ЛитМир - Электронная Библиотека

Высокий, смуглый, красивый незнакомец. Она тихо засмеялась.

На западе уже опускалось солнце. Виола услышала, как перед гостиницей музыканты настраивали инструменты.

Двое мужчин проверяли, не переплелись ли ленты на майском дереве. Она наблюдала за ними, испытывая смутное томление. Танцы вокруг столба были кульминацией майского праздника. Но именно в этом развлечении она не будет принимать участия. Леди могла наблюдать за танцами, но считалось неподобающим участвовать в них.

Однако это не имело значения! Она будет наблюдать и радоваться жизни, как и в прошлом году во время ее первого майского праздника в Треллике. Тем временем Виолу ожидали на обед в доме священника.

* * *

Когда Виола вышла из дома его преподобия, наступили сумерки и с трех сторон зеленой лужайки разожгли костры, чтобы осветить место для танцев. Скрипачи уже наигрывали зажигательные мелодии, и молодые люди весело кружились вокруг майского дерева. Виола отклонила предложение сопровождать его преподобие и миссис Прюэтт в их прогулке вокруг лужайки. Вместо этого она направилась в опустевший церковный двор, чтобы насладиться зрелищем в одиночестве.

Стоял редкий для весны теплый вечер. Она накинула на плечи шаль, хотя в этом не было нужды. Ее шляпка, возможно, все еще находилась на заднем ряду скамеек в церкви. Горничная Ханна, в прежние времена бывшая няней Виолы, расчесала перед обедом ее волосы, перевязала лентой и оставила их распущенными. Так было свободнее, Мистер Клейпол закатил бы скандал, увидев Виолу в таком виде, но, к счастью, он с наступлением сумерек отправился провожать домой мать и сестру.

Скрипки смолкли, и танцоры отошли к краям лужайки, чтобы перевести дух и выбрать новых партнерш. Подняв голову, Виола увидела на небе почти полную луну. Небо было усыпано звездами, словно бриллиантами. Она глубоко вдохнула чистый воздух, закрыла глаза и про себя произнесла благодарственную молитву. Кто бы мог предположить два года назад, что она когда-нибудь будет жить в таком месте? Что она сроднится с этими местами, будет принята и любима всеми окрестными жителями? Ее жизнь могла бы повернуться совсем по-иному, если бы…

– Итак, почему вы прячетесь здесь, – раздался голос рядом, – а не танцуете вместе со всеми?

Виола открыла глаза. Она не видела и не слышала, как он подошел. Виола заметила днем, как он направлялся к конюшне гостиницы, и была уверена, что незнакомец давно уехал. Она тогда долго уверяла себя, что совсем не разочарована. Да и на что она могла рассчитывать? Он был необычайно привлекательным мужчиной, который, случайно проезжая мимо, немного пофлиртовал с ней и получил в награду букетик ромашек.

Однако теперь он стоял перед ней, ожидая ответа. Виола не сразу поняла, о чем он ей говорит.

– Вам следует танцевать…

Это было бы прекрасным окончанием великолепного дня.

Покружиться вокруг майского дерева, потанцевать с красивым незнакомцем. Виола даже не знала, кто он. Она хотела, чтобы окутывающая его тайна сохранилась и позже можно было вспоминать этот день с безмятежной радостью.

– Недоставало подходящего партнера, сэр, – сказала она. И затем, понизив голос, безрассудно добавила:

– Я поджидала вас.

– Неужели? – Он протянул ей руку. – Что ж, я к вашим услугам!

Виола небрежно сбросила шаль на траву и взяла его за руку. Он сжал ее пальцы и повел к лужайке, где уже возобновились танцы.

Все, что происходило дальше, напоминало прекрасную сказку. Лужайку освещало мерцающее пламя костров. Воздух был наполнен острым запахом горящего дерева. Молодые люди уже вели в круг своих партнерш и брались за разноцветные ленточки, свисавшие с майского дерева. Незнакомец сумел поймать две ленты и вложил одну в руку Виолы, в темноте блеснули его крепкие белые зубы. Затем скрипки заиграли веселую мелодию, и танцы начались – последовали легкие, замысловатые шаги, движение по часовой стрелке, кручение и приседания, причем ленты переплетались, а затем чудом расплетались вновь, твердый пульсирующий ритм музыки сливался с бегущей по жилам кровью; над головой кружились звезды; огонь от потрескивавших в кострах дров то погружал лица партнеров в тень, то освещал радостное оживление на них. Стоящие по краям лужайки зрители хлопали в такт скрипкам и движениям танцующих.

И самой притягательной фигурой был красивый длинноногий незнакомец в рубашке с засученными рукавами, с букетиком поникших ромашек в петлице, весело смеявшихся над ее воодушевлением. Виоле казалось, что в тот момент Вселенная существовала только для них двоих.

Виола запыхалась и, когда музыка умолкла, чувствовала себя очень счастливой. Она сожалела только о том, что этот волшебный день подошел к концу. Ханна будет рада поскорее вернуться домой. Она, как и Виола, была занята весь день, однако девушка не собиралась торопиться.

– Мне кажется, вы не откажетесь от стакана лимонада, – сказал незнакомец, улыбаясь и кладя руку ей на талию.

На церковной лужайке чаем уже не угощали, но там оставили два стола, на каждом из которых стояла большая чаша с лимонадом и подносы со стаканами. Возле столов было пусто, представители старшего поколения уже разошлись по домам, а молодежь предпочитала эль, который подавали в гостинице.

– Действительно, не откажусь, – согласилась Виола.

Они молчали, пока пересекали лужайку для танцев и дорогу к церковному дворику в направлении стола. Незнакомец взял половник и налил ей полный стакан лимонада; он наблюдал, как Виола пила, наслаждаясь кисловатым вкусом напитка и его приятной прохладой. Позади нее, невидимые за массивным стволом старого дуба, снова заиграли скрипки, и звуки веселой мелодии смешивались со звуками голосов и смехом. Впереди Виола видела, как на поверхности реки, протекавшей мимо деревни за церковью, переливался лунный свет.

Она любовалась прекрасным видом, завороженная тишиной и покоем, снизошедшими на нее. Когда она допила, незнакомец взял у нее из рук пустой стакан и поставил на стол. Ей хотелось спросить его, неужели он сам не испытывает жажды, но между ними словно протянулись какие-то невидимые нити, слова могли разрушить волшебство, а ей этого не хотелось.

У нее не было настоящего девичества – по крайней мере после девяти лет. У нее не было возможности укрыться где-нибудь в тени во время невинного тайного свидания с молодым человеком. Не было и шанса на романтический или легкий безобидный флирт. В свои двадцать пять лет она чувствовала себя барышней, в которую могла бы превратиться, если бы ее жизнь круто не изменилась лет двенадцать назад. Но ей хотелось хоть на мгновение почувствовать себя такой девушкой.

Незнакомец обнял ее за талию и притянул к себе. Свободную руку он положил ей на затылок, на струящиеся по спине волосы, так что Виола откинула голову. На его лице играли тени от луны и ветвей дерева. Он улыбался. Он что, все время улыбается? Виола закрыла глаза, когда он нагнулся и поцеловал ее.

Это продолжалось недолго, и в поцелуе не было похоти, он нежно прикоснулся губами к ее губам, не пытаясь грубо проникнуть языком в ее приоткрытый рот. Одна его рука твердо лежала у нее на талии, а другой он держал завязанную у нее на шее ленту. Ей не следовало терять ни минуты – и Виола бережно и обдуманно старалась прочувствовать и запомнить каждое свое ощущение. Она чувствовала, как его длинные мускулистые ноги, обтянутые кожаными штанами, прижались к ее мягким ногам, а низ его живота к ее собственному, его, словно литая, грудь касалась ее пышных грудей. Она упивалась прикосновением его влажных губ и его теплым дыханием у себя на щеке.

Она вдыхала смешанный аромат одеколона, кожи и мужчины, запах эля на его губах и что-то неопределенное, что, возможно, и составляло его сущность. Словно бы издалека Виола слышала музыку, голоса, смех, журчание воды, уханье филина. Она запустила пальцы одной руки в его густые мягкие волосы, а другую положила на его крепкое плечо.

«Берегись высокого темноволосого красивого незнакомца».

3
{"b":"5409","o":1}