ЛитМир - Электронная Библиотека

Я вынужден был признаться, что не заметил.

– Грубые, мозолистые. Ничего подобного раньше мне видеть не приходилось. Первым делом всегда смотрите на руки, Ватсон. Потом на манжеты, брюки на коленях и обувь. Очень интересные суставы! Такие суставы могут появиться, только если передвигаться, как… – Холмс на секунду замолчал и вдруг хлопнул себя ладонью по лбу. – Господи, какой же я идиот, Ватсон! Это просто невероятно, но наверняка это так! Ведь все указывает именно на это! Как же я мог упустить эту связь? Суставы! Как я мог не подумать о суставах! А собака! А плющ! Нет, мне точно пора отправляться на маленькую ферму, о которой я так давно мечтаю. Но тише, Ватсон.

Это он! Может быть, нам повезет, и мы все увидим сами.

Парадная дверь дома медленно открылась, и в образовавшемся светлом прямоугольнике мы увидели долговязую фигуру профессора Пресбери. Он был в домашнем халате. Сделав шаг вперед, профессор остановился. Свет лампы, горящей у него за спиной в прихожей, позволил нам рассмотреть, что он стоял, чуть-чуть наклонившись вперед и покачивая перед собой руками, точь-в-точь, как тогда, когда мы видели его в последний раз.

Потом он вышел на аллею, ведущую к дому, и с ним произошла поразительная перемена. Он опустился, уперся руками в землю и пошел дальше на четвереньках, припрыгивая время от времени, словно от переизбытка силы и энергии. Таким образом он прошел вдоль фасада здания и завернул за угол. Как только он скрылся, из двери выскользнул Беннет и, мягко ступая, последовал за ним.

– Вперед, Ватсон! – шепнул Холмс и мы стали пробираться через кусты, стараясь производить как можно меньше шума, пока не оказались на месте, откуда была видна другая сторона дома. Профессор стоял в своей странной позе под увитой плющом стеной. Видно его было прекрасно. И вдруг с неожиданным проворством он стал подниматься по стене. Он карабкался вверх по плющу, перепрыгивая с ветки на ветку, уверенно упираясь ногами и цепляясь руками, явно наслаждаясь своей силой и не имея какой-либо определенной цели. Полы халата, хлопающие с обеих сторон, делали его похожим на гигантскую летучую мышь, висящую большим темным квадратом на залитой холодным лунным светом стене собственного дома. Потом, видно, утратив интерес к этому занятию, он так же проворно спустился и двинулся в сторону конюшен в том же странном положении. Собака, которая все это время надрывалась на цепи, при его приближении залилась еще более яростным лаем. Казалось, еще немного – и цепь не выдержит, оборвется, но профессор явно нарочно приблизился к ней вплотную и стал всевозможными способами дразнить собаку. Он сгреб с дороги пригоршню мелких камешков и швырнул их собаке в морду, стал тыкать в нее палкой, которую подобрал тут же, махать руками всего в нескольких дюймах от оскаленной пасти – в общем, делал все возможное, чтобы распалить безудержную ярость животного. Ни в одном из наших приключений мне не приходилось видеть ничего более странного, чем эта невозмутимая фигура, которая сидела, сохраняя полный достоинства вид, в лягушачьей позе перед беснующейся, рвущейся с цепи собакой, хладнокровно всеми способами доводя ее до безумия.

И тут это случилось! Нет, цепь не оборвалась. Соскочил ошейник, который был рассчитан на толстую шею ньюфаундленда. Мы услышали бряцанье упавшего металла, и в следующий миг собака и человек, сцепившись, покатились по земле. Яростное рычание соединилось со странным, полным ужаса визгом. В это мгновение жизнь профессора висела на волоске. Обезумевшее животное вцепилось ему прямо в шею, клыки глубоко впились в горло, и он уже был без сознания, когда мы подбежали и смогли разомкнуть челюсти пса. Конечно, для нас это тоже было очень опасно, но вид и голос Беннета быстро заставили огромного волкодава успокоиться. На шум из своей комнаты вышел во двор заспанный конюх, который, увидев, что происходит, остановился и покачал головой.

– Я знал, что этим закончится, – промолвил он. – Я и раньше видел, как он этим занимался. Понятно было, что рано или поздно собака до него доберется.

Собаку снова посадили на цепь, и мы перенесли профессора в его комнату, где Беннет, медик по образованию, помог мне наложить повязки на изодранное горло. Острые зубы прошли совсем рядом с сонной артерией, к тому же профессор потерял много крови, но через полчаса стало понятно, что он выживет. Я вколол ему дозу морфия, после чего он погрузился в глубокий сон. И только тогда мы наконец смогли посмотреть друг на друга и попытаться понять, что же произошло.

– Думаю, его необходимо показать хорошему хирургу, – сказал я.

– Ни в коем случае! – вскричал Беннет. – Пока об этом знаем только мы, все в порядке, но если скандал выйдет за стены этого дома, его уже не остановить. Подумайте, какое положение он занимает в университете! О чувствах его до чери! О его репутации! Об этом ведь узнает вся Европа!

– Верно, – согласился Холмс. – Я полагаю, все это нам удастся сохранить в тайне. Как и предотвратить повторное проявление симптомов, раз теперь у нас развязаны руки. Снимите ключ с его цепочки, мистер Беннет. Макфейл останется с пациентом и даст нам знать, если что-нибудь произойдет. Проверим, что хранится в загадочной шкатулке профессора.

В шкатулке вещей оказалось не много, но все они говорили сами за себя: один пустой пузырек, почти полный шприц для подкожных инъекций и несколько писем, написанных неразборчивым почерком, явно рукой иностранца. Крестики на конвертах указывали на то, что это были именно те письма, на которые секретарю надлежало обращать особое внимание. Все они отправлены с Коммершл-роуд и подписаны «А. Дорак». Это были всего лишь счета за отправленные профессору Пресбери пузырьки со снадобьем и уведомления о получении оплаты. Однако там находился и еще один конверт, подписанный более аккуратно и грамотно, с австрийской маркой, проштемпелеванной в Праге{24}.

– Вот то, что нам нужно! – воскликнул Холмс и разорвал конверт.

«Многоуважаемый коллега, – говорилось в письме. – После того как вы оказали нам честь своим визитом, я много думал о Вашем случае. Несмотря на то что в Ваших обстоятельствах имеются особые причины прибегнуть к лечению, я все же хочу обратить Ваше внимание на осторожность, которую следует соблюдать при этом, поскольку результаты моих исследований указывают на то, что оно сопряжено с определенным риском. Для данной цели лучшего всего подошла бы сыворотка из крови человекоподобной обезьяны. Я же (о чем заранее поставил Вас в известность) использовал кровь чернолицего лангура, поскольку в то время это был единственный доступный образец. Лангур, конечно же, является лазающей обезьяной, в то время как антропоиды перемещаются на двух ногах и по всем признакам ближе к человеку. Я прошу Вас сделать все возможное, чтобы избежать преждевременной гласности. У меня в Англии есть еще один клиент. Дорак обслуживает вас обоих. Буду очень благодарен за еженедельные отчеты о том, как продвигается лечение. С глубоким почтением, Ваш Г. Ловенштейн».

Ловенштейн! Эта фамилия тут же заставила меня вспомнить короткую заметку, на которую я не так давно натолкнулся в газете. В ней рассказывалось об одном ученом, который заявил, что каким-то таинственным образом раскрыл секрет омоложения и изготовил эликсир жизни. Значит, это тот самый Ловенштейн из Праги! Тот самый Ловенштейн, автор сыворотки, возвращающей силы организму, которого бойкотировали его коллеги за то, что он отказался раскрыть состав своего чудодейственного снадобья. Я в двух словах рассказал о том, что мне известно. Беннет взял с полки зоологический справочник.

– «Лангур, – прочитал он. – Крупная чернолицая обезьяна, обитающая на склонах Гималайских гор. Крупнейшая и наиболее близкая к человеку из лазающих обезьян». Дальше идет подробное описание. Ну что ж, благодаря вам, мистер Холмс, теперь совершенно ясно, что мы выяснили источник всех бед.

– Истинный источник, – сказал Холмс, – это, конечно же, тот запоздалый роман, который заставил нашего пылкого профессора подумать, что добиться предмета своей страсти он может, лишь помолодев. Тот, кто желает подняться выше ступени, отведенной ему природой, только опускается ниже. Даже умнейший из людей может превратиться в обезьяну, если сойдет с прямой дороги, предначертанной судьбой. – Какое-то время он молча рассматривал прозрачную жидкость в стеклянном пузырьке. Когда я напишу этому человеку, что он несет уголовную ответственность за распространение этой отравы, нам больше не о чем будет беспокоиться. Но это не означает, что нечто подобное не повторится снова. Най дутся другие ученые, которые придумают новые способы. Это очень опасно… Это настоящая опасность для всего человечества. Только подумайте, Ватсон, каждый барышник, распутник, бахвал захочет продлить свою никчемную жизнь, и лишь одухотворенный человек сумеет обратить свой взор к чему-то высшему. Выживать будут только те, кто этого достоин наименее всего. Представьте только, в какую выгребную яму превратится тогда наш несчастный мир! – Неожиданно задумчивый провидец исчез, и Холмс, снова превратившись в человека действия, энергично поднялся со стула. – Я думаю, теперь вам все ясно, мистер Беннет. Все, что произошло, вписывается в общую схему. Собака, конечно же, почувствовала перемену, произошедшую с ее хозяином, гораздо раньше вас. Наверняка ей подсказал это его изменившийся запах. Рой бросался на обезьяну, а не на профессора, точно так же, как не профессор, а обезьяна дразнила Роя. Лазанье по веткам доставляло этому существу удовольствие, и я думаю, что у окна юной леди он оказался совершенно случайно. Ватсон, ближайший поезд до Лондона отходит утром, но я думаю, мы еще успеем выпить чаю в «Шахматной доске».

17
{"b":"541276","o":1}