ЛитМир - Электронная Библиотека

– Наверное, – отозвался он, продолжая хмуриться. – Но это ведь на всю жизнь, Присс! Это был бы слишком долгий срок, даже если бы он знал эту женщину. Вся жизнь – это всегда слишком долгий срок. Брак – это выдумка какого-то садиста, поверь мне. Но он не знаком с этой девушкой и выбрал ее совершенно сознательно просто потому, что она некрасивая, молчаливая и скучная.

– Первые впечатления часто бывают обманчивыми, – возразила она. – У тебя болит голова, Джеральд? Давай, я принесу лавандовой воды.

У него не болела голова, но он не стал ей в этом признаваться. Он позволил уложить его голову ей на колени, после чего она стала промокать ему виски лавандовой водой, глядя ему в лицо с улыбкой. Он позволил ей нянчиться с ним и вздохнул с удовольствием, почувствовав, что жизнь хороша, даже несмотря на то что Майлз поступил глупо.

Накануне вечером Майлз пришел к нему на квартиру из клуба «Уайте» в мрачном настроении из-за того, что его мать и сестры уже выехали в Лондон, чтобы провести там сезон. И в столицу направлялась и молодая леди, которую они наметили ему в невесты, а также вся ее семья.

– Если бы ты сейчас поставил передо мной самую некрасивую, скучную и обыкновенную женщину, какая бы нашлась в Лондоне, – заявил он, – или, если уж на то пошло, во всей Англии, я бы сделал ей предложение не задумываясь.

Джеральд рассмеялся.

– Тебе лучше стать таким, как я, Майлз, – сказал он, – и просто решительно заявить всему миру, что ты намерен оставаться холостяком столько, сколько тебе захочется. А захочется тебе им быть до конца жизни, так что всем большой привет.

Джеральд не принял слова друга всерьез, хоть тот и оставался мрачным.

– Мой идеал женщины, – сказал Майлз спустя какое-то время, – это та, которая была бы милой и тихой и согласилась бы жить где-нибудь в деревне, где ее можно было бы навещать раз или два в год. Такая, которая заставила бы всех амбициозных матушек, включая и мою, собрать вещи и отправиться по домам. Такая, которая слилась бы с окружающей меня обстановкой. Такая, чтобы я мог забыть о ее присутствии. Разве такое не похоже на блаженство?

– Еще лучше не иметь никого, даже если она незаметная, – возразил Джеральд.

– Похоже, такой возможности нет. – Майлз встал. – Мне надо идти. Наверное, уже дьявольски поздно. Надо бы мне пойти к Дженни и наслаждаться жизнью, пока это можно.

Джеральд вспомнил, что не принял слова друга всерьез. Говорить такое вполне нормально. А вот поступить так – дело другое.

Но в тот день Майлз встретился с другом у Джентльмена Джексона и прошелся с ним до клуба. А когда утром Майлз вернулся домой, то нашел свою скучную, обыкновенную женщину. Она пришла к нему в дом этим утром, умоляя помочь ей найти работу и ссылаясь на дальнее родство. Он немедленно предложил ей такую работу – в качестве своей графини.

– Ты сделал – что? – спросил Джеральд и так резко остановился, что чуть не столкнулся с леди и джентльменом, которые шли следом за ними по тротуару.

Он не хотел верить своим ушам, но они его не обманули.

– Я сделал предложение бедной родственнице, которая пришла ко мне этим утром, – повторил Майлз. – Мисс Абигайль Гарднер.

Они должны были венчаться через два дня по специальному разрешению. И, возвращаясь домой от своей содержанки, Джеральд, мысли которого кружились и расплывались, сообразил, что все это означает, – через два дня он не сможет вывести Присс на прогулку. Он обещал, что на свадьбе Майлза будет шафером. Мир сходил с ума.

А Присс его бросает. Но он отказывался заглянуть в зияющую пропасть, которая, как он прекрасно знал, будет его ожидать после ее отъезда. Пока еще даже нет уверенности в том, что она действительно уедет. Может быть, ее деревенский ухажер передумает, когда увидит, что она готова принять его предложение.

И вообще, он будет думать о ее отъезде тогда, когда она уедет.

Он сразу же лег в постель, укрылся одеялом с головой и терпеливо ждал, когда же закончится эта бессонная ночь.

Глава 14

Присцилла не навещала мисс Блайд уже несколько недель. Она была совершенно уверена в том, что ее бывшая гувернантка и работодательница моментально увидит правду, а она еще не подготовила себя к тому, чтобы просить о помощи, без которой, как она прекрасно понимала, не сможет обойтись. Присцилла пошла к ней наутро после разговора с Джеральдом.

– Присцилла, дорогая моя! – сказала мисс Блайд, снимая очки с кончика носа и закрывая книгу, которую читала. – Как чудесно! А я уже стала думать, не сбежала ли ты из Англии. Садись же! Я решила отдохнуть несколько минут после того, как провела час с новой ученицей. Я не уверена в том, что эта девица мне подойдет. Ее вульгарность въелась в нее слишком глубоко.

– По-моему, у вас еще не было неудач, – с улыбкой ответила Присцилла.

Поцеловав подставленную ей щеку, она уселась. Взгляд мисс Блайд скользнул по ней.

– Я удивлялась, почему ты ко мне не приходила, – проговорила она. – А теперь я вижу причину.

– Это настолько заметно? – спросила Присцилла.

– Опытному взгляду-да, – ответила мисс Блайд. – У тебя округлилось лицо, Присцилла, и грудь стала полнее. Какой у тебя срок?

– Около четырех месяцев, – призналась она.

– Значит, ты относишься к числу счастливиц, – сообщила ей мисс Блайд. – Некоторых женщин раздувает как шар уже через месяц или два. Сэр Джеральд знает?

– Нет.

– И как ты объяснишь, почему это произошло? – осведомилась мисс Блайд, снова устраиваясь в своем любимом кресле.

– Я допустила небрежность, – призналась Присцилла.

– Несмотря на свою подготовку? Полагаю, ты вообразила, что можешь спокойно пролежать всю ночь рядом со своим покровителем и это не повлечет за собой никаких последствий. Полагаю, Присцилла, ты позабыла о том, что, ложась с мужчиной, ты всегда работаешь, а не получаешь удовольствие.

– Да, – согласилась Присцилла. – Я допустила небрежность.

– Полагаю, – продолжила мисс Блайд, – ты позволила себе забыть о том, что являешься личностью только в то время, когда не находишься с клиентом или покровителем, а что рядом с ним ты – предмет. Ты забыла о том, что предметы не имеют чувств и что они нуждаются в тщательном уходе, чтобы оставаться в порядке. Ты об этом забыла, Присцилла?

– Да, – ответила она. – Наверное, забыла.

– И, полагаю, ты забыла и о том, – продолжила мисс Блайд, – что твой покровитель – это не личность, не человек, которого тебе хотелось бы узнать, а просто самец, которому нужно дать удовлетворение. Полагаю, что сэр Джеральд Стейплтон стал для тебя личностью.

– Да.

– И, полагаю, ты в него влюблена?

– Да.

Мисс Блайд вздохнула.

– Ты позабыла всю свою подготовку, – констатировала она. – Все мои уроки, целиком. И уверена, ты была удивлена, обнаружив, что ждешь ребенка.

– Нет, – сказала Присцилла. – Наверное, меня удивило только то, что это не случилось гораздо раньше. Вы мне поможете?

– Конечно, я тебе помогу! – кивнула мисс Блайд.

– Не деньгами, – пояснила Присцилла. – Я сохранила почти все деньги, которые мне платили, и есть еще драгоценности. И мне кажется, что он может дать мне еще какое-то вознаграждение, хотя это я его оставляю. Я сказала ему, что мой бывший ухажер написал из деревни и попросил меня выйти за него замуж.

– И он этому поверил? – изумилась мисс Блайд.

– Он считает, что мне следует согласиться, – ответила Присцилла.

– Написал? – Мисс Блайд выразительно подняла брови. – А сэр Джеральд знает, что ты умеешь читать, Присцилла?

– Да. Он застал меня за чтением, когда мы вместе жили в Брукхерсте.

– И он считает, что твой кавалер умеет писать? – продолжала удивляться мисс Блайд.

– Думаю, что он об этом не задумывался.

Мисс Блайд покачала головой:

– Похоже, он невероятно наивный молодой человек.

– Да, очень бесхитростный, – подтвердила Присцилла.

– И он не знает про ребенка. – Мисс Блайд нахмурилась. – А когда у тебя в последний раз были с ним отношения, Присцилла?

39
{"b":"5411","o":1}