1
2
3
...
34
35
36
...
42

И тут Дейзи обнаружила, что никак не может заплакать; в результате ей пришлось ограничиться тем, что она лишь смущенно пробормотала:

– О, вы так великодушны, милорд!

Горничная Дейзи, которую уже второй раз за эту неделю отсылали за покупками, появилась несколькими минутами позже, когда они уже успели назначить время и место предстоящего рандеву. Быстро идя в нескольких шагах впереди нее, Дейзи подумала, что теперь жизнь стала гораздо безопаснее для этой глупенькой Джудит, которая даже не понимала опасности, еще недавно грозившей ее целомудрию и будущему счастью.

* * *

Лорд Кинкейд, одеваясь к обеду в Воксхолле, пребывал в отличном настроении. Наконец-то слуге удалось удачно завязать его галстук, а ему самому освободиться почти от всех проблем.

Джудит оказалась верной слову и написала Пауэрсу после разговора с братом в кондитерской. На следующий день она получила ответ, который и показала виконту, заехавшему проведать Джулию. Когда он сказал ей, что такая быстрая капитуляция Пауэрса означает, что он поймал на крючок другую богатую дурочку, она лишь печально улыбнулась. Теперь, по мнению лорда Кинкейда, весь этот кошмар был для них уже в прошлом.

Джудит стала тихой и послушной, она выезжала только два раза: один – с Артуром и Роуз, а другой – с ним. На балу она много танцевала, не пропуская ни одного тура, но, видимо, не отдавала предпочтения ни одному из своих многочисленных кавалеров. Сестра казалась чем-то очень озабоченной, и лорд Кинкейд надеялся, что причиной ее рассеянности был не кто иной, как полковник Эпплби, который должен был присутствовать на обеде вместе с Хетти и остальными членами его семейства. Зато отчего-то накануне, когда они ехали в экипаже, Дейзи предложила не приглашать сэра Филипа Корбетта.

– Не понимаю, в чем дело? – Виконт с удивлением посмотрел на нее. – Вы отчаялись поймать его в свои сети? Ни за что не поверю, что вы сдаетесь вот так, без битвы.

– Но, – она чуть покраснела, – вы же знаете, что Филип сделал Роуз предложение. Он приходил ко мне вчера и спрашивал, должен ли написать нашим родителям или ему следует сразу поехать к ним. Я сказала, что мама будет счастлива каждому, кого выберем мы, и послала его поговорить с Роуз.

Виконт недоуменно поднял, брови:

– Только не говорите мне, что Роуз отказала человеку, которого вы лично избрали для нее. – Он с сомнением покачал головой.

– Именно так она и сделала, – призналась Дейзи. – Вы можете себе представить что-либо более глупое? Я застала ее в слезах, совершенно безутешной, и это длилось целых десять минут. Тогда я подумала, что сэр Филип чем-то оскорбил ее, и готова была бежать вслед за ним со своим зонтом, но, как оказалось, глупая девчонка плакала оттого, что боялась подвести меня.

– Что ж, Дейзи, теперь вам придется начинать все сначала. – Лорд Кинкейд беззлобно усмехнулся. – Может быть, мы сможем пригласить к нашему столу в Воксхолле какого-нибудь случайно зашедшего туда герцога или маркиза – вы же знаете, как их тянет к молодым, красивым и богатым девушкам. Это главное условие для персон такого высокого ранга.

– Ну что за ерунда! – воскликнула Дейзи и весело рассмеялась. – В одном вы совершенно правы: мы должны начать все сначала. Откровенно говоря, Роуз очень удивила меня, сказав, что ей не нравится в Лондоне и она хочет тихо и спокойно жить в деревне. Как странно! Я никогда не спрашивала ее об этом прежде, чем мы приехали сюда, а она, разумеется, в то время не имела никакого представления о жизни в городе, потому что ни разу не бывала здесь. Думаю, что мне следовало бы еще раз дать самой Роуз возможность выбрать того, кто на самом деле ее интересует. Вы согласны со мной?

– Ну разумеется, – сказал лорд Кинкейд и улыбнулся. Однако тут же взгляд его стал суровым, как только он увидел изменившееся выражение ее лица.

– Остановитесь! – вдруг скомандовала Дейзи, и фаэтон резко качнулся, когда она попыталась выскочить из него.

Виконту пришлось одной рукой придержать лошадей, и тут же другой он схватил ее, заставив снова сесть на место.

– Нет, Дейзи, на этот раз я вовсе не хочу останавливаться! – В голосе его зазвучал металл. – Девушка, которую забрызгал встречный экипаж, определенно не нуждается в вашей помощи, дорогая, потому что уже шесть… нет, семь мужчин вмешались в это дело.

– Вы правы, – согласилась Дейзи и опустилась на сиденье. – Бедняжка явно не смотрела, куда идет.

Теперь она в неловком положении, потому что привлекла к себе всеобщее внимание. Поверьте, мне ее искренне жаль.

Лорд Кинкейд усмехнулся и с облегчением перевел дух. «Еще неделя-другая, и мне уже не придется ловить Дейзи, чтобы не дать ей свалиться с высокого сиденья фаэтона и сделаться посмешищем окружающих», – с надеждой подумал он.

– Вы понимаете, что решение Роуз может заставить нас продлить время нашей помолвки? – Виконт с удивлением заметил, что эта мысль больше радует, чем огорчает его. – Тогда, возможно, у нас будет самая продолжительная помолвка в истории.

– Чепуха! – Дейзи непреклонно взглянула на него. – Мы закончим все это еще до конца сезона, независимо от того, появится у Роуз поклонник или нет. Я уверена, что все уже забыли о том дурацком поцелуе в салоне у Риплингеров.

– Зато я не забыл, – неожиданно сказал лорд Кинкейд. – И вы, сверх ожиданий, глубоко ранили меня тогда. Я целовал многих женщин и слышал немало комплиментов по поводу моей опытности, но еще никто, кроме вас, не называл мои поцелуи дурацкими.

Взгляд Дейзи выразил неподдельное удивление, а потом она так весело рассмеялась, что лорд Кинкейд тоже не выдержал и невольно улыбнулся.

После, когда слуга освободил его от тесного темно-зеленого бархата пальто, виконт подумал, что день прошел на редкость удачно. Теперь он не боялся доверять Джудит и надеялся, что полковник выберет именно этот вечер, чтобы сделать ей предложение. Он почти поверил в то, что Дейзи освоилась с жизнью в городе, и думал только о том, как ему себя вести, чтобы привлекать как можно меньше внимания к ней и к себе.

Почти поверил! Но все же не до конца. Рядом с Дейзи он чувствовал себя так, будто находился по соседству со свернутой пружиной. Никто не мог предсказать, когда она взорвется и совершит еще один отчаянный и абсолютно бесполезный подвиг. Виконт нисколько не сомневался, что за ним будут особенно внимательно наблюдать здесь, в Воксхолле. Это было место буйного веселья, где наравне развлекались люди низшего и высшего классов, место для романтических встреч, интриг и удовольствий. Дейзи, конечно же, заметит тут массу несправедливостей и тут же бросится исправлять их; а это значит, что ему придется постоянно держаться поближе к ней.

Жизнь его снова станет спокойной только по окончании сезона, когда он наконец отделается от нее. При всем этом виконт находил Дейзи очень забавной и отчасти даже радовался той суматохе и тому удивлению, которые возникали вокруг нее. К тому же Дейзи и сама была не прочь посмеяться на свой счет – она никогда не пыталась казаться на людях скромницей и недотрогой, жеманничая и хихикая втихомолку. Дейзи Моррисон всегда смеялась открыто, задорно откидывая голову назад и совсем не думая о том, приятно это кому-нибудь или нет. Именно в эти моменты она выглядела особенно хорошенькой, а в ее словах, действиях и жестах не было и тени позерства или смущения. Казалось, Дейзи вообще не имела никакого представления о том, как она привлекательна.

Лорд Кинкейд все чаще ловил себя на том, что ему хочется дотронуться до нее. Сначала это было нечто подсознательное, а потом он стал постоянно думать и даже мечтать об этом. Он радовался, заставая ее у Джулии, когда наносил ей свой ежедневный визит, потому что там он мог целовать Дейзи так же, как и сестер. Конечно, он всегда был осторожен и старался не зайти слишком далеко, ведь женитьба была отнюдь не в его интересах. Но ему все больше хотелось прижать к себе ее стройное податливое тело, полностью завладеть ее ртом, вместо того чтобы просто чмокнуть в щечку. При этом виконт ничуть не сомневался, что ее влечет к нему не меньше, чем его к ней.

35
{"b":"5410","o":1}