если бы только не существовало Виолы Торнхилл! Как ни странно, его возмутило, что люди, называвшие себя ее друзьями, позволили ему за один день войти в их жизнь. В конце концов, они не могли жить вдвоем в одном доме, он и мисс Торнхилл. Кто-то из них должен уехать, и этим кем-то, конечно, будет она. Но ее друзья должны были сплотиться против него. Они должны были превратить его жизнь в ад.

* * *

– Но ведь не могла же репетиция хора доставить ему удовольствие! – воскликнула Виола, обращаясь к своей бывшей няне. – Как ты думаешь, Ханна?

– Не знаю, мисс Ви, – ответила Ханна, решительно проводя щеткой по голове Виолы от макушки до конца ее волос, спускавшихся ниже талии, – право, не знаю.

19
{"b":"5409","o":1}