ЛитМир - Электронная Библиотека

Как мы уже знаем, Косса был выдающимся политиком, и это качество помогло ему договориться не только с королём Венгрии и Богемии Сигизмундом, но и начать переговоры со старым врагом святого престола — неаполитанским королём.

Увеличилась территория, увеличилось количество людей, находившихся в духовном подчинении у нашего героя; агенты Иоанна XXIII, продававшие «отпущение старых и новых грехов», проникли почти во все страны западной Европы.

Их можно было увидеть во Франции, Англии, Германии, Италии, Польше, Богемии, Венгрии и других странах.

— Покупайте, грешники! — взывали они к народу. — Если вы верующие — покупайте! Позаботьтесь о загробной жизни, очистите от грехов ваши души! Покупайте, недорого продаётся! Какое значение имеют для вас эти гроши!

Напрасно народ жаловался на нищету и голод, к которым привели постоянные войны.

— Еретики, безбожники! — ругались торговцы индульгенциями. — Лучше отдать всё, что у вас есть, а потом умереть от голода, чем мучиться после смерти! Покупайте, а то не получите прощения после смерти! И напрасно будете молить бога о спасении души! Если не купите индульгенцию — ничто вам не поможет, если вы даже сутками будете молиться на коленях [65]! [29]

Посланцы Иоанна XXIII проникали всюду, успешно выкачивая деньги у простого народа. Они добирались до самых отдаленных деревень в различных странах Европы. До нас дошли письменные свидетельства, показывающие, что не всегда их операции проходили беспрепятственно, что иногда они бывали вынуждены идти на некоторые затраты, чтобы обеспечить себе успех.

Вот письмо из одной деревни:

«Нам удалось собрать сто скудо. Но на десять из них мы угостили деревенского священника, чтобы он помог нам».

По запискам, оставшимся после различных служителей церкви той эпохи, можно составить представление о сборщиках-посланцах папы Иоанна XXIII и других пап.

Это были псевдомонахи, проходимцы, шарлатаны и лжецы, использовавшие простодушную веру простых людей, льстецы и обманщики, готовые на всё, лишь бы выманить деньги. А когда им это удавалось, они издевались над этими же людьми и гордились, что обман сошёл так удачно. Их постоянными словами были:

— Платите! И мы вымолим для вас прощение [87] [30].

Разумеется, папские посланцы не отличались большой честностью, и папа часто приходил в ярость, получая от них мизерные суммы.

— Мошенники! — кричал он. — Плуты, обманщики, жулики! Кого вы хотите обмануть, возвращаясь с пустыми руками?

— Святой отец, — отвечали лицемеры. — Несчастный народ очень беден. Мало кто может купить индульгенции, поэтому мы и привезли не много.

Чтобы оградить себя от обмана, Косса придумал следующее: были напечатаны новые индульгенции, отдельные для каждого греха, на которых была указана их стоимость. Уплативший означенную сумму освобождался от указанного греха. А Иоанн XXIII точно мог определить размер своих доходов.

Его посланцы получали определённое количество индульгенций, за которые должны были выручить определенное количество денег. Воровство прекратилось.

«Тарифы» этих папских индульгенций дошли до нас. И мы видим, что «избавление от греха» стоило не очень дорого. Так, например, человек, убивший мать, отца или сестру, мог «искупить» грех, заплатив всего один дукат за индульгенцию. Человек, который убил жену, чтобы жениться на другой, должен был уплатить два дуката. Убивший простого священника платил четыре дуката, епископа — девять дукатов и избавлялся от мучений в аду.

Отравление не считалось тяжёлым грехом, если судить по тому, что отравитель должен был уплатить всего полтора дуката. Гораздо дороже платили люди, нарушившие какие-либо обязательства, — девять дукатов.

Монахи, совершавшие прелюбодеяния в монастыре или вне его, должны были заплатить за отпущение греха восемь дукатов. Грех скотоложства оценивался в двенадцать дукатов.

Монахини, согрешившие в монастыре или вне его, избавлялись от греха за девять дукатов, причем им предоставлялось право остаться в монастыре, а если это были настоятельницы, они не лишались почестей и продолжали управлять монастырями [31].

В разное время были найдены «тарифы» на индульгенции, выпускавшиеся другими папами. Укажем некоторые из них. Церковнослужитель, виновный в распутстве, за спасение души должен уплатить три дуката.

Чтобы спасти душу, сожительствовавший с матерью, дочерью или другой близкой родственницей должен заплатить два дуката. Изнасиловавший девушку может искупить грех, уплатив два дуката.

Желающий во время поста есть яйца, масло и мясо должен заплатить за индульгенцию два с половиной дуката.

Тот, кто воровал, поджигал или убивал в прошлом, может искупить грех, уплатив два дуката.

Де Поте указывает, что стоимость некоторых индульгенций была настолько велика, что доступны они были только богатым людям. Бедняки могли умирать, не получив отпущения грехов от того, кто назвал себя наместником Христа на земле, призванным утешать «страждущих и обременённых».

Нужно добавить, что на Тридентском соборе в 1560 году «тарифы» эти были включены в список запрещённых книг, а фанатичный король Испании Филипп II приказал даже уничтожить их. Де Поте указывает, что предусматривались и другие наказания за грехи, устанавливаемые на основании церковных канонов и тоже включённые в «тариф». Так, например, тот или иной грех можно было искупить постом, сроки которого устанавливала церковь, — день, месяц, год и так далее. Но грешник мог избежать поста, уплатив в папскую казну значительную сумму.

Как правило, богатые люди так и поступали — откупались, а затем грешили снова. Назначение «выкупа» стало серьёзным источником дохода для служителей церкви, использовавших широко и с большим мастерством эту доходную монополию.

Они увеличивали наказания, делали их более утомительными и жестокими, и соответственно увеличивался и «выкуп». Индульгенции и увеличение платы за «особые» грехи принесли Иоанну XXIII огромную сумму, а это дало ему возможность действовать более решительно. Он снова вступил в переговоры с упорным врагом римского престола неаполитанским королём Владиславом.

«Если ты не будешь поддерживать Григория XII и признаешь власть римского престола, я уплачу тебе сто тысяч золотых флоринов», — писал Косса Владиславу. Владислав, испытывавший большие денежные затруднения, согласился. Он созвал церковных иерархов своего королевства, и они решили не подчиняться больше Григорию XII, а признать единственным папой Иоанна XXIII, кандидатура которого, как главы христианства, была выдвинута ещё собором в Пизе.

«Мы признаём тебя единственным законным папой для всех стран Западной Европы, в том числе и для Неаполитанского королевства», — писали они.

Косса отсчитал сто тысяч золотых Владиславу, а Владислав предложил Григорию XII, который гостил у него в Гаэте, немедленно убираться вон.

«До наступления октября ты должен покинуть моё королевство», — писал он бывшему папе.

И Григорий с тремя кардиналами, оставшимися при нём, вынужден был накануне зимы покинуть такой гостеприимный недавно кров. Он отправился в порт и сел на венецианский корабль. В открытом море его ждала засада, организованная Гаспаром Коссой, которого предупредил о выезде Григория Балтазар.

Но судьба смилостивилась над старым папой, кораблям удалось уйти от погони в Адриатическое море и благополучно пристать в Римини, где правителем был друг папы Григория Карл Малатеста.

Косса, расплачиваясь с Владиславом, не нанёс ущерба личному капиталу. Деньги эти он получил… от четырнадцати новых, выдвинутых им кардиналов. это они отдали за своё выдвижение сумму, превышающую даже ту, которая понадобилась для подкупа Владислава.

Утвердившись в Неаполитанском королевстве, Иоанн XXIII тут же предал анафеме папу Григория XII, лишившегося надёжного убежища у Владислава, и папу Бенедикта XIII, который жил теперь в Испании.

вернуться

29

Надо сказать, что этот способ выкачивания у народа денег в пользу западной церкви был изобретен не нашим героем.

Читатели помнят, как широко использовал торговлю индульгенциями папа Бонифаций IX. Однако он тоже не был первым. это началось задолго до него.

В 1032 году монахам старинного монастыря в Касавре удалось убедить одну очень богатую семью в необходимости внести баснословную сумму на восстановление монастыря.

— Вы должны отдать эти деньги, чтобы спасти себя от страшного наказания за грехи, совершенные вами, — заявляли монахи. — Иначе вы уйдете в другой мир непрошенными и попадете в ад, где дьяволы денно и нощно будут пытать и мучить вас.

Явившись однажды к богатому феодалу, маркизу Мальфридо, монахи из монастыря с острова Тремити заявили, что ему не избежать гнева господня за грехи, которых у него было великое множество. А между тем, чтобы искупить их…

— Ну? — с тревогой и надеждой спросил маркиз. — Что же я должен сделать?

— Есть лишь один верный способ, — ответили монахи. — Перед смертью ты должен оказать нам милость и написать завещание, в котором укажешь, что монастырь должен унаследовать все твое имущество и земли, этим ты спасешь свою душу.

И человек внял их совету [75].

При папах Клименте IV, Николае III и Урбане V разрешалось отпускать умирающему треть его грехов, если он сам облачится в одеяние монаха-францисканца (или после смерти его оденут родственники), которое будет служить ему саваном, а имущество его забирала церковь [87].

вернуться

30

Фома Аквинский, теолог, рассказывает о папских посланцах: «Они поднимались в горы, пересекали реки, грабили простодушных бедняков, забирая у них даже самое необходимое. А для того чтобы им не чинили препятствий, они часто сговаривались с местными священниками:

— Если ты соберешь свою паству в центре деревни, мы выделим тебе треть из вырученных денег. Вместе с нами ты будешь есть, что хочешь, будешь пить за здоровье тех, кто нам заплатит…»

Далее Фома Аквинский говорит:

«Священники, в большинстве своём взяточники и распутники, готовые все отдать за деньги и еду, охотно вступали в сговор с посланцами папы, способствуя мошеннической продаже индульгенций, а затем начиналась оргия, на которую приглашались зажиточные крестьяне (с дарами). Они шли охотно, думая при этом: «Повеселюсь, покучу сегодня. А завтра возьму индульгенцию и мне простятся все грехи» [88].

вернуться

31

Де Поте пишет, что «тариф» этот имел 385 пунктов. Он указывает, между прочим, что если священник совершил преступление, похоронив человека, проклятого церковью (если он знал об этом), он должен был заплатить столько же, сколько убийца отца, матери или жены.

35
{"b":"541","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пилигримы спирали
Позитивное воспитание ребенка: здоровый сон и правильный уход
Ласковый ветер Босфора
Книга-ботокс. Истории, которые омолаживают лучше косметических процедур
Темнотропье
Запад в огне
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Одиночество вдвоем, или 5 причин, по которым пары разводятся
Стальное крыло ангела