ЛитМир - Электронная Библиотека

Дело IV. Приключение суссекского вампира

{25}

Письмо, которое пришло с утренней почтой, Холмс прочитал очень внимательно. Потом с хрипловатым смешком, который означал у него крайнюю степень веселья, он бросил его мне.

– Более нелепую мешанину из средневековья и современности, обыденности и дикой фантазии, по-моему, трудно себе представить, – сказал он. – Взгляните, Ватсон. Что вы на это скажете?

Я прочитал следующее:

«Олд-Джюри, 46, 19 ноября Тема: вампиры.

Сэр!

Сегодня от нашего клиента, мистера Роберта Фергюсона из чайной компании «Фергюсон энд Мерхед» на Минсинг-лейн, был получен запрос относительно вампиров. Поскольку наша фирма занимается исключительно оценкой машинного оборудования, эта тема находится вне нашей компетенции. По этой причине мы, памятуя Ваш успех в деле «Матильды Бриггс», порекомендовали мистеру Фергюсону обратиться к Вам.

Искренне Ваши, Моррисон, Моррисон и Додд.

Отправитель: Е. Д. С.»

– Матильда Бриггс – это не имя юной леди, Ватсон, – задумчивым тоном, словно погрузившись в воспоминания, произнес Холмс. – Это судно, связанное с делом о гигантской крысе с Суматры. Мир еще не готов узнать об этой истории. Но что мы знаем о вампирах? Входят ли они в нашу компетенцию? Конечно, лучше хоть чем-то заниматься, чем страдать от безделья, но мне кажется, это уже больше похоже на одну из сказок братьев Гримм. Ватсон, протяните руку, посмотрим, что у нас есть на букву «В».

Я, не вставая с кресла, повернулся и снял с полки увесистый том справочника. Холмс уложил его на колени и любовно провел рукой по обложке, под которой были собраны отчеты о старых делах и сведения, накопленные за его долгую жизнь.

– «Жилатье или ядовитая ящерица», – стал читать он, перелистывая страницы. – О, это было удивительное дело! «Глория Скотт»{26}. Если мне не изменяет память, вы описывали эту печальную историю, хотя то, что у вас получилось, не дало мне повода поздравить вас с успехом… «Гадюки»… «Виктория, цирковая прима»… «Виктор Линч, фальшивомонетчик»… «Вигор, хаммерсмитское чудо»… «Вандербилт и медвежатник»… Ну-ка, ну-ка… О, старый добрый справочник, чего тут только нет! «Вампиризм в Венгрии» и «Вампиризм в Трансильвании»{27}. Посмотрим, – он углубился в чтение, но, пере вернув одну страницу, досадливо вздохнул, захлопнул книгу и бросил ее на стол. – Чушь, Ватсон, полная чушь! Какое отношение можем иметь мы к ходячим мертвецам, которых заставить спокойно лежать в могилах можно, только пробив им сердце колом? Все это бред сумасшедшего.

– Насколько я знаю, вампиры не обязательно должны быть мертвецами, – сказал я. – Живой человек тоже может иметь такую привычку. Например, я читал, что старики сосали молодую кровь, чтобы вернуть себе юность.

– Вы правы, Ватсон. Там упоминалось об этой легенде. Но стоит ли нам тратить время на подобные вещи? Наше маленькое агентство живет в материальном мире, в нем ему и надлежит оставаться. Мир достаточно велик для нас, чтобы задумываться о всяких призраках. Боюсь, что мистера Фергюсона не стоит воспринимать слишком серьезно. Если это письмо от него, возможно, мы узнаем, что его так обеспокоило.

Он взял второе письмо, которое оставалось лежать на столе незамеченным, пока он был занят первым. Читать его он начал со снисходительной улыбкой на лице, но постепенно она уступила место выражению живого интереса и сосредоточенности. Закончив читать, он еще какое-то время сидел, погруженный в раздумья, с письмом в руках, но потом, передернув плечами, вернулся к действительности.

– «Чизменс», Лемберли. Лемберли это где, Ватсон?

– В Суссексе, к югу от Хоршема.

– Не так уж далеко, да? А «Чизменс»?

– Я знаю эти места, Холмс. Там полно старых домов, которые называются по фамилиям тех, кто их строил несколько веков назад. «Одлис», «Харвис» и «Кэрритонс»… Представляете, этих людей давно уже забыли, а их имена продолжают жить в домах.

– Понятно, – равнодушно произнес Холмс. Одной из особенностей его гордого и замкнутого характера было то, что он с готовностью впитывал любые новые сведения, но редко когда выражал благодарность тому, кто эти сведения ему предоставлял. – Я подозреваю, что в скором времени мы будем знать намного больше о Лемберли и «Чизменс». Это письмо, как я и думал, от Роберта Фергюсона. Между прочим, он утверждает, что знаком с вами.

– Со мной?

– Лучше прочитайте сами.

Он передал мне письмо. Под уже упомянутым адресом было написано следующее:

«Дорогой мистер Холмс!

Обратиться к Вам мне посоветовал мой адвокат, но, поверьте, дело это до того деликатное, что мне очень трудно обсуждать его с кем бы то ни было. Оно связано с моим другом, от имени которого я и пишу. Этот джентльмен лет пять назад женился на перуанке, дочери перуанского торговца, с которым познакомился, когда занимался импортом нитратов. Леди была очень красива, но ее иностранное происхождение и то, что она осталась верна своей религии, часто служило поводом для непонимания и ссор между мужем и женой, поэтому спустя какое-то время любовь моего друга охладела, и он стал считать этот союз ошибкой. Он чувствовал, что в ее внутреннем мире есть такие стороны, доступ к которым для него закрыт навсегда и которые он не сможет понять как бы ни старался. Для него это было тем более мучительно, что о такой любящей жене, как она, мужчина может только мечтать… Она была ему абсолютно предана.

Теперь я перейду к тому, о чем расскажу подробнее при встрече. Вообще, я пишу это письмо только лишь для того, чтобы дать Вам общее представление о деле и узнать, заинтересовало ли оно Вас. Со временем в поведении леди начали появляться странности, не характерные для ее кроткого и спокойного нрава. Мой друг до этого был женат, и у него есть сын от первого брака. Сейчас мальчику пятнадцать, это милый и добрый молодой человек, хотя травма, которую он получил в раннем детстве, навсегда оставила его калекой.

Дважды жена моего друга нападала на несчастного ребенка, причем совершенно безо всякой причины. Однажды она сильно ударила его палкой, отчего на руке у него остался большой рубец. Но все это мелочи по сравнению с тем, что она делает со своим собственным ребенком, прелестным малышом, которому нет еще и года. Как-то раз, около месяца назад, няня ненадолго оставила ребенка одного. Вернуться ее заставил громкий крик, малыш кричал, словно от боли. Вбежав в комнату, няня увидела свою хозяйку, которая, склонившись над сыном, кусала его за шею. Из небольшой раны на шее мальчика текла кровь. Увиденное повергло няню в такой ужас, что она хотела тут же броситься за хозяином, но хозяйка упросила ее не делать этого и даже заплатила ей пять фунтов за молчание. Никаких объяснений, однако, не последовало, и о происшествии никто не узнал. Но этот случай очень насторожил няню, и с тех пор она стала внимательно следить за хозяйкой и больше почти не отходила от ребенка, которого любит всем сердцем. Ей казалось, что насколько внимательно она следит за матерью малыша, настолько же внимательно та следит за ней, и что перуанка только и ждет, когда она оставит мальчика одного, чтобы добраться до него снова. Няня проводила с ребенком дни и ночи, и все это время молчаливая и бдительная мать словно выжидала, как волк, который ждет, когда от овечьего стада отобьется ягненок. Вам все это, возможно, покажется совершенно невероятным, но я умоляю Вас отнестись к этому очень серьезно, поскольку речь идет о жизни ребенка и здравом рассудке его отца.

И вот настал тот ужасный день, когда обо всем узнал муж. В конце концов нервы няни не выдержали, и она все рассказала хозяину. Тогда ее рассказ показался ему такой же дикостью, какой, должно быть, сейчас кажется и Вам. Он свою жену знал как любящую супругу и мать (если, конечно, не принимать во внимание те нападения на пасынка). Разве стала бы она обижать собственного ребенка? Он сказал няне, что она бредит, что ее подозрения – плод нездорового воображения и что он не потерпит подобных инсинуаций в адрес хозяйки. Однако как раз тогда, когда разговор их дошел до этой точки, раздался крик. Хозяин с няней бросились в детскую комнату. Представьте себе его чувства, мистер Холмс, когда он увидел свою жену, сидящую на коленях рядом с детской кроваткой, и заметил на открытой шее ребенка и на простыне кровь. Закричав от ужаса, он повернул лицо жены к свету и увидел, что ее губы тоже в крови. Сомнений не осталось: это она, она пила кровь несчастного малыша. На этом история пока заканчивается. Сейчас она сидит взаперти в своей комнате. Объяснений не дает. Ее муж близок к помешательству. Ему, как и мне, о вампирах кроме названия почти ничего не известно. Мы думали, вампиры существуют только в преданиях каких-то далеких стран. Но чтобы здесь, в самом сердце английского Суссекса… Впрочем, все это лучше будет обсудить с Вами утром. Могу ли я надеяться на встречу с Вами? Вы поможете впавшему в отчаяние человеку? Если да, то, если Вас не затруднит, пошлите телеграмму на имя Фергюсона в «Чизменс», Лемберли, и в десять часов я буду у Вас.

Искренне Ваш,

Роберт Фергюсон.
18
{"b":"541276","o":1}