ЛитМир - Электронная Библиотека

Цвета на фотографии были такие же живые, как воспоминания. Мои глаза наполнились слезами, я огляделась вокруг и ужаснулась: ведь я в кабинете Джека, и чем тут занимаюсь? Из-за мистера Доусона, совершенно незнакомого человека, я усомнилась в своем отце! Я вытерла слезы и быстро прибралась на столе, закрыла за собой дверь и спустилась вниз по лестнице.

– Мисс Нина? – позвала меня Агата, но я промчалась мимо, стыд гнал меня из дому.

Я запрыгнула в свой «БМВ», включила передачу и по подъездной дорожке выехала на улицу. По щекам текли слезы, тело сотрясалось от рыданий, с которыми я так долго боролась. Столько вопросов, и ни одного ответа; все, что имело хоть какой-то смысл, умерло вместе с отцом.

Я летела по дороге, мимо проносились мерцающие уличные фонари. Проезжая автобусную остановку, где впервые увидела Джареда, я заметила, что на скамейке кто-то сидит, и ударила по тормозам. Потом включила обратную передачу, машина издала скорбный жужжащий звук и поехала задом. Шины резко скрипнули, я остановилась прямо напротив Джареда.

Выбравшись из машины, я встала посреди проезжей части:

– Ты преследуешь меня?

– С тобой все в порядке? – спросил он, намеренно пряча в тень лицо.

– Что ты здесь делаешь, черт побери?! – крикнула я.

Джаред встал и протянул ко мне руки, но я покачала головой. Он замер и нахмурился:

– Нина, подойди сюда.

– Мне нужны ответы, Джаред. Ты ворвался в мою жизнь, заявил о своих чувствах ко мне. Ты не даешь свой номер и не берешь мой.

Я сделала шаг к нему, а он ко мне.

– Нина, я знаю, ты расстроена, но все будет хорошо.

Голос Джареда звучал спокойно и утешительно, даже слишком, как будто он пытался отговорить меня от прыжка в пропасть.

– Я стою посреди улицы, выпучив глаза, и кричу на тебя, Джаред! Почему ты не спросишь, что не так? Почему ты вообще никогда ни о чем меня не спрашиваешь?

Джаред немного подумал – вроде бы мои наблюдения его удивили, – а потом сделал еще один шаг ко мне с протянутыми вперед руками, как будто просил позволения оказать мне поддержку.

– Ты действительно испытываешь ко мне какие-то чувства? Или ходишь за мной следом просто потому, что тебе меня жалко? Я что, этакая трагическая фигура, лишилась отца, превратилась в старую калошу и ты решил заняться благотворительностью?

В глазах Джареда вспыхнула злоба, он опустил руки и сказал:

– Ты прекрасно знаешь, что это неправда.

Он подошел еще ближе, не пытаясь скрыть обуревавшие его эмоции: в глазах застыло страдание; ему так хотелось, чтобы я подошла; мои слезы причиняли ему боль. Я потянулась к нему, и он без промедления обхватил меня руками.

На несколько мгновений в объятиях Джареда я расслабилась, тепло его рук создало ощущение уюта. Он наклонил голову и прижался щекой к моему темени:

– Это больше чем просто чувства, Нина. Ты должна это знать.

Я посмотрела на него снизу вверх влажными от слез глазами:

– Тогда почему ты не…

– Что? – спросил Джаред.

Я покачала головой, но он прижал меня к себе и взглядом умолял, чтобы я не таилась.

– Скажи мне.

– Почему ты не пытался поцеловать меня?

Вид у Джареда был ошарашенный, а потом он сосредоточил взгляд на моих губах. Я наблюдала, как менялось выражение его лица: желание, внутренний конфликт, решение. Что все это означало, мне было невдомек, а потому я просто прикрыла веки и положила голову ему на грудь, помня, что его губы находятся совсем близко. Джаред сжал меня крепче, а потом слегка отстранился. Я открыла глаза; чувство унижения окатило меня волной. Вдобавок к мучительному смущению по щекам опять потекли слезы.

Джаред закрыл глаза и поморщился, как от боли:

– Я не хочу врать тебе.

Щеки еще горели от унижения, но теперь гнев перекрыл все. Меня просто взбесили его невнятные полуответы. Все время он предлагал мне какие-то обрывки правды, да и те в обертке из некой сомнительной неопределенности, и тут мое терпение истощилось.

Видя негодование в моих глазах, Джаред издал тяжелый вздох, потом отпустил меня и, перейдя улицу, остановился у внушительных размеров черного мотоцикла, припаркованного за скамейкой. Не оглядываясь, он повернул ключ. Двигатель затарахтел; потом, когда Джаред несколько раз нажал на педаль газа, мотор взревел, мотоцикл съехал с тротуара и помчался по улице.

Выходные прошли, как будто их и не было. Мы с Бет сходили на баскетбольный матч, а после вместе с Ким присоединились к компании Райана, Джоша, Такера и Чеда. Мы играли в воздушный хоккей и ели начос. Говорить о Джареде я упорно отказывалась, даже с Бет. Я не могла заставить себя объяснить друзьям, отчего впадаю в ярость при любом упоминании о нем.

Райану, похоже, нравилось такое изменение в моем настроении. Однажды вечером он позвонил и попросил помочь ему с химией. Мы сидели на полу в моей комнате в общаге совсем одни.

– Нет… вот так… – Я сжала губы, исправляя последнюю строчку.

– Чед сказал, что в прошлом году завалил этот тест, – ворчливо произнес Райан.

– У Чеда не было такого учителя, как я, не так ли? – Я бросила в Райана карандаш, отскочивший на пол.

– Учитель или не учитель, а этот тест на засыпку.

– Ты утратил веру в меня?

– А ты не передумала насчет моего предложения? – ухмыльнулся Райан.

– Не понимаю, о чем ты говоришь. – Я пожала плечами, прикидываясь дурочкой.

– Все ты понимаешь. Ничего страшного, если ты еще не… если ты в конце концов… – Он широко улыбнулся.

– Я абсолютно уверена, что свидания меня еще долго не будут интересовать.

– Я подожду, – без промедления ответил Райан.

Глава 4

Кольцо

Следующая неделя оказалась на редкость тусклой. Я не встречалась ни с Джаредом, ни с мистером Доусоном, да и предложения от Райана больше не поступали. Бет все время где-то пропадала. Меня даже никто не потащил на баскетбол.

Я не покидала территорию университета для прогулок с целью проверить свою теорию и вообще старалась никуда не выходить, а внутри разрывалась на части: очень хотелось увидеться с Джаредом, но в то же время одна мысль о случайной встрече с ним заставляла меня болезненно морщиться. Я дала себе слово прогонять мысли о нем, даже если мне придется делать это тысячу раз в день.

Собравшись для работы в группе, мы с Райаном заняли свои обычные места с намерением поработать над его очередным академическим кризисом. Ким проводила время, пуляя стирательными резинками в Джоша, а Бет и Николь, новая девочка в группе, сравнивали конспекты.

Джош перехватил в воздухе один из посланных Ким резиновых снарядов и зевнул:

– Когда мы снова куда-нибудь сходим?

Ким пожала плечами:

– Не знаю. А когда ты хочешь пойти?

– Не думаю, что Нина согласится, – намекнула Бет.

Все посмотрели на меня, на лицах – смесь сочувствия и напряженного ожидания. Как бы мне хотелось отвести от себя эти взгляды!

– Конечно, я на все согласна, – сказала я, стараясь сохранить небрежный тон.

На самом деле мне было тревожно: если мы опять пойдем той же компанией в то же место, не напросимся ли мы сами на повторение истории; увидеть там снова Джареда я была не готова. И в то же время я беспокоилась: а вдруг он не придет?

– Ты уверена? – спросила Бет, подаваясь вперед на стуле.

– Давайте пойдем завтра, – предложил Джош Райану.

– Я как она, – ответил Райан и подтолкнул меня локтем.

– Во вторник? Какие могут быть развлечения вечером во вторник? – простонала я.

– Какие мы себе устроим, – сказал Райан.

По пути в «Эндрюс» я высказывала Бет недовольство идеей идти куда-то вечером учебного дня. Кажется, эта перспектива ее ничуть не тревожила, и я бросила настаивать. Когда мы ввалились в комнату, зазвенел мой мобильник.

– Привет, мам! – зевнула я в трубку.

– У тебя усталый голос, Нина. Ты высыпаешься? – спросила она.

– Да, просто сегодня был длинный день, – сказала я, откидывая одеяло.

13
{"b":"541280","o":1}