1
2
3
...
45
46
47
...
51

– Мисс Присцилла Уэнтуорт? – проговорил он почти шепотом. – Но она же не может быть Присс? Это ведь не она?

– А вам никогда не казалось, что ваша содержанка – женщина необыкновенная?

Он изумленно воззрился на мисс Блайд.

– Леди? – сказал он. – Но почему?

– По той же причине, что и девчонка из придорожной канавы, – ответила та. – Из желания прожить немного дольше в этом чудесном мире, сэр Джеральд. Ее отец умер, поручив ее заботам брата. Они были необыкновенно дружной и любяшей семьей. К несчастью, ее брат умер вскоре после смерти ее отца и, как это заведено у молодых людей, не оставил завещания. Все перешло к ближайшему родственнику.

– Мистеру Освальду Уэнтуорту, – договорил за нее Джеральд.

– Он и его жена превратили ее жизнь в ад, – сказала мисс Блайд. – Она приехала в Лондон, чтобы преподавать в моем пансионе для благородных девиц. Я несколько лет была ее гувернанткой. К сожалению, уезжая из дома, куда ей было велено не возвращаться, она не подозревала о том, что за школу я содержу. Она была слишком горда, чтобы согласиться занять какую-то должность, которую я могла бы для нее придумать. Она настаивала на том, чтобы честно зарабатывать себе на жизнь. И слово «честно» она понимала совершенно буквально.

– Боже! – Он закрыл глаза. – И где же она?

– В безопасности, – ответила Кит. – И гораздо более умиротворена, чем я могла надеяться в глубине души. Она нашла людей, которые снова приняли ее как мисс Присциллу Уэнтуорт.

– Значит, никакого замужества не намечалось, – проговорил он.

– Это так.

– Она просто захотела от меня уехать, – заключил он. – И она постаралась расстаться со мной как можно мягче. Мне следовало знать, что Присс сделает именно так.

Мисс Блайд ничего не сказала.

Джеральд расправил плечи и посмотрел ей в глаза.

– Благодарю вас, мэм, – сказал он. – Я рад знать это. Я больше не буду отнимать у вас время.

– Почему бы вам не вернуться к нам этим вечером, сэр Джеральд? – предложила она. – У Сони есть свободный час, и у Маргарет тоже. Вы бывали с Маргарет? У нее есть немало постоянных клиентов.

– Благодарю, – сказал он, – но… нет. Доброго вам дня, мэм.

Она смотрела ему вслед еще долгое время после того, как за ним закрылась дверь. Брови ее были нахмурены, во взгляде отражалась тревога.

Джеральд решил, что все-таки он скорее рад тому, что согласился провести хотя бы часть лета в Северн-Парке. Ему невыносима была мысль о том, чтобы ехать в Брукхерст, хотя он и признавал, что ему придется провести там хотя бы неделю или две, чтобы лично навестить всех арендаторов и выслушать все предложения и жалобы, которые у них обязательно будут.

Ему очень хотелось увидеть поместье Северн-Парк, поскольку считалось, что оно может похвастаться одними из лучших зданий и парков Англии. Раньше Майлз там не жил: период траура он предпочел провести в том доме, где он вырос.

А еще Джеральд был рад туда поехать, потому что там собралось приятное общество и потому что там его не станут заставлять делать то, чего ему не хочется, и казаться тем, кем он на самом деле не является. Конечно, поначалу графиня прилагала массу усилий к тому, чтобы приглашать соседей с молодыми дочерями, которых усаживали рядом с ним за столом или в экипажах. Но это прекратилось после того, как ее супруг переговорил с ней в присутствии Джеральда.

– Джеральду совершенно не хочется найти себе жену или предмет для флирта, Абби, – сказал он ей. – Правда, Джер?

Джеральд рассмеялся.

– По правде говоря, нисколько, мэм, – подтвердил он. – Хотя я ценю сердечную доброту, которая внушила вам желание позаботиться о моем счастье. Я совершенно счастлив в своем холостяцком статусе.

– А вот и нет, – возразила она ему с присущей ей прямотой, которая подчас его просто ошеломляла. – Вы тоскуете по потерянной любви. Майлз мне рассказал. Но я больше не стану вам досаждать. Если вы желаете оставаться несчастным, то мы с Майлзом постараемся устроить вас как можно лучше.

В следующие недели он с радостью убедился в том, что она умеет держать слово.

Конечно, у графини хватало забот, помимо его счастья. Мисс Сеймур гостила в Северн-Парке, но одновременно туда приехал и мистер Борис Гарднер, брат графини. И в начале лета между ними должна была состояться торжественная помолвка, а свадьба была намечена на раннюю осень, после чего мистер Гарднер собирался купить офицерский патент, вступить в гвардию и увезти свою супругу с собой.

Графиня была в своей стихии. А еще она хлопотала о своих младших единокровных сестрах: когда брак избавил ее от бедности и необходимости зарабатывать себе на жизнь, она снова смогла с ними воссоединиться.

И, как будто всего этого было мало, оставался еще тот факт, что она готовилась родить Майлзу ребенка в самом начале нового года. Делая мысленные подсчеты, Джеральд пришел к заключению, что его друг времени не терял. Леди Северн не выказывала никакого стеснения из-за своего состояния, а разговаривала о нем часто и с немалой охотой.

Графиня Северн была полна воодушевления. И Майлз был в нее влюблен. А она – в него. Несмотря на поспешное и неблагоприятное начало их супружеской жизни, они были счастливы вместе. Джеральд, тихо вздыхая, думал о том, что некоторым людям судьба дарит удачу. А вот он оказался в числе неудачливых.

Не то чтобы он сильно удивлялся этому. Именно этого он и привык ждать от жизни. Многие годы он твердил себе, что больше никогда не вступит ни в какие длительные отношения с женщиной. Именно по этой причине он решил не жениться. Но он взял женщину на содержание и оставил ее при себе на слишком долгое время – и успел к ней привязаться. И, конечно, она его отвергла.

Именно так строилась вся его жизнь. И он не собирался впадать в ярость по этому поводу. Он сам виноват в том, что позволил Присс занять такое положение, из которого она смогла нанести ему рану. Он не винил в этом ее. Она была настолько добра, насколько могла. Если бы он не сделал глупости и не отправился ее разыскивать, то никогда не узнал бы, что она бросила его исключительно потому, что больше не захотела с ним быть.

Он намеревался еще две недели прожить в Северне, а потом, в конце августа, через неделю после свадьбы Бориса Гарднера и Лоры Сеймур, отправиться в Брукхерст. Погода была не такой хорошей, как прошлой осенью, и потому они пользовались любой возможностью проводить время вне стен дома.

Как-то во второй половине дня они всемером отправились на долгую прогулку, несмотря на то что порывы ветра усилились, как только они вышли из дома.

Младшие девочки побежали вперед, а граф, его супруга и Джеральд пошли следом медленнее. Обрученные замыкали процессию.

– Ты скоро себя совсем с ума сведешь свадебными планами, Абби, – сказал граф, беря ее под руку. – Пора немного прогуляться.

– Ничего себе «немного», – отозвалась она. – У меня вот-вот сорвет шляпку, несмотря на ленты и булавку. И у меня такое странное чувство, что мне слова задувает обратно в горло, так что все начнут принимать меня за немую. А это было бы ужасно. Думаю, ты перепугался бы и немедленно послал бы за доктором.

– Немая Абби – это наверняка больная Абби, – подхватил ее брат. – Но мы очень хорошо слышим тебя сзади. Правда, Лора?

Леди Северн рассмеялась.

Граф посмотрел на нее с высоты своего роста и шутливо нахмурился.

– Абби, – упрекнул он ее, – слишком много пирожных с кремом, дорогая моя. И слишком много конфет. Я намерен приказать поварихе, чтобы тебе неделю не давали сладкого.

Ветер, подхватив тонкий муслин, из которого было сшито платье графини, прижал его к ее телу, обрисовав чуть округлившуюся фигуру.

Она весело засмеялась.

– Можешь морить меня голодом, если желаешь, милый мой господин, – сказала она, – но я знаю, что у тебя не хватит жестокости, чтобы морить голодом твоего наследника или дочку, кто бы у нас ни родился. Я нисколько не опасаюсь.

– Мы совсем тебя смутили, Джер, – усмехнулся Майлз, – заговорив открыто на столь неловкую тему. Давай переведем разговор на что-нибудь другое, Абби. Расскажи нам о чем-нибудь.

46
{"b":"5411","o":1}