ЛитМир - Электронная Библиотека

Доволен, похоже, был только второй лейтенант оу Ренки Дарээка, наконец избавившийся от необходимости выслушивать скучные лекции в университете Западной Мооскаа и дорвавшийся до дела, к которому был предназначен с рождения.

– Ты чувствуешь эти запахи, Готор? – Улыбка на лице Ренки расползлась еще шире. – Пыль и порох! Навевает воспоминания, не так ли?

– Ага, – хмуро ответил оу Готор. – Я еще не забыл, каким мы тебя вывозили отсюда в прошлый раз. Могу и тебе напомнить. По трапу некоего сержанта оу Дарээка пришлось поднимать на носилках, потому что сам он идти не мог и вообще пребывал в беспамятстве!

– Ну, – беспечно махнул рукой Ренки, которому даже тяжелые воспоминания о ранении не могли испортить настроение. – Это когда было! Зато за год с небольшим мы прошли путь от каторжника до офицера! Представь только, какие возможности открываются перед нами сейчас, когда за нашей спиной стоит сам военный министр!

– Представляю, и исключительно с ужасом, – брюзгливо ответил оу Готор. – Проклятые кредонцы! Испортили мне удачное начало карьеры охотника за сокровищами. И ты зря так радуешься. По всему видать, Риишлее ждет от меня какого-то чуда. Только вот я, знаешь ли, не волшебник! А судьба тех, кто не смог оправдать ожиданий сильных мира сего, обычно бывает весьма печальной.

– Так-таки ничего и не придумал? Этакое?! – с усмешкой переспросил Ренки, словно бы и не обращая внимания на недовольный тон приятеля.

– И когда я должен был что-то этакое придумать?! – взвился Готор и даже врезал кулаком по фальшборту корабля. – Всего два дня на подготовку! Что я вам за это время? Должен был атомную бомбу из полешка выстругать?

– Ну, не знаю, из чего делают эту твою атоом… в общем, бомбу, но ведь ребят ты зачем-то отправил на королевские склады?

– Всего-навсего заказал лучший артиллерийский порох. Наш Киншаа довольно неплохо научился в нем разбираться. А Гаарз – гений упаковки – доставит порох неподмоченным. Дроут же весьма изворотлив и в меру нагл, он и без бумажки от военного министра сумеет быстро притащить то, что надо, куда надо. А уж с бумажкой… Впрочем, я ведь все это уже тебе говорил.

– Ну вот, вижу, что у тебя уже есть кое-какие мысли! – весело заметил Ренки. – Когда ты этак вот недовольно хмуришь лоб, у тебя потом всегда появляются какие-то сумасшедшие идеи, которые, как ни странно, удаются. Так что мы будем делать?

– Что делать, что делать… – пробормотал Готор, глядя куда-то в сторону берега. – У Вобана[1] воровать.

– У оу Баана? – удивленно посмотрел Ренки на своего приятеля. – Кто это? Какой-то кредонский военачальник? Ты хочешь украсть у него какие-то планы? Или что?

– Точно! – внезапно развеселился Готор. – Именно у этого оу мы и украдем верблюда или лучше слона! Он обидится и вместе со всей своей армией убежит в Кредонскую республику.

– Ну и пожалуйста! Можешь не рассказывать, – надулся Ренки, по интонация приятеля догадавшийся, что опять ляпнул какую-то глупость. И демонстративно стал смотреть в другую сторону.

– И что это значит? – бушевал генерал оу Крааст, потрясая полученным только что посланием и пугая двух своих адъютантов и ординарца-слугу. – Да что позволяет себе этот… – громкий голос генерала понизился почти до шепота, – мерзавец! Этот проклятый жрец, взявший слишком много власти при дворе! Где это вообще видано, чтобы жреца назначали руководить солдатами? Неужели он думает, что эти его придворные штучки тут сработают?

– Но, – попытался было возразить один из адъютантов, – ведь он написал, что…

– Чушь! – рявкнул оу Крааст подобно пушке, посылающей во врага заряд картечи. – Ясно же, что таким образом он пытается унизить меня! И вместо того чтобы прислать мне приказ об отставке, он присылает двух сопливых лейтенантов и фактически обязует подчиняться их советам! Любому понятно, что он не хочет начинать свою военную карьеру, убрав с должности боевого генерала и тем самым восстановив против себя всю армию. Да и боится связываться с партией Южных графств, которая будет стоять за меня. Он хочет, чтобы я добровольно покинул место главнокомандующего, и тогда он назначит какого-нибудь шута из своих приспешников, а то и ищейку из Тайной службы!

– Но ведь вроде бы в прошлой кампании эти ребята и правда показали себя…

– Это еще один укол от его жреческой милости! – взвился оу Крааст. – Стоило мне удачно закончить кампанию прошлого года – и все мои завистники немедленно начали распускать слухи, будто бы это два гренадерских полка свершили некий немыслимый подвиг, пока армия генерала оу Крааста отсиживалась за их спинами! И теперь он мне присылает каких-то лейтенантишек именно в мундирах Шестого Гренадерского. Представляю, какая ухмылка сияла на его гладкой, – голос генерала опять резко опустился до шепота, – напомаженной роже, когда он составлял эту мерзкую бумажонку! Только я не пойду у него на поводу! Если он хочет убрать меня из армии, ему придется сделать это абсолютно официально! А уж этих лентенантишек я встречу!

От ближайших портов, куда могло попасть судно, где находились путешественники с особыми полномочиями, до тооредаанской армии, осадившей порт Лиригиса, который уже перешел к кредонцам, пришлось бы добираться довольно долго. Так что, посоветовавшись с капитаном корабля, второй лейтенант и военный инженер оу Готор приняли решение высаживаться со шлюпки прямо на берег.

Прохождение полосы прибоя обернулось чистым кошмаром. Мало того что Готор и компания промокли до нитки, так еще и у Таагая, обычно чувствовавшего себя на кораблях вполне нормально, внезапно объявилась морская болезнь, и от него было мало толку. А ведь издали эта белая полоска вдоль берега казалась вовсе не страшной. Но когда вроде бы невысокие, всего-то с полсажени, волны начали швырять шлюпку на острые камни, самонадеянность сухопутных вояк сильно уменьшилась. В общем, троица героев выбралась на берег, имея отнюдь не геройский вид, зато поднабравшись от матросов-гребцов интересных словесных оборотов, как сказал бы оу Готор, негативного оттенка.

Да еще и единственное место, где, по мнению капитана, вообще была возможна такая высадка, оказалось в нескольких верстах от военного лагеря, так что промокшим и изрядно перенервничавшим приятелям пришлось тащиться пешком и тащить на себе немалый груз своих вещей и некоего «оборудования».

Наконец уже возле самого лагеря они наткнулись на патруль Четвертого Мушкетерского и были благополучно препровождены под конвоем к палатке командира, где их долго и бессмысленно мурыжили, выясняя, кто они такие да зачем приехали и что вообще в столицах слышно. Кажется, офицерам Четвертого Мушкетерского просто было очень скучно.

– А я-то думал, что это за люди в мундирах моего полка болтаются за пределами лагеря и требуют отвести себя к командующему! – раздался знакомый голос у входа в палатку. – Все нормально, Маалк, – обратился вновь прибывший к полковнику Четвертого. Я знаю этих ребят. И признаюсь, довольно рад их тут видеть! Однако же! Поганый Небесный Верблюд! Я, конечно, слышал, что в столице карьера делается быстро. Но вы, парни, похоже, превзошли всех! Добро пожаловать на зарданский берег. С чем прибыли?

– Здравия желаем, господин полковник, – поприветствовали приятели своего бывшего командира и, достав выданные Риишлее бумаги, передали их ему.

– Хм… – высказался полковник оу Дезгоот. – Вот оно как! Хотел бы я знать, что бы это значило!

– Если вы приютите нас на ночь, – слегка нагловато подмигнул оу Готор, – мы с удовольствием вам все расскажем. Потому как чувствуется, что тревожить среди ночи генерала было бы неразумно.

– Это да. Генерал этого не любит, – подмигивая в ответ, согласился полковник.

– Вот, собственно говоря, и все, – подытожил Готор свой рассказ. – А что у вас тут творилось? В действительности?

вернуться

1

Себастьен Ле Претр, маркиз де Вобан – выдающийся военный инженер, артиллерист и тактик. Внес огромный вклад в развитие фортификации, а также в искусство осады и штурма крепостей. «Отец постепенной атаки». Двенадцать из тридцати трех построенных им крепостей входят во Всемирное наследие ЮНЕСКО.

2
{"b":"541248","o":1}