ЛитМир - Электронная Библиотека

Только что хвост от волнения не отрастает.

Взгляд помимо воли углубился в зазеркалье, туда, где горкой были сложены подарки. Картина от Славки с Жаном, набор ядов с подробной инструкцией, кого чем не травить (ибо все равно не подействует), от Ялы, подвесная люлька от родителей, какой-то прожорливый цветок с труднопроизносимым названием, который как раз дожевал простыню и перешел к занавеске, – это от Кариши. Еще были дротики, смоченные снотворным, от Теньки, разного рода книги от учителей – и так, по мелочи.

Как донесла разведка в лице снующих туда-обратно дам, в покоях, где ночевал Крейр, высится точно такая же горка. А в холле сложены подарки от подданных, но их Мердок закрыл силовым полем и запретил приближаться к этому месту даже колдунам. Мало ли чего они там надарили!

– Ну идем уже, хватит любоваться! – Яла при активной поддержке фей оттащила Лизавету от зеркала и направила к двери.

Дрожа от волнения, Лизка даже не заметила, как промелькнули многочисленные коридоры. Только в начале лестницы опомнилась.

– Тиш-ш-ш!

Феечки мгновенно замерли, казалось, даже дышать перестали.

– Что? – удивленно оглянулась на подругу Ялисса.

Пришлось схватить ее за платье, потому что колдунья уже начала спускаться.

– Вниз посмотри.

У подножия лестницы, в холле, сверкающем черным мрамором, происходила встреча века. Константин и Алисса медленно двигались навстречу друг другу с разных концов огромного помещения. Впившись один в другого взглядами и вроде бы даже не дыша. Словно невидимая нить натянулась между мужчиной и женщиной, с каждым мигом становилась все короче и влекла пару друг к другу.

Завораживающее зрелище…

– Мы опаздываем, – шипяще напомнила Яла.

– Не порть момента!

Само собой, это далеко не первая встреча родителей за год, но присутствовать при других Лизке не довелось. А тут все так красиво… Волшебно. Вот так бы и любовалась до вечера.

Царевне даже подумалось – а не попросить ли Лули под шумок и их соединить? Глядишь, и с вопросом совместного проживания быстрее определятся.

Сошлись ровно по центру, даже слаженного вздоха восторженных зрительниц не услышали. С нежностью взялись за руки и…

– Где же это видано, совсем засмущали ребенка! – золотистым облаком выплыла в холл рыбка. – Немедленно прекратить разврат! Вот поженитесь – тогда и будете обжиматься. А то знаю я вас, потом новую дочь по мирам искать придется…

Влюбленные, словно ошпаренные, отскочили друг от друга. Потом спешно вспомнили о своем возрасте, напустили на себя степенно-царственные виды и устремились к дочери с распростертыми объятиями.

Под свахино ворчание все перездоровались, переобнимались и прошли в бальный зал.

– Удачи, – шепнула Алисса и ласково поправила волосы дочери, черным покрывалом укутавшие блестящие золотистой пыльцой плечи. – Берегите друг друга.

Лизка кивнула, всхлипнула и в сопровождении отца приблизилась к жениху.

Колдун выглядел взбудораженным. Лизанда скользнула сияющим взглядом по черному бархату костюма, идеально сидящего на худощавой фигуре, и улыбнулась самыми уголками губ. Суженый ответил ей тем же и протянул букетик серебристо-фиолетовых цветов.

Несколько коротких шажков – и впереди возвышается золоченый алтарь. Сейчас начнется! Лизка инстинктивно вцепилась в руку Крейра, переплетя свои дрожащие пальцы с его.

– Думай о том, что случится вечером, – дразняще шепнул Крейр, щекоча дыханием ухо девушки.

Гости затаили дыхание. Луилит с мерцающим золотым покрывалом в руках медленно приближалась к алтарю.

Откуда взялись ароматные свечи и тихая, приятная музыка, никто так и не понял. И слова, которые мурлыкала себе под нос золотая рыбка, вряд ли кто разобрал. Но краем глаза Лизка заприметила, что некоторые из гостей взялись за руки и обменялись полными трепетной нежности улыбками.

Ох и прибавится же у кого-то работы после этой церемонии!

Рука Крейра бережно сжала ладошку Лизанды, и пара двинулась вслед за свахой вокруг алтаря. Тепло близости суженого действовало успокаивающе, сознание того, что злой и страшный колдун волнуется не меньше нее самой, – пьянило. Лизавета даже задумала подразнить жениха, но подходящих слов подыскать не успела.

Сознание заволок густой золотистый туман.

И в тот же миг Луилит прикрыла головы жениха и невесты покрывалом.

Царевне уже доводилось присутствовать на обрядах соединения половинок, поэтому она знала, что покрывало волшебное. Сейчас гости увидят сияние, золотыми лучиками пробивающееся из-под полотна, рыбка освободит их, украсит запястья золотыми браслетами, и все дружно усядутся за праздничные столы.

Но, как оказалось, с обратной стороны сверкающего полога все видится немного иначе.

Никакого света – только непроглядная темнота. Сердце сжалось от страха и… одиночества? Крошечной искоркой девушка стремилась вперед, разрывая мрак. Летела, искала, пока далеко впереди не забрезжил точно такой же огонек. Он!

Теплые губы мягко коснулись виска.

– Солнышко мое… Лягушонок!

– Я тоже тебя люблю, – чуть слышно прошептала царевна, щурясь от яркого света.

Скрывающее нареченных покрывало соскользнуло, позволяя почти супругам обозреть умиленные лица гостей.

Запястья коснулся холодок, щелкнул крошечный замочек, Лули шепнула заветные, только свахе ведомые слова. И хоть в этом мире и не была традиционной фраза «Поцелуйте невесту!», Крейр сгреб новоиспеченную правительницу Угодий в объятия и припал к ее губам.

Зрители испустили слаженный вздох, а кое-кто даже последовал примеру новобрачных.

– Немедленно прекратить безобразие! – вознегодовала сваха. Но ее никто не послушал. – Люди… и все остальные… мне же завидно!!!

Вот на этой высокой во всех смыслах ноте празднество и переместилось за богато накрытые столы.

Градом посыпались тосты и поздравления с пожеланиями долгих лет счастливой жизни, скорейшего прибавления в темном семействе и дальше по списку. Знакомые с земными традициями, Жан со Славкой дружно вопили «Горько!». Остальные поначалу не понимали, но потом тоже вошли в раж.

Атмосфера в бальном зале воцарилась самая что ни на есть безумная.

Только к вечеру стало чуть спокойнее. Гости частично умаялись, частично упились, а третьей частью расползлись в неизвестном направлении. Вот повезет кому-то ближайшие несколько дней их по Угодьям отлавливать и по родным пенатам депортировать! Лизавета до сих пор содрогалась, вспоминая прошлый опыт.

Впрочем, ей-то что? Крейр обещал, что ближайшую неделю они оба будут недоступны для окружающего мира. И девушка даже могла предположить, что послужит тому причиной…

– Кто это? – Лизка уложила гудящую голову на плечо к жениху и указала взглядом на первого же неизвестного гостя. То есть проскальзывало в облике худощавого блондина что-то знакомое, но царевна готова была поклясться, что прежде парня не встречала. А вот соседствующий с предметом интереса мужчинка как-то заходил к Крейру. Только когда и зачем, Лизка припомнить не могла.

Темный проследил за взглядом жены.

– Правитель Мариании. Брат твоего Жана, кстати.

Ундина так и подпрыгнула.

– Ты его пригласил?!

– А что? Помнится, это ты настаивала на добрососедских отношениях.

Было дело. Только Лизка имела в виду не подлого обидчика друзей, а нормальных соседей.

– А этот? – перевела взгляд на обрюзгшего мужика в деловом костюме с маленькой, подозрительно похожей на лягушачью, головой.

– Президент Жабьего Банка. И по слухам, сердечный друг твоей тетки. – Крейр весело подмигнул прильнувшей к нему жене.

Таким макаром Лизка со всеми гостями перезнакомилась. Крейр мягко обнимал ее за плечи и ласково нашептывал в ушко забавные истории из жизни правителей и их ближайшего окружения. Еще и целовать успевал, и обещать неприличное. Лизка так и лучилась счастьем.

– Свадебный торт везут! – заорал кто-то глазастый.

Лизка мгновенно оживилась, залпом допила оставшееся в бокале шампанское и устремила взгляд к распахнутой двери.

9
{"b":"541250","o":1}