ЛитМир - Электронная Библиотека

У него даже появилось сомнение в том, что столь очаровательное создание с целомудренно зачесанными наверх светлыми волосами может заключать в себе столько дьявольской злобы. Ах, если бы у него не было столь веских и столь прискорбных доказательств…

Собравшись с силами, лорд Кинкейд сдержанно, без улыбки поклонился.

– Мисс Моррисон?

– Доброе утро. – Дейзи отступила в сторону, пропуская джентльменов. – Мы с Роуз искренне рады видеть вас.

Войдя в комнату, лорд Кинкейд повернулся и указал на своего спутника:

– Позвольте представить вам преподобного Артура Фэрхейвена. Он мой брат, и я счел возможным захватить его с собой.

Артур взял руку Дейзи и, учтиво улыбаясь, поцеловал ее.

– Мне очень приятно познакомиться с вами, сэр, – присела в реверансе Дейзи. – Вы викарий, как это прекрасно.

– Всего только второй священник прихода, – поправил ее Артур. – Но возможно, к осени я действительно займу место викария. Мне тоже приятно познакомиться с вами и поблагодарить за помощь, которую вы оказали моему брату. Вы проявили незаурядную храбрость.

Дейзи посмотрела снизу вверх на высокого худощавого молодого человека, который все еще продолжал держать ее руку, а затем перевела взгляд на виконта.

– Не заставляйте меня краснеть, я не терплю, когда меня ставят в неудобное положение. – Она ослепительно улыбнулась. – Я сделала только то, что должен был совершить каждый порядочный человек. Не угодно ли вам присесть, милорд? Ваше преподобие? Не хотите ли чаю?

Однако лорд Кинкейд, еще не забывший своего намерения, решил овладеть обстановкой, прежде чем начнется обыкновенное чаепитие.

– Тем не менее я должен вам деньги, мадам, – холодно произнес он. – Если вы назовете сумму, я готов заплатить вам тут же, без всяких разговоров.

– О пожалуйста, не будем говорить об этом! – Дейзи снова расплылась в улыбке. – Это такие пустяки! Я была рада оказать вам любезность, потому что, должна признаться, мне очень не понравился хозяин гостиницы, никак не похожий на человека, обязанного заботиться об удобствах проезжающих. Ему надо было бы прибегнуть к помощи закона, а не натравливать на вас этих бандитов только из-за того, что вы имели несчастье потерять свой кошелек в его гостинице.

– Сумму, мадам, если позволите, – настаивал Кинкейд, под взглядом брата чувствуя себя героем, потому что сумел-таки не сдаться и твердо придерживался своего плана.

– Прошу вас больше не думать об этом, – возразила Дейзи. – И о той девушке, что пришла к вам на выручку. Она гордится этим и не испытывает никакого сожаления. Разумеется, вы не против за это заплатить, но знайте: эта девушка не распускала о вас никаких слухов и не судачила о случившемся с первым встречным. – Она вскинула голову и пристально посмотрела на виконта.

Лорд Кинкейд почувствовал, что краснеет, в то время как сестра его собеседницы со страдальческим видом произнесла:

– Дейзи, ну разве так можно! Все же он вытащил кошелек и, достав из него пачку банкнот, протянул их своей спасительнице.

– О! – Она склонила голову набок. – Вы продолжаете настаивать! Как глупо с моей стороны забывать, что у джентльмена должна быть своя гордость. Прошу простить меня, милорд, но я не хотела унизить вас.

Она отсчитала нужную сумму и вернула остаток.

– Ну вот, теперь мы в расчете, и ваше самолюбие удовлетворено.

Умная, бестия, подумал Кинкейд, принимая сдачу; дав согласие взять деньги, она выбила у него почву из-под ног; теперь ему ничего более не оставалось, как, холодно попрощавшись, вежливо удалиться.

– И все же я не считаю, что вы были в долгу передо мной. – Дейзи встряхнула пачку денег, прежде чем спрятать их в карман платья. – Но теперь мне будет немного неудобно обращаться к вам с просьбой, милорд. Не угодно ли вам присесть? Вы с братом оба такие высокие, что, пока вы стоите, я оказываюсь в невыгодном положении.

Она еще просит о благосклонности? Да эта женщина сумасшедшая! А может, она просто смеется над ним?

Виконт уже собрался произнести все это вслух, но тут, к его удивлению, Артур заговорил:

– Благодарю вас, мисс. – Его брат улыбнулся. – Могу я просить вас представить меня другой юной леди?

– Ох, – спохватилась Дейзи, – как это неловко с моей стороны! Роуз Моррисон, моя сестра. Я привезла ее из нашего городка в Лондон с совершенно определенной целью, но здесь мы неожиданно столкнулись с некоторыми затруднениями.

Лорд Кинкейд уселся в кресло и со скучающим видом принялся наблюдать за происходящим.

– Да? – ободряюще произнес Артур.

– У нас нет никого, кто бы мог оказать нам покровительство. – Дейзи чуть помедлила. – Моя тетушка была бы рада помочь нам, но, к сожалению, она избрала именно эту весну для визита в Париж. Мы никого не знаем в Лондоне; мой отец, лорд Бригем… всю жизнь прожил в деревне…

Лорд Кинкейд почувствовал невольную симпатию к тетушке, которая оказалась во Франции, вместо того чтобы дать оседлать себя двум очаровательным леди на целый сезон.

– А разве ваша родственница не предупредила вас заранее, что ее не будет в это время здесь? – спросил он.

– Мы писали дяде – сэру Чарльзу Пикерингу, – ответила Дейзи, – но я не стала ждать его согласия, чтобы не тратить понапрасну времени. Мы были абсолютно уверены, что нас хорошо примут – ведь приглашение мы получили еще в прошлом году.

– И вы отправились в Лондон без твердой уверенности и без сопровождающих? – Лорд Кинкейд сам поразился тому, как это он решился задать вопрос этой маленькой женщине. – Осмелюсь поинтересоваться, а где ваши родители?

– Отец умер, – вздохнув, ответила Дейзи, – а у матушки нет ни желания, ни смелости уезжать из дома. Но мы здесь вовсе не без сопровождающей дамы. По крайней мере я не нуждаюсь в ней, а при Роуз есть старшая женщина, которая может позаботиться о ней и о ее счастье.

– Неужели вы имеете в виду себя? – Лорд Кинкейд едва удержался от того, чтобы не рассмеяться. Старая дева в двадцать пять лет! Она не выглядела ни единым днем старше. И откуда у нее появилось такое материнское чувство к сестре?

Глядя на решительное лицо Дейзи и вспомнив историю с зонтиком, он вдруг почувствовал к ней глубокую симпатию.

– Вы оказались в затруднительном положении, – мягко сказал Артур. – Может быть, мы могли бы помочь вам уехать домой? У вас есть свой экипаж?

– Но мы не хотим ехать домой, – поспешила ответить Дейзи. – Я имела в виду другую помощь, милорд. Не могли бы вы, порекомендовать достойную леди, которая согласится покровительствовать нам? Роуз надо представить в обществе, надеюсь, вы понимаете? Главное – попасть туда, а потом уже я сама смогу повсюду сопровождать свою сестру.

Лорд Кинкейд смотрел на улыбающуюся Дейзи, и ему казалось, что он пребывает в каком-то странном сне. Возможно ли, эта пигалица, которая сделала его посмешищем в глазах всего Лондона, теперь всерьез просит, чтобы, к примеру, его мать графиня Атерби представила ее в свете? Что за наглость! Неужели она и в самом деле ожидает, что он окажет обществу такую ужасную услугу? Да оно этого просто не перенесет!

Однако Дейзи, очаровательно улыбаясь, по-прежнему ожидала ответа. Лорд Кинкейд перевел дыхание.

– К сожалению, моя мать сейчас в Бате, а сестра… в интересном положении. Что касается моей младшей сестры, то ей нет и двадцати.

– О! – Мисс Моррисон воодушевилась: она, кажется, не поняла значения сказанного. – Роуз недавно исполнилось девятнадцать, и они могли бы подружиться. Ваша сестра уже выходит в свет, милорд?

– Пока еще нет. – Виконт словно не заметил того, что предшествовало этому вопросу.

Мисс Роуз Моррисон умоляюще сложила руки – видимо, и для нее старшая сестра была чем-то в своем роде выдающимся, так как беззаветная отвага Дейзи вовсе не была фамильной чертой.

– Но ведь есть еще Хетти, – неожиданно услышал Джайлс слова брата.

Артур внимательно посмотрел на него, а потом обратился к Дейзи:

– Я имею в виду нашу кузину, леди Хетти Паркинсон. У нее трое сыновей, и она всегда жаловалась, что нет дочерей: она могла бы вывозить их в свет.

8
{"b":"5410","o":1}