ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда несколько лет назад мой друг, покойная мисс Скэтчерд, приезжала в Нью-Йорк, она часто виделась с Гудини. Я думаю, она пользовалась его полным доверием, и в общении с ней, так же как и со мной, он не выказывал никакой враждебности по отношению к психическим явлениям, даже напротив, загорелся идеей показать единственного настоящего медиума, которого он открыл в Америке. На мисс Скэтчерд, насколько я понял, его открытие не произвело большого впечатления, поскольку она знала гораздо лучших медиумов. Кстати, она не преминула указать ему на то, что, признавая истинность одного медиума, ему придется признать и то, что все спиритическое движение имеет право на существование, а после этого она сказала, что он сам является сильным медиумом. Мисс Скэтчерд была очень чувствительна, и все ее психические силы указали ей на их родство. Кроме того, она в своей обычной очаровательной и непринужденной манере упрекнула его в том, что он не очень красиво повел себя в деле с Марджери, чего он не стал отрицать. Но самое главное было впереди. Пересекая Атлантику, она по беспроволочной связи получила от него следующее послание: «От восприимчивого восприимчивой. Желаю приятного путешествия. Гудини».

Восприимчивый – это медиум, и есть ли логика в том, чтобы с общественной трибуны называть всех медиумов лжецами, в то же время признавая себя одним из них?

Теперь давайте посмотрим на это дело с другой стороны. Ни у кого, кто владеет фактами, не вызывает сомнения, что Айра Давенпорт был истинным медиумом. Если не принимать во внимание свидетельств тысяч очевидцев, бесспорно то, что он мог в любое время, провозгласив себя и своего брата фокусниками и выдавая свои умения за обычные фокусы, заработать огромные славу и состояние. Но с точки зрения честного медиума это было совершенно неприемлемо, поэтому Давенпорты пошли на крайнюю для себя меру: оставили за зрителями право решить, в чем заключался источник их сил. Гудини воспользовался этим в своих целях и объявил, что Айра в старости признал, что все, что они делали, на самом деле было лишь ловкими трюками. Чтобы показать несостоятельность подобного взгляда, я приведу следующее письмо, написанное Айрой в 1868 году в «Бэннер оф лайт»{33}:

«Очень важно, чтобы каждый, будь то скептик или верующий в возможность общения с потусторонним миром, поверил в искренность заявлений, сделанных после четырнадцати лет травли и гонений, кульминацией которых стали бунты в Ливерпуле, Хаддерсфилде{34} и Лидсе, где разъяренная толпа готова была казнить нас, где дома наши разрушались лишь потому, что мы отказывались отречься от спиритуализма и признать себя мошенниками, когда от нас этого требовали, угрожая расправой. Наше последнее слово: мы отвергаем все подобные заявления как ложные».

К счастью, нам многое известно о братьях Давенпорт, потому что, помимо рассказов множества известных людей, которые проверяли их способности, о них написано три книги, авторы которых знали их достаточно близко, чтобы не дать ввести себя в заблуждение. В меньшей из книг, описывающей их детство, автор, Оррин Абботт, рассказывает о своей дружбе с братьями, о том, как ему приходилось видеть и испытывать на себе их удивительные силы, когда они еще были детьми. Похоже, что, как это часто случается с медиумами, в детстве они были сильнее, чем во взрослой жизни. Абботт пишет, что был свидетелем левитации{35}, хотя ни в каком другом источнике не упоминается, что братья владели подобной силой. Вторая и самая полная из биографий братьев Давенпорт – это «Факты небесные» преподобного Дж. Б. Фергусона. Фергусон был достойнейшим человеком, с безупречной репутацией. Он путешествовал вместе с Давенпортами во время их турне по Англии и был рядом с ними днем и ночью. Благодаря ему мы знаем, что в личном общении они были столь же интересными людьми, как и на публике. Стоит заметить, что программа их выступлений включала не только мгновенное освобождение от веревок (как бы хитро и крепко их ни завязывали сами зрители). Иногда они освобождались от наручников или скрученной проволоки и демонстрировали умение открывать запертые двери. Другими словами, Давенпорты обладали теми же силами, которыми был наделен Гудини, с той лишь разницей, что последний был больше развит физически и обладал большой ловкостью, чем и пользовался во время своих представлений.

Итак, моя позиция начинает вырисовываться. Если Давенпорты были настоящими медиумами (пусть сомневающиеся прочтут их биографии, прежде чем отрицать это[2]), а Гудини добивался в точности таких же результатов, что и они, что в обоих случаях было необъяснимо для современников, возможно ли, чтобы результаты эти достигались принципиально разными способами? Если Айра Давенпорт был медиумом, следовательно, и Гудини prima facie[3] являлся медиумом. Теперь мы можем как-то объяснить таинственное высказывание раввина над могилой: «Гудини не понимал, какой чудесной силой обладал, и за всю свою жизнь он так ее никому и не открыл». Что это за сила, если не то, что мы называем силой медиума?

Миссис Гудини вспоминает один случай, который включил в свою книгу и мистер Келлок. Вскоре после свадьбы Гудини повез молодую жену и своего брата в уединенное место, где в полночь вывел их на мост. Когда пришло время, он попросил их поднять руки и сказал: «Беатрис, Дэш, возденьте руки к небу и поклянитесь, что всегда будете верны мне. Не предавайте меня никогда, и да поможет вам Бог!» Я не хочу придавать этому эпизоду слишком большого значения. Это могло быть поступком человека, который уже обладал неким странным и тайным знанием, которое в будущем могло быть использовано и могло удивить окружающих.

Разбирая это сложное дело, я хочу еще раз подчеркнуть важность слов раввина о том, что Гудини обладал чудесной силой, не догадываясь об этом. Это высказывание как нельзя лучше соответствует тому, что мне рассказывали о нем люди, знавшие его при жизни ближе других. «Если это и так, то он не знал об этом», – отвечали они, когда я осторожно намекал им на свои подозрения. Это трудно понять, но все же что-то в этом есть. Сам он не был абстрактным мыслителем и логичностью мышления тоже не отличался. В подтверждение этому можно вспомнить тот факт, что, отрицая медиумичество как явление, он тут же заявляет, что открыл величайшего медиума в Америке; или, посмеявшись над фотографиями духов, приносит мне весьма посредственный снимок, который сделал сам. Представьте себе, что чувствует этот человек, оказавшись внутри закрытого ящика. Следует какой-то промежуток времени, когда он впадает в состояние, похожее на транс, мозг его наполняется смутным ощущением некоего напряжения сил, после чего он видит себя вне ящика. Очевидных доказательств вмешательства духов или какой-либо другой внешней силы нет. Все совершается как бы само собой. Точно так же происходит освобождение из оков, но он просто не обладает той философией, которой мог бы объяснить подобные вещи. Если бы мы были в силах представить себе нечто настолько странное и маловероятное, это, по меньшей мере, дало бы нам честное и разумное объяснение многих из тех загадок, которые до сих пор остаются неразгаданными. Часто случается такое, что медиумы сами не понимают, как они добиваются своих результатов, однако кажется почти невероятным, чтобы кто-нибудь, добиваясь таких результатов на протяжении многих лет, не соотнес бы их с подобным опытом других людей. Я, как его бывший друг, приветствовал бы такое объяснение, если бы его можно было подтвердить.

Но откуда многоуважаемому раввину было известно, что Гудини не понимал природы своей силы? Об этом мог знать только один человек, но он покинул этот мир с сомкнутыми устами, оставив, впрочем, после себя множество указывающих путь к истине знаков для тех, кто достаточно умен, чтобы суметь пройти по ним. Одно можно сказать наверняка: судьба Давенпортов должна была стать предостережением для Гудини. Они лишились всего и были изгнаны со сцены, потому что считалось, что они претендуют на связь с психическим миром. Если его силы происходили из того же источника и если он не хотел повторить их судьбу, его первым правилом было бы – ни при каких обстоятельствах не выдавать этого, чтобы ни одна живая душа не проникла в его тайну. Если допустить, что это предположение истинно, множество разрозненных фактов тут же соединятся в единое целое. Становится понятно, что он имел в виду, когда говорил, что его собственная жена не знает секрета его трюков. Мы понимаем, что это за голос, который он слышал. Нам становится более-менее понятно, о какой силе говорил раввин. Мы даже можем представить себе, что направленная против медиумов кампания, подкрепленная знанием о том, что фальшивые медиумы действительно существуют, была бы отменной дымовой завесой, хотя, возможно, сам он задумывался о том, как невидимые силы отнесутся к подобному двуличию, не больше, чем о вмешательстве Волтера в том случае с саботажем Крандонов. Я не берусь утверждать, что все это истина, и лишь хочу сказать, что подобная версия объясняет факты в том виде, в каком я их знаю.

9
{"b":"541275","o":1}