ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да не переживайте вы так! – Дейзи беззаботно улыбнулась. – Я ведь достаточно богата. Лорд Кинкейд выпрямился.

– Даже экскурсия в Бедлам была бы не так занятна, как беседа с вами. Оставайтесь здесь, а я поищу Хетти и вашу сестру. Надеюсь, вместе с ними в эту комнату вернется наконец здравый смысл.

* * *

Леди Хетти была в восторге от только что услышанной новости. Она прекрасно знала нравы лондонского общества и не сомневалась, что мисс Дейзи Моррисон, которая повела себя просто скандально во время первого выхода в высшее общество, не была бы так просто прощена.

Теперь помолвка и предстоящий брак покроют все грехи. Леди Хетти прониклась нежностью к обеим своим протеже чуть не с первого часа их знакомства – обе вели себя очень естественно, без всякого намека на жеманность. Неудивительно, что она не переставала выражать свой восторг, в то время как Дейзи принужденно улыбалась. Когда Роуз с Артуром и Джудит вернулись с прогулки, лорд Кинкейд повторил свое объявление, и Дейзи пришлось улыбаться снова. С этого момента она ощущала себя человеком, который выдает себя за кого-то другого. У нее было непреодолимое желание нарушить договор и выложить всю правду, тем более что она никогда не любила ложь, обманы и секреты, даже если они были вызваны самыми добрыми побуждениями, Итак, целых шесть недель, а может быть, и дольше ей предстоит ощущать себя частью чего-то не очень для нее понятного, а вовсе не независимой и самостоятельной личностью. Но она никогда не сможет сделать это – несмотря на все смелые слова лорда Кинкейда, она будет управлять им еще прежде, чем закончится первая неделя, такая уж у нее натура.

Дейзи стиснула зубы: на нее просто угнетающе действовало то, что «жених» сидел на ручке ее кресла, положив руку ей на плечо. Он возвышался над ней, а она ничего не могла сделать, чтобы уравнять их положение, так как была прикована к креслу из-за растяжения в лодыжке.

Роуз наклонилась над ней и поцеловала, а потом пожала руку лорду Кинкейду. Она выглядела такой счастливой и красивой! Дейзи пожалела лишь о том, что у сестры нет больше надежд заинтересовать собой самого красивого мужчину в Лондоне. Впрочем, что толку плакать над разлитым молоком, подумала она с присущей ей практичностью, они найдут ей другого, куда более достойного. Взять хотя бы сэра Филипа Корбетта, с которым Роуз собиралась поехать на прогулку немного позже, – такому жениху мог позавидовать кто угодно!

Преподобный Артур Фэрхейвен, взяв в ладони ее руку, улыбнулся своей доброй улыбкой:

– Я очень люблю своих сестер, мисс Моррисон, и безмерно счастлив оттого, что их число теперь увеличится. Мне особенно приятно, что выбор Джайлза пал на вас, так как я всегда восхищался вашей смелостью и решительностью.

– Благодарю вас, сэр. – Дейзи почувствовала, что краснеет. – Знаете, я всегда хотела иметь брата, но о таком, как вы, даже и мечтать не могла.

За чаем все были веселы и рассуждали о том, где лучше заказать венчание и может ли Артур вести свадебную службу. Говорили также о свадебном путешествии и визитах, которые необходимо будет сделать по случаю помолвки, и о многом другом.

Вдруг Дейзи нестерпимо захотелось остановить все это. Она всегда была на переднем плане в такого рода дискуссиях, выдвигая всевозможные предложения, но теперь, когда они говорили о посещении театра, вечере в Воксхолле, обеде и приеме у леди Хетти, она продолжала молчать. И только улыбалась.

В конце концов лорд Кинкейд наклонился к ней:

– С вами все в порядке, дорогая? Мне казалось, что вы можете вести себя так тихо, только если умрете.

– Нога очень болит, – призналась Дейзи, испытывая несвойственную жалость к самой себе.

– В самом деле? Может быть, вам лучше подняться в свою комнату и немного отдохнуть?

– Думаю, вы правы, – согласилась она, и это было весьма неблагоразумно, в чем Дейзи тут же и убедилась.

– Моей невесте нужен покой, – во всеуслышание объявил лорд Кинкейд. – Не попросите ли вы горничную принести настойку опия, Хетти? А я пока помогу мисс Моррисон добраться до комнаты.

И тут, вместо того чтобы помочь ей подняться по лестнице, что позволило бы Дейзи сохранить чувство собственного достоинства, виконт наклонился над ней, подхватил ее на руки и вынес за дверь, словно какую-нибудь вещь.

Дейзи, которая никогда не чувствовала себя беспомощной и не нуждалась ни в каких лекарствах, даже не сразу поняла, что ее несут на руках мимо швейцара, потом вверх по лестнице в ее комнату и бережно укладывают в постель. Потом его руки немного приподняли ее, сняли с нее туфельки, распустили волосы, после чего ей было сказано, чтобы она спокойно лежала и ждала горничную с опийной настойкой.

Так она и сделала.

Мирно лежа в постели и уже засыпая, Дейзи думала о том, что ей надо не забыть тысячу разных вещей, и прежде всего позаботиться о том, чтобы Роуз вовремя была готова поехать на прогулку с сэром Филипом Корбеттом.

Ах, если бы у нее был еще хотя бы один день! Тогда она смогла бы снова вернуть свою жизнь в нормальное русло до самого конца сезона. Но все вышло совсем не так, как Дейзи себе представляла.

Этот джентльмен оказался достаточно сильным, чтобы отнести ее наверх, и тем самым закрепить свое право командовать ею!

Глава 10

Лорд Кинкейд откинулся на спинку кресла, аккуратно положил гусиное перо около пресс-папье и обратился к своему старшему груму, который, почтительно стоя напротив, ожидал его распоряжений:

– Итак, Чандлер, что вам удалось выяснить?

– Не мне, ваша светлость, – ответил грум. – Меня слишком легко узнать. Я послал Бейкера – он хороший парень, и у него есть опыт по части… темных дел.

– Тот самый Бейкер, которого преподобный Артур спас от преступной жизни, а может быть, даже и от виселицы? – недоверчиво спросил лорд Кинкейд. – Забавный выбор. Ну и что же он говорит?

– Человек, приметы которого вы мне передали, не принадлежит к числу слуг лорда Пауэрса. – Чандлер продолжал стоять навытяжку.

– Хм, а ведь было похоже на это… – Лорд Кинкейд почесал бровь.

– И все-таки, ваша светлость…

Виконт за восемь лет службы не раз замечал наличие у своего старшего грума актерских способностей. Этот человек должен играть на сцене, а не терять понапрасну время в чьей-то конюшне, усмехнувшись, подумал он.

– Да, и что же?

– Этот человек доставлял лорду Пауэрсу известия, – таинственным шепотом сообщил грум. – Собутыльник Бейкера считает, что его, возможно, послал маркиз Челкотт.

Лорд Кинкейд изумленно посмотрел на своего слугу.

– Маркиз-отшельник! – воскликнул он. – Отец Пауэрса! Интересно, Чандлер. Очень интересно! Бейкер уверен, что его приятель ничего не напутал?

– Он подробно описал его, вплоть до желтых зубов с одной стороны рта, ваша светлость.

Кинкейд медленно кивнул:

– Хорошо. Спасибо, Чандлер. И передай мою благодарность Бейкеру. А может ли он сделать еще что-нибудь для меня такое, чтобы я мог забрать его из конюшни, как вы считаете?

– Скажу вам откровенно, – Чандлер отчего-то снова снизил голос до шепота, – он согласен делать что угодно, но только не работать в конюшне. Хотя у него это и неплохо получается, но сердцем он на улицах, если вы понимаете, что я имею в виду, ваша светлость.

– Я знаю, что лорд Пауэрс очень нуждается в деньгах, – задумчиво произнес виконт. – Но мне бы также очень хотелось уточнить размеры состояния его отца. К сожалению, никто из моих знакомых никогда не видел его. Как вы думаете, Бейкер сможет сделать это для меня?

– Ваша светлость, если это вообще возможно, то Бейкер, как я полагаю, наверняка сделает.

– Хорошо. – Лорд Кинкейд кивком отпустил слугу.

Итак, это не было совпадением – не зря лорд Пауэрс и человек, который пытался немного подправить черты его лица, оказались на одной и той же улице примерно в одно и то же время. Возможно, за нападением на Кинкейда стояло нечто большее, чем просто желание отомстить за неуплату по счету. Неужели Пауэрс настолько отчаялся, что готов пуститься во все тяжкие, лишь бы только осуществить свои коварные планы и заполучить в конце концов богатую жену?

22
{"b":"5410","o":1}