1
2
3
...
25
26
27
...
42

Но Роуз молчала. Тогда Дейзи обняла ее и улыбнулась, хотя на этот раз ей очень хотелось расплакаться, так она была расстроена.

В театре Роуз выглядела превосходно в своем зеленом платье, и сэр Филип был явно покорен ею. Как им повезло, думала Дейзи, что они встретили лорда Кинкейда на пути в Лондон и были представлены его семье. Леди Хетти также была очень добра к ним и не выказала никакого неудовольствия или сожалений по поводу их пребывания в ее доме.

Разумеется, леди Джулия ей тоже нравилась. Дейзи каждый день навещала ее, понимая, как бедняжке скучно сидеть одной; она по-прежнему считала, что смешно из-за каких-то нелепых условностей лишать себя прогулок на свежем воздухе. Но ей и самой было приятно поговорить с леди Джулией и послушать ее: у Дейзи не было близких подруг с тех пор, как Присей Гановер вышла замуж и уехала из дома, и теперь она надеялась, что у них с Джулией сложатся доверительные и искренние отношения.

Еще она была очень довольна тем, что Джудит и Роуз подружились. Что касается преподобного Артура Фэрхейвена, то он был настоящим ангелом. Сейчас, сидя в ложе в очаровательном платье золотистого цвета и улыбаясь своему мнимому жениху, Дейзи внезапно ощутила сожаление оттого, что так никогда и не сможет войти в эту прекрасную семью. Разумеется, выйдя замуж за лорда Кинкейда, она не стала бы счастливой, даже если бы и переменила свое мнение о замужестве вообще. Ей казалась смешной вся эта суматоха, которая возникла из-за ее больной лодыжки и продолжалась, даже когда она уже могла вставать на ноги, не вскрикивая от боли; к тому же ей не хотелось, чтобы ее переносили с места на место, как мешок муки. Виконт сердился, отказываясь понимать ее, пока она не уступала ему, потому что он вел себя, словно большой капризный ребенок.

В конце концов Дейзи сочла, что нет ничего унизительного в его желании повсюду носить ее на руках; она вполне могла довериться этому высокому красивому джентльмену – ведь он уже один раз, рискуя собственной репутацией, постарался защитить ее честь. Даже теперь, когда она вспоминала об этом, его физическая близость пробуждала в ней непрошеные запретные ощущения.

Неожиданно поймав себя на этих странных мыслях, Дейзи весело рассмеялась и решила, что ей давно пора переключить внимание на что-нибудь другое.

– Я думаю, – сказала она, понизив голос и доверительно склоняясь к виконту, – что ваша сестра начинает более благосклонно поглядывать на полковника, а сэр Филип очень увлечен Роуз. Это ясно с первого взгляда. Все идет превосходно, не правда ли?

– Надеюсь. – Он несколько удивленно посмотрел на нее. – Если это действительно так, то мы тоже приложили руку к такому счастливому повороту событий. Правда, Корбетт всего неделю знаком с вашей сестрой, а полковник Эпплби на целых двенадцать лет старше Джудит…

– О, это не имеет значения, – уверенно сказала Дейзи. – Мне очень приятно, что вы смотрите на вещи так же, как и я. А теперь давайте понаблюдаем за мистером Кином – я впервые вижу эту пьесу, и мне не терпится узнать, что произойдет дальше.

Но лорд Кинкейд смотрел вовсе не на сцену, а на Дейзи Моррисон. Даже в полумраке театральной ложи она выглядела очень красивой: на щеках ее появился румянец, глаза горели, а губы слегка приоткрылись. Виконт поймал себя на том, что при взгляде на ее распущенные волосы представляет себе, как они падают на маленькие круглые груди, оттеняя ее белоснежную кожу и красивые руки. Он представил себе, как эти волосы разметались по подушке, а он касался бы их руками и вдыхал их чудный аромат. Взгляд его скользнул вниз, и он представил, что ласкает руками ее обнаженное лоно, кладет ее на постель, наваливается сверху всем своим весом, и…

Его уже совсем не занимала блестящая постановка шекспировской пьесы – словно подросток-школьник, он ощутил плотское влечение к женщине, от которой не мог оторвать взгляда. В своем воображении лорд Кинкейд уже чуть ли не обладал ею. Дейзи Моррисон. Боже правый! Он попадет в Бедлам еще до окончания весны, если не позаботится о себе.

– О! – внезапно воскликнула Дейзи и оглянулась на него с некоторым раздражением.

Виконт вздрогнул, решив, что она перехватила его откровенный взгляд и прочитала его мысли о том, как он окажется с ней в постели.

– Как противен этот Антонио, да и Бассанио со всеми их друзьями. Мне кажется, что Шейлок в конце пьесы докажет это.

– Но сам Шейлок и есть главный злодей. – Лорд Кинкейд усмехнулся про себя, наблюдая, как Дейзи снова погружается в созерцание происходящего.

* * *

В антракте Роуз и Джудит остались сидеть в ложе, сэр Филип и Артур пошли поговорить со знакомыми, а полковник Эпплби предпочел общество леди Хетти и лорда Кинкейда.

Дейзи отсутствующим взглядом смотрела в сторону сцены, рассеянно прислушиваясь к разговорам окружающих.

– Он мне снова сегодня написал, – хихикнула Джудит, – говорит, что любит и не может жить без меня.

– Почему бы ему не пойти к твоему брату и открыто не заявить об этом? – с сомнением спросила Роуз. – Я не пойму, зачем нужна вся эта секретность?

– Лорд Пауэрс знает, что и Джайлз и мой отец отвергнут его предложение. Он сейчас исправился и признает, что молодость его была чересчур бурной. Самое плохое, что он растранжирил все свои деньги и только теперь научился тратить их с умом. Его очень ранит то, что он не может обеспечить меня и создать мне такие условия, к каким я привыкла.

– А ты уверена, что он не промотает и твое состояние? – Роуз озабоченно покачала головой. – Мне кажется, тебе было бы лучше с полковником, Джудит, – он ведь очень симпатичный мужчина.

– Ну да, он мне тоже нравится. Двенадцать лет – это не такой уж невозможный разрыв в возрасте, правда? Папа на десять лет старше мамы, но это едва ли кто-нибудь замечает, и они так горячо любят друг друга. Но что произойдет с лордом Пауэрсом, если я покину его?

Роуз мельком взглянула на подругу.

– Между вами пока нет определенных отношений, ты просто жалеешь его.

– Ах, он и правда так несчастен! – со вздохом сказала Джудит. – Его отец, маркиз, не помогает ему, хотя баснословно богат. Сам лорд Пауэрс говорит, что не достоин помощи отца. О, Роуз, он так благороден! Хочет встретиться со мной в Воксхолле. Он сказал, что мы должны как-то меня скомпрометировать – тогда папа будет вынужден отдать меня за него замуж и нам не придется тайно убегать. Как же я могу сказать такому человеку «нет»?

– А как ты можешь сказать ему «да»? – спросила Роуз, сжав руку подруги.

Их разговор был прерван появлением в ложе Артура.

– У вас здесь какие-то секреты? – Он застенчиво улыбнулся. – Могу я присоединиться к нему?

Сев рядом, он тут же обратился к Роуз и проговорил с ней несколько минут, оставшихся до конца антракта, в то время как Джудит стала прислушиваться к общей беседе.

– Вам понравилась пьеса? – продолжая улыбаться, спросил Артур.

– Да, очень, – призналась Роуз. – Теперь я даже рада, что сестра привезла меня сюда и я попала на лондонский сезон. Но мне еще надо найти богатого и достойного мужа, хотя бы ради Дейзи.

Артур приподнял брови и нежно посмотрел не нее.

– Ради вашей сестры, а не ради вас самой?

Роуз даже слегка растерялась.

– Я никогда не думала об этом, – сказала она. – Но я хочу замуж. Хочу, чтобы у меня был свой дом, муж, семья. Только, конечно, хотелось бы иметь мужа, который бы нравился мне, такого, чтобы я чувствовала себя с ним легко. Я понимаю, меня привезли сюда как раз затем, чтобы я встретила такого джентльмена, но до сегодняшнего дня я не знала о том, что сама захочу это сделать.

Почему она говорит ему все это? Потому что ей легко довериться человеку в сутане? Но она никогда бы не призналась в этом их домашнему священнику.

– Моя дорогая, – Артур осторожно притронулся к ее руке, – ваша сестра – сама добродетель и живет только ради вашего счастья. Я не могу ошибаться, это так и есть.

– Вы и не ошибаетесь. Дейзи действительно самая лучшая – я люблю ее больше всех на свете.

26
{"b":"5410","o":1}