ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я точно знаю только об одном, – проговорила Анья. – Он главарь самой мощной банды рейдеров на юге. Также говорят, что все черные маркитанты в округе прошли через Новоселки. Но это страшные люди, у которых нет душ…

– Ну, вообще-то успешные бизнесмены редко бывают мягкими и пушистыми, – хмыкнул я. Хотя в том, что говорила Анья, веселого было мало. Признаться, все эти болотно-лесные приключения изрядно меня вымотали, и сейчас мне искренне хотелось завалиться куда-нибудь под куст и придавить минут эдак шестьсот. Но позади наверняка погоня, а впереди – какая-то непонятная свалка с людьми, от которых люди не возвращаются…

– А обойти эти Новоселки никак? – поинтересовался я.

Анья покачала головой.

– Думаю, нет. Дорога к Крепости начинается сразу за ними. Позади погоня, слева – живой лес, по которому нам не пройти, а справа скоро появится городище. Если попытаемся проскользнуть мимо, думаю, нас просто поймают и…

– Ясно. Или в рабство определят, или сожрут. Третий вариант как-то даже и придумать не могу, но первых двух за глаза хватает. Ладно. Значит, надо идти внаглую, типа, мы всю жизнь мечтали с познакомиться с этими «новоселами».

– Ну да… – немного потерянно произнесла Анья.

Понимаю ее. Куда ни кинь, везде клин. Для меня ситуация почти стандартная, а девушка все-таки существо более нежное, даже если она воин… А по мне так хорошо, что она сейчас такая вот вся из себя никакая. Когда рядом с нормальным мужиком симпатичная дама, опасающаяся будущего, невольно чувствуешь себя этаким супергероем, способным свернуть горы ради того, чтоб ее защитить. Даже если таковым не являешься, и вдобавок с ног валишься от усталости, все равно амплуа защитника красавицы прибавляет сил не хуже любого допинга.

Вдобавок позади нас тихонько хлопнуло. Ага. Это в фильмах гранаты рвутся со спецэффектами, словно в том месте, куда они упали, еще дополнительно пуд тротила сдетонировал. А в жизни взрыв РГД-5 это относительно негромкий хлопок с порой удивительными последствиями. Например, сейчас ветер, дувший в нашу сторону, донес до нас приглушенные вопли. То есть, сработал мой нехитрый сюрприз. Значит, теперь преследователи будут идти по тропе, крайне тщательно глядя под ноги, – потому я вторую растяжку и не поставил, экономя ценный боеприпас. Надо же, как их зацепило по самолюбию, ночью все же поперлись в лес, чтобы настичь подлых рэкетиров, то есть нас. А могли бы просто плюнуть и пойти спать. Глядишь, и собачки были бы целы, и никто б не пострадал от моего коварства…

Я усмехнулся своим мыслям, одновременно ускорив шаг. Хихикать все-таки лучше в безопасном месте, а сейчас тропа вождя пролетариата больше напоминала ловушку, из которой очень хотелось выбраться как можно скорее.

В общем, примерно полчаса мы шли молча, сосредоточенно глядя вперед, готовые немедленно отразить любую попытку нападения. Признаться, на свой ППС я не особо надеялся, при призрачном свете лишайников разглядев на ствольной коробке глубокие вмятины, оставшиеся от крысопесьих зубов. Я уже ничему не удивляюсь, даже тому, что местные мутанты своими пастями могут помять автомат. Я теперь только способен благодарить судьбу за то, что еще жив, остальное принимаю как данность…

Тем временем потихоньку начало светать. Если честно, красивое зрелище – идешь себе по эдакому фантастическому лесу с живыми ветвями, а впереди понемногу разгорается восход. Будь я поэтом, глядишь, прям на ходу сочинил бы что-нибудь, сдавливающее горло и выжимающее слезы, словно петля-удавка. Но я не поэт, потому как в таких случаях думаю о том, что наши силуэты для преследователей на фоне восхода словно ростовые мишени. И желание у меня одно – побыстрее сменить дислокацию, ибо в качестве ходячего тренажера для стрельбы я себя чувствую крайне неуютно.

Как известно, если чего-нибудь очень сильно хочешь, оно с тобой обязательно случится. Вот и сейчас, словно повинуясь моему желанию, живой лес начал понемногу расступаться, и на фоне нездорово-желтушного горизонта нарисовалась довольно угрожающая картина.

Это было деревянное укрепление на границе леса и пустоши. Весьма солидное, построенное на совесть. Сразу видно, схема простая, древняя и весьма надежная. Вековые деревья срубили, очистили от веток и вкопали двумя параллельными частоколами пятиметровой высоты. Пространство между получившимися рядами бревен засыпали землей, утрамбовали ее как следует – и вуаля, готова стена, которую нахрапом, без осадных приспособлений взять довольно проблематично. Тем более, что на стене во все стороны топорщатся стволы в обрамлении стальных противопульных щитов. Где самодельных, а где и полицейских, высверленных посередине. Такой вот симбиоз средневековых фортификационных технологий и, на первый взгляд, вполне себе годного автоматического огнестрела. Чем ближе мы подходили к укреплению, тем больше крепла во мне уверенность, что все, абсолютно все эти стволы – новые, будто их только что достали с консервации, стерли смазку и водрузили на стену…

Словно прочитав мои мысли, Анья сказала:

– В Новоселках живет сильный Мастер полей. Любой предмет запросто восстанавливает до временной точки создания. Поэтому товар у местных торговцев всегда самый свежий. Любое древнее дерьмо, которое рабы найдут на свалке, они мигом превращают в продукт наивысшего качества.

«Все-таки рабы», – сделал я себе мысленную пометку, а вслух спросил:

– Тогда что же им нужно на обмен, если у них все есть?

– Оружие, патроны, военное обмундирование, – отозвалась Анья. – И золото с серебром. Все то, что нельзя найти на свалке.

Логично. Получается, что мы для этих новоселкинских прямо как рождественские деды морозы с подарками, бери и потроши, с их-то артиллерией. Остается надеяться только на кодекс торговой чести или что там еще может быть у людей, имеющих такое вооружение.

Правда, когда мы подошли поближе, я понял, что насчет «людей» немного погорячился.

У стены, само собой, имелись массивные, очень широкие ворота, а также ведущий к ним подъемный мост, перекинутый через ров. Понятное дело – землю копали для стены, вот само собой и получилось дополнительное защитное сооружение. Но не оно привлекло мое внимание, а большой жестяной щит, прибитый рядом с воротами.

Когда-то это был агитационный плакат, изображающий жизнерадостную семью – мускулистого мужика, грудастую блондинку и пару их розовощеких разнополых отпрысков. Само собой, плакат когда-то к чему-то призывал, но сейчас оригинальные тексты были тщательно зачищены, а на их месте красовалась надпись, намалеванная кроваво-красной краской: «Хомо праход заприщен! За папытку прахода – нимедленная смерть!» Для усиления эффекта той же краской неграмотный создатель сего шедевра размашисто перечеркнул старательно веселящихся персонажей древней агитки.

Сейчас деревянный мост был опущен, ворота открыты, мол, входи кому не лень. Но как только мы вышли из леса, в воротах немедленно нарисовались три весьма колоритные фигуры, вооруженные до зубов. Причем одного взгляда на этих персонажей хватило, чтобы понять – «нимедленная смерть за папытку прахода» им-то уж точно не грозит.

Один, самый здоровый, упакованный в сапоги, просторные штаны и разгрузку, одетую на голое тело, смахивал на двухметрового стероидного качка, с которого содрали всю кожу. Эдакая гора красного, волокнистого мяса с пулеметом ПКМ наперевес и огромным мачете, висящим на поясе.

Второй, в новехонькой «флоре», наверняка еще хрустящей на сгибах, держал в перепончатых лапках компактный и при этом весьма эффективный автомат «Вихрь». На поясе – кобура вроде как с «Береттой», из-за голенища безразмерного берца рукоять ножа торчит, а из воротника флоры – башка. Лягушачья, со слабым намеком на человеческие черты. Глаза навыкате, без бровей и ресниц, безгубая пасть от одного ушного отверстия до другого. И нос. Вполне себе нормальный, человеческий, с горбинкой.

Но третий, который впереди ковылял, наверняка был среди этих уродов за главного. Потому как они по сравнению с ним казались вполне себе нормальными хомо сапиенс. По крайней мере, они хотя бы симметричными были. А вот их вожака будто слепили из темно-желтого воска, потом расплавили наполовину, потом передумали, собрали всё в кучу, налепили на скелет как попало и так оставили. В общем, в нашу сторону направлялась жуткая мешанина из плоти пергаментного цвета, из которой торчали два характерных «Кедровых» ствола и один внимательный глаз, расположенный примерно на том месте, где у людей положено быть левой щеке.

14
{"b":"541224","o":1}