ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как я могу обещать? – с неожиданной печалью сказала Дейзи после краткого раздумья. – Как я могу просить вас сделать то, на что у меня самой не хватило бы смелости? Кроме того, вы ведь не всегда будете рядом со мной.

– Здесь дело не в смелости, а в силе, – возразил виконт. – Ни один человек, если он в здравом уме, не усомнится в вашей решительности, Дейзи. Вы должны мне обещать. И помните: пока мы помолвлены, я обязан вас защищать.

– Нет, вы не обязаны, – снова возразила она. – Вовсе нет.

Лорд Кинкейд твердо посмотрел ей в глаза.

– А я считаю, что обязан. Может быть, это и временная помолвка, как мы и договорились, но она вполне реальная, и я не собираюсь приковывать вас цепью к моему запястью, чтобы почувствовать рывок, когда вы броситесь спасать еще кого-то. Обещайте мне сейчас же.

– Ну хорошо, – согласилась Дейзи. – Обещаю позвать вас на помощь, если только смогу это сделать. Годится?

– Думаю, что да, хотя мне кажется, вы, собственно, ничего и не пообещали.

– Послушайте, вам вовсе не нужно об этом переживать, – сказала Дейзи так, будто успокаивала ребенка. – Мне двадцать пять лет, и я могу сама за себя постоять. Никогда еще я не попадала в беду.

– И все же я очень беспокоюсь о вас. – Кинкейд нахмурился. В один прекрасный день вы можете зайти слишком далеко и даже не успеете понять этого. Остается только надеяться, что я окажусь поблизости, чтобы выручить вас.

– Как вы добры! – Дейзи подняла на него глаза и улыбнулась.

– Это я-то добр? – Виконт неожиданно положил ей руки на плечи, а потом сдвинул так, что его пальцы сомкнулись вокруг ее шеи. – Я мог бы прямо сейчас поддаться искушению, которое преследует меня все эти дни, и задушить вас – таким образом я освободил бы себя и весь мир от необходимости думать о том, какую глупость вы совершите в течение следующих пяти минут.

В ответ на это Дейзи ослепительно улыбнулась:

– Как хорошо, что вы будете опекать меня еще только несколько недель.

– Согласен. – Он нагнулся и пылко поцеловал ее, затем, подняв голову, посмотрел ей в глаза и громко прошептал:

– Вы давно уже могли погубить меня, Дейзи Моррисон. – Он нежно обнял ее и снова поцеловал.

Да, подумал лорд Кинкейд, судьба сыграла с ним злую шутку, когда заставила эту женщину выбежать в одной нижней рубашке, с намазанным маслом лицом в то роковое утро на конный двор. И все же сейчас ему было хорошо, очень хорошо. Дейзи, выгнувшись всем телом, прижалась к нему, такая податливая, маленькая и женственная. Он ощущал ее стройные бедра и ласкал руками упругие груди сквозь тонкую ткань платья. Ее теплые губы легко пропустили его язык. Она нежно провела мягкими руками по его лицу, а потом запустила их в его волосы.

И тут он понял, что его снова охватило горячее желание овладеть Дейзи Моррисон прямо сейчас, даже несмотря на то что оба они стояли и были полностью одеты. Это желание было еще сильнее, чем тогда, в театре. Интересно, что она подумает, когда он оторвется от ее губ?

– Вот так люди и сгорают от женских чар, – отведя от нее руки, сказал виконт. – Но это нехорошо, и теперь я должен попытаться обрести душевный покой.

Казалось, Дейзи только сейчас поняла, что все еще теребит его волосы. Она опустила руки ему на плечи, потому что их больше некуда было девать, поскольку он тут же снова крепко прижал ее к себе, потом проглотила комок в горле. Лицо ее зарделось румянцем.

– Что с вами? – Виконт с притворным удивлением посмотрел на нее. – Может быть, я отыскал наконец ключ к вашей тайне? И теперь могу заставить вас молчать при помощи поцелуя? Наверняка мне надо делать это почаще.

– Ерунда, – еле слышно ответила Дейзи. – Мне просто кажется, что вы стараетесь успокоить меня после той опасности…

– О да, конечно! Просто отеческие, успокаивающие объятия, разве нет? Боюсь, мне лучше удалиться, пока сюда не ворвалась Хетти и не потребовала, чтобы я немедленно женился на вас, – тогда бы мы оказались скованы кандалами на всю оставшуюся жизнь. Полагаю, это было бы настоящим кошмаром для нас обоих!

– Вы абсолютно правы. – Дейзи уперлась руками в его грудь и высвободилась из объятий. – Я не потерплю, чтобы какой-то мужчина заботился обо мне, возился со мной и заставлял меня делать то, чего мне вовсе не хочется, а также обнимал меня, когда ему вздумается. Больше всего мне нравится принадлежать самой себе.

– Бог мой, – воскликнул виконт, – какое усилие вы только что сделали, чтобы скрыть свое отвращение к этой ужасной перспективе! Но теперь мы на самом деле должны расстаться, и я хочу пожелать вам спокойной ночи прежде, чем мы нарушим эту дружественную атмосферу и снова рассоримся. Приятных снов, Дейзи.

– Спокойной ночи, милорд…

– Джайлз. Называйте меня так, раз уж мы помолвлены.

– Но мы не помолвлены, – возразила она.

– Да нет же, помолвлены.

– Нет, Джайлз, – твердо произнесла Дейзи.

Решив принять это за уступку, лорд Кинкейд не стал больше спорить; невесело улыбнувшись, он повернулся и вышел из комнаты.

* * *

– Как хорошо, что я отклонил честь быть сегодня вашим спарринг-партнером, Джайлз, – произнес лорд Донкастер, наблюдая, как его друг меняет рубашку, готовясь покинуть салон бокса, чтобы ехать в «Уайте». – Не думаю, что у меня столько же крови, сколько вылилось из носа этого несчастного Брауна.

– Из-за кровотечения ситуация всегда выглядит хуже, чем это есть на самом деле, – хладнокровно заметил виконт.

– Как бы там ни было, у старины Брауна остается только одно утешение – если он захочет выйти куда-нибудь вечером, ему не придется нанимать человека с факелом, чтобы тот шел впереди него, так как у него на лице будет свой фонарь.

– Может быть, в результате он наконец научится защищаться, вместо того чтобы опускать кулаки и семенить, словно в танце, вокруг партнера мелкими шажками. – Лорд Кинкейд чуть усмехнулся.

– Ну-ну, вы сегодня не совсем в настроении. Возможно, вас снова расстроила эта малютка Дейзи Моррисон, Джайлз? Думаю, вы до сих пор жалеете, что не разорвали эту не в меру предприимчивую даму в клочья, когда доставили ее домой. Она была просто великолепна!

– Великолепна? – Лорд Кинкейд бросил на друга негодующий взгляд. – В тот момент я желал только одного – чтобы земля разверзлась у меня под ногами и дьявол сбросил меня туда своими вилами. Да что там – я сам с удовольствием прыгнул бы прямо к нему в лапы!

Лорд Донкастер рассмеялся:

– На самом деле вашей малышке цены нет, Джайлз. Я искренне завидую вам. Главная причина, по которой я не рассматриваю всерьез вопрос о женитьбе, состоит в том, что я не выношу скуки, а с мисс Моррисон у вас не будет ни одной скучной минуты.

– Именно этого я и боюсь. – Лорд Кинкейд энергично натянул пальто и протянул руку за шляпой. – Если вы не возражаете, я вообще предпочел бы забыть об этом эпизоде. Мне очень хочется надеяться, что все это не станет главной темой разговоров в «Уайте». Чертова женщина! Я на самом деле задушу ее когда-нибудь.

«Ах, если бы только я тогда не поцеловал ее!» – подумал виконт, и тут же с облегчением понял, что никто, кроме самой Дейзи, об этом не знает. Ему было неловко признаваться самому себе, что он нашел Дейзи Моррисон непреодолимо привлекательной. Ему и на самом деле захотелось распустить ее волосы, потом раздеть, положить на кровать и овладеть ею. Он со стыдом вспомнил, как непозволительно напился в ту ночь и с досады бросил бокал в камин, а потом доставал оттуда осколки, чтобы слуги не догадались об этой его выходке.

И как только можно было посчитать эту женщину физически привлекательной? Она была кошмаром, который неведомо как вошел в его жизнь и теперь преследовал его по пятам, куда бы он ни пошел. Прошлой ночью ему даже пришла в голову мысль поступить на службу, уехать в Индию и оставаться там до конца своих дней.

Перед ним, как из тумана, возникла ее очаровательная улыбка, стройное, гибкое тело, и он словно снова ощутил запах ее волос, коснулся ее груди, ощупал еще тысячу и одну мелкую соблазнительную деталь. Все это доставляло ему такую боль, что виконт то и дело тянулся к пустеющему графину с бренди.

28
{"b":"5410","o":1}