ЛитМир - Электронная Библиотека

После его смерти на папский престол был избран Стефан VI, ярый противник Формоза. Первое, что он сделал, заняв престол, — это созвал Высший церковный суд, чтобы судить умершего папу Формоза. Стефан VI приказал вырыть труп своего предшественника из могилы и принести его во дворец. Зловонный труп (он уже около двадцати дней пролежал к земле) доставили новому папе, прикрыли папским облачением, и начался суд.

— Почему ты согласился оставить епископство в Порто и сесть на римский престол? Разве ты не обещал папе Иоанну VIII не покидать Порто и не соглашаться на это предложение? — спрашивали судьи-епископы. — Не ты ли клятвенно заверял святейшего, что скорее вообще откажешься от служения церкви [104]?

Так как мертвец не защищался и не оправдывался, его осудили на отстранение от престола. Стефан VI приказал снять с него папское облачение. Затем мертвеца подвергли ещё одному наказанию: палач ножом отсек ему три пальца на правой руке.

— А теперь бросьте его в Тибр, — приказал папа.

Приказ был выполнен.

Кремонский епископ Лиутпрандт в своих трудах также описывает это событие (о нём писали почти все историки католической церкви) и далее говорит: «Рыбаки, которые тащили труп к реке, проходя мимо собора святого Петра, увидели чудо: святые на иконах склонили головы в знак уважения к истерзанному трупу бывшего папы».

Жители Рима, возмущенные тиранией папы Стефана VI, восстали, схватили папу, бросили в тюрьму и однажды ночью задушили его там.

Стефана VI похоронил один из претендентов на папский престол — Сергий, также противник Формоза. Сергий сочинил Стефану VI хвалебную эпитафию, не упустив случая обругать при этом Формоза.

Сергий давно уже пытался захватить папский престол, но дважды терпел поражение. И в первый и во второй раз, не добившись успеха, он находил убежище у одного богатого феодала. Внучка этого феодала, дочь знатного римского сенатора Теофилакта Мароция («Маруся»), была любовницей Сергия.

За это время сменилось несколько пап.

Лев V недолго держался на престоле, всего около месяца. Он был убит в тюрьме Христофором, видным церковником, который занял его место и назвался папой Христофором I.

Но и он правил меньше года, потому что из своего убежища, из Тосканы, опять вернулся Сергий, арестовал папу Христофора, заточил его в тюрьму и занял папский престол под именем Сергия III.

Его любовница, Мароция, не уступала своей матери — блестящей Теодоре — ни в красоте, ни в ловкости. Может быть, даже превосходила её.

Эти две женщины были в «дружеских» отношениях со многими видными церковниками и оказывали большое влияние на них. За свою долгую жизнь они подняли и низвергли около десяти пап.

Мароция, которая была умнее и смелее матери, продолжая оставаться любовницей Сергия III, вышла замуж за герцога Альберико Камерино. Благодаря последующим своим связям с крупными иерархами церкви она в дальнейшем сильно увеличила богатство своей семьи, присоединив к нему новые замки, крепости, поместья [38, 42, 62].

Деятельность Сергия III, который в течение семи лет Заставлял стонать западную церковь, оценивается различными историками по-разному.

Так, например, Флодоардо в своих летописях утверждает, что Сергий III был очень добрым и его пребывание на святом престоле было счастьем для всего христианства.

Кардинал Бароний высказывает совершенно обратное: «Не было преступления, которое не совершил бы этот подлый папа, не было позорного поступка, которым бы он себя не замарал. Это был негодяй, палач из палачей, узурпатор на папском престоле». Бароний не признает его папой.

Наш современник, историк католической церкви Эймар, говорит, что папа Сергий III был достойным понтификом, одаренным художником и широкообразованным человеком.

Теодора и Мароция продолжали пользоваться своим влиянием и при Сергии III. Теодора, правда, уже была пожилой женщиной, но ещё сохранившей свою былую красоту и молодой темперамент.

В это время к ней в Рим приехал посол — молодой священник — от архиепископа Равенны, который через неё хотел о чем-то попросить Сергия. И Теодора с первого взгляда влюбилась в этого молодого священника.

Итак, дочь была любовницей старика, папы, а мать стала любовницей молодого священника. Чтобы удержать его, она добилась для него сана епископа в Болонье и, продолжая выдвигать его дальше, помогла ему занять кафедру архиепископа Равенны. Она часто ездила к нему туда.

Когда умер Сергий III, Теодора и Мароция преподносили из своих рук престол ещё нескольким папам, продолжая фактически править христианской церковью. Так, они возвели на папский престол двух стариков — Анастасия III, который просидел на престоле всего два года, и за ним Ландона, который скончался через полгода.

После смерти Ландона встал вопрос: кто же займет папский престол?

Теодора то ли потому, что она хотела заставить своего любовника ещё сильнее почувствовать зависимость от неё, или просто потому, что хотела иметь его около себя, сейчас же подумала о нём. Разыскав дочь, она сказала ей:

— Мароция, мой друг должен стать папой.

— Хорошо, — согласилась та, и вопрос был решен.

Таким образом мать Мароции посадила на престол святого Петра своего последнего любовника. Под именем Иоанна X он четырнадцать лет был пастырем западного христианства. На четырнадцатом году правления он поссорился со своей «падчерицей».

Теодора к тому времени уже умерла. Мароция, её дочь, была ещё молода и полна сил и не захотела подчиняться своему «отчиму». Она подняла против него народ Рима. На глазах Иоанна X по её приказу был казнен его брат. Затем схватили и самого папу Иоанна X, бросили в тюрьму, где через несколько дней его задушили подушками в кровати. Так погиб Иоанн X [52].

После этого Мароция помогла занять престол ещё двум папам. Когда умер второй папа, она решила, что теперь престол святого Петра должен принадлежать очень близкому ей человеку. И она сделала главой западного христианства своего младшего сына (родившегося от её связи с папой Сергием III) Иоанна.

Это был папа Иоанн XI.

Внук Мароции, Октавиан, был совсем юным, когда умер его отец, второй сын Мароции Альберих, «властитель и сенатор всех римлян», завещавший ему светскую власть в Риме. Октавиану было шестнадцать лет. Однако через полгода наследник «властителя и сенатора всех римлян» уговорил влиятельных людей избрать его папой и занял престол под именем Иоанна XII. Это был юноша, испорченный до мозга костей. Убеждают в этом слова послов, направленных римлянами к императору Оттону I с жалобой на молодого папу.

— Это дьявол! — рассказывали они. — И, как дьявол, ненавидит создателя. Он оскверняет святыню, он невоздержан, для него не существует справедливости. Он окружен женщинами, ради обладания которыми идет на святотатство и убийство. Он насильник и кровосмеситель. Все честные римлянки — девушки, замужние женщины и вдовы — бегут из Рима, чтобы не стать его жертвами. Латеранский дворец в прошлом неприкосновенная святыня, превращен им в публичный дом. Среди других женщин там содержится и бывшая наложница его отца, ставшая теперь его любовницей.

Выслушав эта обвинения, император распорядился со звать специальный собор, на котором самые видные церковники должны были обсудить поведение молодого папы.

На соборе присутствовало много итальянских, немецких и французских служителей церкви.

Сначала против папы выдвинули «незначительные» обвинения. Его обвинили в том, что он никогда не осеняет себя крестом, что он появляется перед верующими в военных доспехах, что часто с подозрительными компаниями отправляется на охоту, что он всегда сквернословит, играет в карты и просит языческих богов Зевса и Афродиту помочь ему выиграть.

Затем появились обвинения более серьезные. Так, его обвиняли в том, что он пил за здоровье сатаны (и ссылались на свидетелей, присутствовавших при этом).

Кардинал Джованни и епископ нантский обвиняли Иоанна в том, что он рукоположил одного из своих любимцев в епископский сан в конюшне. Обвиняли его также в продаже церковных должностей и установлении определенной платы за возведение в сан.

2
{"b":"541","o":1}