ЛитМир - Электронная Библиотека

Возможно, ему вообще следует попытаться какое-то время воздерживаться. Вот только, несмотря на весь его страх перед обязательствами, мысль об этом его ничуть не привлекала. Он нуждался в большей близости к другому человеческому существу, чем та близость, какую дает общество его приятелей-мужчин. А это могло означать только бездумное совокупление с какой-нибудь профессионалкой.

На следующий вечер у него был назначен визит к Присси. Он к ней пойдет, а потом заглянет к Кит, чтобы договориться о встрече с кем-то еще, или пока вообще прекратит эти посещения.

Если он этого не сделает, то будет чувствовать себя обязанным ходить к Присси бесконечно долго, а она сама и Кит будут уверены в том, что он приходит только ради нее. Он порвал с Соней через три месяца. И теперь он намерен порвать с Присси через два.

Приближаясь к своей квартире, он с сожалением подумал, что все-таки Присси очень хороша. Он повернулся и направил свои стопы в клуб «Уайте». Он посмотрит, кто там окажется. Если он ляжет в постель настолько рано, то не сможет заснуть.

Чувство одиночества захлестнуло его, но он вытеснил его из своего сознания, вошел в клуб и вручил шляпу и трость швейцару.

Почти через четыре месяца это все-таки с ней случилось. Несмотря на все меры предосторожности, предусмотренные мисс Блайд, это случилось.

Два постоянных клиента Присциллы уехали из города, и мисс Блайд направила к ней безукоризненно одетого джентльмена средних лет, который держался очень спокойно.

Присцилла привела его к себе в комнату и спросила у него – как она это делала всегда с теми джентльменами, которых не знала, – что она может сделать, чтобы доставить ему удовольствие. Когда он ответил и она сообщила ему, что правила дома не допускают того, о чем он просит, он поднял руку и резко ударил ее по щеке.

Она не стала кричать. Во время обучения она узнала, что ей не следует так поступать, если только этого не требуется, чтобы спасти ее жизнь. Криком она всполошит все заведение и испортит ему репутацию.

Она тихо покорилась, утешая себя тем, что тоже узнала во время обучения: этого джентльмена больше никогда не впустят в двери дома мисс Блайд.

Присцилла не пошла к мисс Блайд сразу же после ухода этого клиента. Она сообщит о происшедшем на следующее утро. Она потратила больше привычного получаса на то, чтобы дрожащими руками привести себя в порядок. А потом ее все-таки вырвало.

Через час к ней должен был прийти очередной клиент. Помня об этом, она умылась, прополоскала рот – и пожалела о том, что у нее не перестает болеть скула. Ей никак не удавалось вспомнить, кто именно должен у нее появиться.

А потом она вдруг вспомнила. Это будет сэр Джеральд Стейплтон. Мысленно возблагодарив Господа, она опустилась в кресло у камина и осмотрела комнату, проверяя, не забыла ли она раскрыть постель. Слава Богу, с ним она может быть уверена, что от нее не будут требовать многого, что ей хватит ее истощившихся сил.

Но едва она успела так себя утешить, как вдруг поняла, что ей меньше всего хотелось бы сейчас видеть именно его. Она в слишком сильном смятении. А скула начала опухать и темнеть.

Только не он. Только не сэр Джеральд. Ей хотелось бы принять его как можно лучше. Он был единственным ее клиентом, чьи визиты доставляли ей радость. Несмотря на все ее усилия, два месяца ее фантазии не прекращались. Она уже давно перестала даже пытаться от них избавиться.

Ей не хотелось, чтобы он был следующим. Она решила, что спустится к мисс Блайд, и поднялась на ноги. Она попросит мисс Блайд сказать ему, что ей нездоровится.

Но, уже взявшись за дверную ручку, она остановилась. Соня была нездорова два месяца назад – и он пришел к ней вместо Сони. И он больше к Соне не возвращался. Соня из-за этого разворчалась и с тех пор затаила на нее обиду. Совершенно ясно, что ей сэр Джеральд тоже нравится.

А что, если он сегодня вечером отправится к кому-то еще? Например, к Анджеле. Или к Терезе.

Присцилла закусила губу. Ее рука выпустила ручку двери.

Но не успела она вернуться в свое кресло, как в дверь постучали и горничная сообщила, что сэр Джеральд дожидается ее внизу, в Синем салоне.

Две минуты спустя, войдя в комнату, Присцилла улыбнулась ему, протягивая одну руку вместо двух, как обычно. Второй рукой она прижимала к лицу платок, словно только что промокала им нос.

– Сэр Джеральд! – сказала она. – Как приятно снова вас видеть!

– Правда, Присс? – отозвался он, беря ее руку и поднося к губам. – У тебя простуда?

– Нет, – ответила она, опуская руку и отворачиваясь от света. – Вы подниметесь наверх, сэр?

Сэр Джеральд пошел за ней, рассказывая о поднявшейся суматохе на улице: два экипажа столкнулись и еще десять остановились, чтобы их пассажиры смогли наблюдать за происходящим и высказывать свое мнение относительно того, кто виноват.

– Надеюсь, никто не пострадал, – проговорила она.

– Кажется, у одной леди была растерзана шляпка, – отозвался он, – но более серьезного ущерба никто не понес.

Присцилла закрыла дверь и остановилась, не оборачиваясь к нему.

– Вы не расстегнете мне платье, сэр? – спросила она.

– Я думаю уехать, – вдруг сказал сэр Джеральд, пока его пальцы занимались пуговицами ее платья. – Завтра или послезавтра.

– В деревню? – спросила она теплым тоном, хотя сердце у нее болезненно сжалось. – Как чудесно, сэр! Я всегда считала, что май – самый прекрасный месяц для сельской местности.

– Да, – подтвердил он, сдвигая платье с ее плеч, – в деревню. Наверное, завтра.

Она перешагнула через платье, не оборачиваясь, и прошла к постели, где лежала и смотрела, как он раздевается. Голову она повернула так, что половину ее лица закрывала подушка.

«В последний раз», – подумала она, улыбаясь ему. Ее горло и грудь сдавило до боли. Вот и все ее фантазии. Она была права, когда говорила себе, что некоторые фантазии опасны и их не следует поощрять. А у нее меньше всего власти было именно над этой фантазией.

Спустя несколько минут она лежала с закрытыми глазами, оставаясь неподвижной и спокойной, как это ему нравилось. Правда, она не была настолько пассивной, как, возможно, ему казалось. Она никогда не была совсем пассивной. Она всегда сосредоточивалась на том, чтобы быть для него мягкой, теплой и ласковой. Это было нетрудно с тех пор, как она в него влюбилась.

Он вдруг повернул голову, и она невольно дернулась назад.

Он приподнялся на локтях и посмотрел на нее. Она улыбнулась ему, наполняя свой взгляд теплом, что делал а для всех своих клиентов, хотя в его случае это всегда было искренне. Он замер, пристально глядя ей в лицо.

– Извините, сэр, – сказала Присцилла. – Немного зуб болит. Позвольте, я продолжу…

Он коснулся лбом ее плеча, несколько раз глубоко вздохнул, а потом поднялся с постели. Он подошел к камину и смотрел в него целую минуту. Сделав еще несколько глубоких вдохов, он повернулся к своим вещам и оделся.

Присцилла судорожно сглотнула. Она испытывала необъяснимый страх.

Когда он оделся, то подошел к кровати и встал, глядя на нее сверху вниз. Она не стала накрываться. Его взгляд скользнул по ней, и он двумя пальцами прикоснулся к ее бедру. Она перевела взгляд на его руку и увидела синяк, который проявился уже после того, как она привела себя в порядок.

– Где твой халат? – спросил он, осматриваясь.

– В верхнем ящике, – ответила Присцилла, указывая на небольшой комод у кровати.

Он открыл ящик и вытащил оттуда халат.

– Сядь, – приказал он.

Когда она повиновалась, спустив ноги с кровати, он подал ей халат так, чтобы она могла просунуть руки в рукава. Встав, она завернулась в него и снова села на кровать.

– Кто сделал это с тобой? – спросил он, осторожно прикоснувшись к ее скуле согнутым пальцем.

Она чуть отстранилась и улыбнулась:

– Это была случайность, сэр. Неудачно столкнулись головами.

– Кто это сделал? – спросил он. Она нервно облизнула губы.

– Мне не разрешается обсуждать кого-то из посетителей с другими клиентами, сэр.

5
{"b":"5411","o":1}