1
2
3
...
19
20
21
...
42

– Мы возьмем тебя с собой на прогулку в парк, Роуз, – решила Джудит.

– Сэр Филип Корбетт обещал отвезти меня туда попозже. – Роуз развела руками. – Какая жалость, мне так хотелось поехать с вами.

– Но у нас есть еще масса времени! Самое подходящее время для прогулок – до пяти часов. Иди за своей шляпкой.

– Да, пожалуйста! – В голосе Артура появились умоляющие нотки. – А то я буду чувствовать себя неловко.

Роуз вопросительно взглянула на леди Хетти и, когда та кивнула, побежала наверх, в свою комнату, за шалью и шляпкой.

Это оказался чудный день для прогулок, а она гуляла в Гайд-парке всего только один раз с Дейзи. В столь ранний час здесь было немного людей, и Роуз чувствовала себя гораздо свободнее, чем в первое посещение. Она сидела в экипаже рядом с Артуром, в то время как его сестра, ее новая подруга, устроилась по другую сторону от него.

Сам Лондон ей все больше нравился, и не потому, что она рассчитывала найти здесь богатого и знатного мужа, скорее это были идеи Дейзи. Роуз согласилась бы связать жизнь с кем-нибудь из их соседей, хотя и не питала особых пристрастий ни к одному из них, и была готова вернуться домой, как только закончится сезон. Пока же она просто хотела радоваться жизни. К тому же у нее возникли какие-то надежды по поводу Дейзи. Роуз была опечалена тем, что ее сестра до сих пор не вышла замуж и даже не проявляла к этому никакого интереса, так как была уверена в том, что ее время прошло и никто во всем мире не думает о ней как о невесте.

И вот теперь появилась вероятность, что лорд Кинкейд сделает ей предложение. Дейзи очень легкомысленно отнеслась к событиям вчерашнего вечера – она, несмотря на всю свою практичность, никогда не видела мир таким, каким он был на самом деле. Зато виконту, кажется, теперь не оставалось другого выхода, как только пойти на такой благородный шаг.

И все же одно обстоятельство волновало Роуз. Ей нравился виконт, и она любила сестру; ей казалось, что они могли бы составить прекрасную пару. Но, конечно, было бы гораздо лучше, если бы он сделал Дейзи предложение по своему желанию, а не под давлением обстоятельств. Ей так хотелось надеяться, что он полюбит Дейзи, – на это просто нужно время, потому что бедная Дейзи несколько раз его огорчила, хотя сама до сих пор пребывала в счастливом неведении относительно этого. Со временем виконт поймет, какое у ее сестры золотое сердце, и тогда будет с ней по-настоящему счастлив.

– Посмотрите-ка! – неожиданно воскликнула Джудит. – Вот едет лорд Пауэрс.

Артур взглянул на сестру с мягким упреком:

– Джуди!

Девушка покраснела.

– Но ведь ты со мной, Артур, поэтому здесь нет ничего неприличного…

– Зато вместе нам будет очень удобно. Мы образуем две пары, а тебе только этого и надо. Вот как ты используешь людей, дорогая.

– О! – Джудит с укором посмотрела на брата, и на глаза ее стали навертываться слезы. – Как это нехорошо, Артур! Ты знаешь, как я тебя люблю и как мне нравится, когда меня видят с тобой рядом, потому что тебя тоже все любят. И ты знаешь, как мне нравится Роуз, с которой я хочу подружиться.

Они вышли из своего экипажа, и Роуз сделала реверанс лорду Пауэрсу, который, также покинув экипаж, приблизился к ним.

– Могу ли я присоединиться к вам? – вежливо спросил он. – Я как раз думал о том, чем занять вторую половину дня, на которую у меня нет никаких планов.

Джудит, не глядя на брата, взяла лорда Пауэрса под руку, и они пошли впереди Артура и Роуз.

Артур посмотрел на свою спутницу и улыбнулся.

– Это очень дурная выходка. Голову даю на отсечение, что встреча была заранее спланирована.

Роуз улыбнулась в ответ.

– Надеюсь, раз вы здесь, сэр, то ничего ужасного в этом нет…

– А вы тоже проявите такую же хитрость, если у вас появятся нежные чувства к какому-нибудь джентльмену? – спросил Артур.

– Я ни к кому не питаю нежных чувств, – Роуз вздохнула, – и не собираюсь делать этого. А если они у меня возникнут, по правде сказать, я не знаю, как буду себя вести. Я не могу никого осуждать, пока сама не окажусь на его месте.

– А вы очень разумная молодая леди. – Артур снова улыбнулся.

– Так значит, вы получите место священника только к осени? – Роуз явно хотелось перевести разговор на другую тему.

– Да, и мне еще никогда не казалось, что время ползет так медленно.

– Но это как раз та работа, которую вы любите? – спросила она. – Вы ведь пошли служить церкви не потому, что были младшим сыном в семье?

– О нет. – Артур прижал руку к сердцу. – Отец делал все, чтобы отговорить меня, но я не могу представить для себя никакой иной жизни и счастлив только тогда, когда служу другим людям.

– Поэтому, наверное, жизнь в Лондоне кажется вам очень скучной.

– Вовсе нет! Я очень предан своей семье и особенно рад быть здесь в тот момент, когда Джулия переживает трудные для нее дни. Я также люблю посещать различные благотворительные учреждения. Жертвовать деньги бедным – этого недостаточно, и это совсем не то, чего ожидает от нас Господь. Мне нравится встречаться с людьми и помогать им. Гораздо лучше помочь одному человеку, чем дать деньги двадцати, которых никогда не видел, так я думаю. Но кажется, я начал читать проповедь, и вы должны остановить меня, мисс Моррисон.

– О, что вы! – Роуз взглянула на него исподлобья. – Мне кажется, я чувствую то же, когда говорю Дейзи, что мне нравится жить в деревне и я вовсе не испытываю желания оказаться в городе. Конечно, там нельзя заниматься благотворительностью, но зато в деревне все хорошо знают друг друга и могут без труда общаться, а здесь такие толпы… Вот и вчера вечером на балу было так много людей, что я почти никого не запомнила по имени и ни об одном не могу сказать, что знаю его.

Артур наклонился к ней ближе:

– Если вы когда-нибудь устанете от условностей этого общества, дайте мне знать, и я покажу вам одну из школ для бедных мальчиков, приют для сирот или дом для престарелых; но сначала вы должны полностью насладиться этим сезоном. Вы молоды и хороши собой, у вас есть время для радостей и для более серьезных дел, и теперь как раз время для того, чтобы осуществить все это.

«А ведь я не права, – неожиданно подумала Роуз. – В Лондоне есть человек, которого я знаю, и имя его – Артур Фэрхейвен».

* * *

– Так значит, вы приехали для того, чтобы попросить меня выйти за вас замуж? – Удивлению Дейзи не было предела. – Но почему?

Лорд Кинкейд нахмурился:

– И вы еще спрашиваете меня после того, что произошло вчера вечером? Я был бы просто в неистовстве, если бы меня так оскорбили.

– Но я ничего не заметила. Если бы леди Хетти и Роуз не рассказали мне все в экипаже, по пути домой… Ах нет, на мой взгляд, все это просто ерунда.

Виконт был в растерянности. Он никак не мог понять, что это – следствие невинности Дейзи или полная бесчувственность.

– Может быть, и на самом деле ерунда, но результат всего этого – совсем другое дело. Вас перестанут узнавать, от вас отвернется свет. Вы будете страдать, а это вовсе не ерунда.

– И все-таки это глупости, – настаивала Дейзи. – Пусть люди говорят обо мне что хотят, мне все равно. Если они скажут что-то мне в лицо, думаю, я сумею им ответить.

– Мисс Моррисон, вы хотя бы понимаете, что они видели прошлым вечером? Мы были в комнате одни, в тесных объятиях друг друга.

Дейзи покраснела и все же, сделав над собой усилие, не отвела взгляда.

– Это тоже чепуха. Вы вовсе не целовали меня.

– Я прижимал вас к себе, касался губами ваших губ. На языке большинства людей это означает поцелуй. К тому же видевшие нас леди еще и преувеличили то, что было на самом деле.

– Они ничего не видели. Вы заслоняли меня.

– Но там было зеркало сзади вас, которое я, к сожалению, слишком поздно заметил. Если бы не это обстоятельство, нас могли бы обвинить только в том, что мы с вами находились одни в пустой комнате.

– А что они преувеличили? – подозрительно спросила Дейзи.

20
{"b":"5410","o":1}