ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ладно, тогда я быстро. Хотела сказать тебе, что сегодня я говорила по телефону с Томасом. Он хотел извиниться, что не перезвонил тебе. Ты пыталась связаться с ним, дорогая?

– Э-э-э… да, пыталась. – Я не ожидала, что Томас станет звонить маме.

– Правда? А зачем ты ему звонила?

Я решила, что держаться как можно ближе к правде – это наилучший выход.

– Ну, несколько недель назад я была у папы в кабинете и заметила несколько неподписанных бумаг. Я не хотела беспокоить тебя этим, вот и позвонила мистеру Розену.

– Ты была у отца в кабинете? Зачем?

– Думаю, я просто соскучилась.

– О, – тихо сказала мама, – жаль, что меня в этот момент не было рядом.

– Ничего, мам. Это я должна была сделать сама.

– Ты не думай об этих бумагах, дорогая. Тебе не стоит беспокоиться. У Томаса в конторе есть копии всех бумаг отца, и все они уже просмотрены. Я все еще не могу… убрать их со стола.

– Понимаю, – сказала я, вспомнив о ноже для разрезания бумаг, которым воспользовалась. Мама наверняка пока ничего не заметила. Сомневаюсь, заходила ли она вообще в кабинет Джека. – А папа когда-нибудь обсуждал с тобой внезапно возникающие сделки с недвижимостью?

Мама на мгновение замолчала.

– Сделки с недвижимостью? Но твой отец не занимался недвижимостью, Нина.

– Да, конечно. – Я постаралась, чтобы мой голос к концу разговора звучал беззаботно.

– Я скажу Томасу, что поговорила с тобой.

Мама вроде бы удовлетворилась моими объяснениями, но, похоже, не до конца.

– Вот и хорошо, мам. А теперь я буду ложиться.

Я захлопнула крышку телефона и тут заметила, что на меня в упор смотрит Бет.

– Что?

– Ты не сказала ей об этом Доусоне? – спросила она, держа в руках полотенце и туалетные принадлежности.

Я покачала головой:

– Не могу грузить ее этим сейчас.

Сведя пальцы, я ждала возвращения Бет. Мистер Розен решил позвонить маме, а не мне. В голове всплыли тревожные слова, сказанные мистером Доусоном, которые оформились в мысль: неужели мой отец посмертно стал жертвой мошенничества? В этот миг меня охватила безумная ярость, и я вскочила на ноги. Бет вернется не скоро, мне надо отвлечься.

Я схватила ключи и стрелой вылетела за дверь.

Мой «БМВ» сновал между машинами в потоке, слегка превышая скорость. Я подумала, что если заблужусь, то поиск обратного пути прекрасно займет мои мысли. Я ехала, пока вокруг не осталось знакомых зданий, после чего перестала обращать внимание на дорожные указатели. И вот я уже за пределами Провиденса, пора делать разворот и начинать отыскивать путь домой. Я взяла немного вправо и только начала выкручивать руль в обратном направлении, как машина переехала какой-то невидимый предмет.

– Черт возьми!

Я уставилась в зеркало заднего вида, пытаясь разглядеть, что это было, и решить, следует ли мне съехать на обочину и остановиться, чтобы оценить масштаб нанесенного ущерба. В отражении я увидела кусок покореженного металла и вздохнула.

Пришлось свернуть на обочину и включить аварийные огни. Поняв, в какую ситуацию сама себя загнала, я с глухим стуком опустила голову на руль.

Да, проколоть шину ночью на незнакомой дороге – вот уж действительно отвлечение мыслей.

Я открыла дверцу, вылезла наружу и обошла машину, чтобы посмотреть на правое переднее колесо. Покрышка расползлась по земле. Увидев это, я взъерошила волосы.

Уличные фонари тонули в тумане, видимость была нулевая. Я быстро вернулась в машину, чтобы позвонить Бет, и в тот же миг вспомнила, что забыла взять сумочку, – мало того, меня осенило: ведь и телефон я оставила дома.

– Нина, ты идиотка!

Логика победила панику. Через несколько часов взойдет солнце, тогда я смогу остановить какую-нибудь машину и позаимствовать телефон. Я включила обогреватель на полную мощность, и кабина наполнилась теплым воздухом. Когда от жары стало трудно дышать, я выключила зажигание. Через несколько мгновений я плотнее закуталась в пальто. Да, это будут очень долгие два часа до рассвета. Пройдет совсем немного времени, и удушливая жара в кабине превратится в мягкое тепло, а потом и в пронизывающий холод.

Раздалось три быстрых стука в стекло. Я подпрыгнула на месте от неожиданности и протерла запотевшее окно. Снаружи стоял мужчина в голубом пуховике. Он нагнулся, чтобы заглянуть внутрь, и моя рука тут же метнулась к кнопке блокировки замка.

– Не поздновато ли, а? Я уже давно мог угнать машину вместе с тобой, – произнес Джаред, с улыбкой глядя на мои жалкие попытки принять меры безопасности.

Я не могла произнести ни слова, выброс адреналина вызвал дюжину разных эмоций, но вскоре я успокоилась.

– Открой багажник, я достану запаску, – сказал мой нежданный спаситель.

Я дотянулась до нужной кнопки, раздался щелчок, крышка багажника подпрыгнула вверх. С трудом выбравшись из машины, я смотрела, как Джаред достает домкрат и быстро устанавливает его в рабочее положение, а потом вытаскивает и несет запасную шину. Я не раз видела, как люди катят запаски по земле, но Джаред извлек ее из багажника и доставил куда надо с такой легкостью, будто это был пакет зелени.

Он работал торопливо, как будто время поджимало, давил на ручку домкрата, откручивал гайки, снял то, что осталось от старой шины, и немедленно заменил ее новой. Потом проделал все операции в обратном порядке – подтянул гайки, прокрутил шину. Опустив машину на колеса, Джаред забросил в багажник лопнувшую покрышку, следом полетели домкрат и монтировка.

– Поезжай домой, Нина, – сердито сказал он, захлопнул багажник и вытер о джинсы измазанные машинным маслом руки.

– Джаред…

– Просто поезжай домой, – оборвал меня он, избегая смотреть мне в глаза, повернулся и исчез в тумане.

– Спасибо тебе, – прошептала я и, покачав головой, обошла спереди машину, чтобы посмотреть на новое колесо и удостовериться в том, что все увиденное мне не приснилось.

Отличная новая шина была установлена безупречно. Я вгляделась в туман, где исчез Джаред, и вздохнула. Да, он всегда был поблизости, это перестало быть туманной мечтой. Я не знала, почему и как он это делает, но он присматривал за мной, это точно.

По пути домой я перебирала в голове возможные объяснения и строила догадки. Джаред не мог мне всего рассказать, но так или иначе признал, что следит за мной. Может быть, именно это так его раздражало: я опять попала в ситуацию, когда он не мог скрыть, что находится рядом. Вероятно, мне следовало запаниковать, любая другая на моем месте стала бы снова и снова повторять про себя слово «преследователь», но меня охватило всепоглощающее чувство покоя. А кроме того, удивительно, но я обнаружила, что мне это «преследование» льстит.

И еще кое-что стало мне ясно: в отношении к Джареду Райелу я была абсолютно лишена здравого смысла. Я превратилась в какую-то капризную дурочку с глазами на мокром месте; невероятно, но при этом Джаред оставался в моей жизни. Меня не волновало, преследователь он или чудо. От мысли о том, что он всегда где-то рядом и, вероятно, наблюдает за мной в этот самый момент, по спине пробегал холодок восторга.

На следующий день поздно вечером раздался стук в дверь. Это послужило сигналом для Бет – она быстро схватила сумочку. Я открыла дверь, в коридоре стояла вся компания в полном составе: Ким, Джош, Райан, Такер, Чед, Лиза и Керри.

– Мы держались за руки, так что никто не потерялся, – с сарказмом сказал Ким.

– Очень мило, – ответила я, поворачиваясь, чтобы взять ключи и кошелек. – Мы все не поместимся в «бимер».

– Я возьму свой джип, – сказал Чед.

– Отлично! – обрадовалась Бет.

Войдя вслед за Бет в двери паба, я почувствовала напряжение во всем теле. Я не могла расслабиться, пока не оглядела всех посетителей и не удостоверилась, что Джареда среди них нет. Вместе с успокоением на меня накатила досада, но на плечо тут же легла рука Райана. Вот и повод отвлечься. Мы заняли столик, и Райан заправил пластинки в музыкальный автомат, каждая на пятнадцать минут звучания. Целый час мы отплясывали диско на деревянном полу.

14
{"b":"541280","o":1}