ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мисс?

Водитель откашлялся, чтобы привлечь мое внимание. Я не отреагировала, и дверь затворилась. Вздохнули, отпуская колеса, пневматические тормоза. Автобус медленно отчалил от поребрика. Я старалась не думать о событиях прошедшего дня, но память полнилась мучительными воспоминаниями.

Чтобы успокоиться, я раскачивалась взад-вперед, как делала в детстве. Теплый персиковый оттенок давно сошел с моих пальцев; теперь они цветом напоминали сложенные на груди руки отца, когда тот лежал в гробу.

Легкие наполнились холодным воздухом, грудь поднялась, давая выход плачу, который уже давно прокладывал себе путь наружу. За мгновение до этого я подумала: наверное, из моих глаз больше не выкатится ни слезинки, никогда. Теперь пришлось удивляться, сколько еще слез способен выжать из себя мой организм, пока не истощится до предела.

– Прохладный вечер, да?

Я всхлипнула и бросила раздраженный взгляд на мужчину, который возник из ниоткуда. Как он подошел, я не заметила. Незнакомец подышал на руки, потер их и улыбнулся, ища поддержки.

– Вроде того, – ответила я.

Мужчина посмотрел на часы и вздохнул.

– Черт возьми, – пробормотал он чуть слышно. – Похоже, мы упустили последний автобус.

Он вытащил мобильный телефон из кармана куртки, какие носят мотоциклисты, и стал набирать номер. Поприветствовав кого-то, заказал такси.

– Хотите составить мне компанию? – спросил незнакомец.

Я вгляделась в него пристально, тут же заподозрив неладное. Моя реакция вызвала удивление: незнакомец приподнял одну бровь, а потом прищурил серо-голубые глаза. Должно быть, вид у меня был как у помешанной, и незнакомец задумался, не погорячился ли он с предложением.

Внезапно я ощутила, что на улице все-таки зима: холод пронизывал насквозь – пролезал под одежду, впивался в кожу и добирался до самых костей; я обхватила себя руками. Надо было вернуться в колледж: мне еще предстояло дописать курсовик.

– Да, спасибо, – сказала я дрожащим голосом.

Поколебавшись какое-то мгновение, мужчина продолжил:

– Вы тут работаете?

– Нет. – Я засомневалась, стоит ли поддерживать беседу, но обнаружила, что мне самой любопытно узнать больше. – А вы?

– Да.

Вот как. Он не походил на человека, нанятого помогать по хозяйству. Уголком глаза я посмотрела на его часы. Нет, он точно не из обслуги.

– Чем вы занимаетесь?

Незнакомец помедлил с ответом.

– Я… имею отношение к охране домов. – И он кивнул как бы в подтверждение собственных слов.

– А я учусь, – подкинула я тему, стараясь унять постыдное дрожание голоса.

Мужчина устремил на меня взгляд, значение которого я не смогла расшифровать, а потом уставился вдаль. Он был старше меня, но всего лет на пять или шесть, не больше. Я подумала: интересно, а знает ли он, кто я? В его глазах читался намек на узнавание, хотя я не была в этом уверена.

Зажужжал мобильник моего нежданного компаньона, и тот откинул крышку, чтобы прочесть сообщение. Он постарался не выдать эмоций и захлопнул телефон, оставив эсэмэску без ответа; пока не приехало такси, мужчина больше не проронил ни слова.

Он открыл для меня дверцу, и я забилась в дальний угол, а мой спутник устроился рядом с водителем.

– Куда едем? – прохрипел таксист.

– Университет имени Брауна, – распорядилась я и добавила: – Пожалуйста.

– Угу. И все?

– Нет, – сказал мой случайный попутчик.

Я отметила, что он не хотел называть при мне свой адрес, и это показалось мне странным. Может, ничего особенного в этом и не было; вероятно, незнакомец вызвал во мне большее любопытство, чем я сама готова была признать. Удивительно, но в тот момент я обращала внимание на любые мелочи; хорошо, что подвернулся этот парень и помог мне отвлечься, сам о том не помышляя.

– Кстати, меня зовут Джаред. – Новый знакомый широко улыбнулся и протянул мне руку.

– Нина.

– Ой, у вас руки ледяные! – сказал он, накрывая ладонью мою кисть.

Я отдернула руку, отметив про себя: а ладони-то у него теплые, и посмотрела на попутчика внимательно, прислушиваясь к внутреннему голосу, не предупредит ли об опасности? Однако единственным несомненным чувством оставалось любопытство.

Поняв, что проявил бестактность, мой спутник виновато улыбнулся. Я заправила волосы за уши и уставилась в окно. На улице задувал ветер, он сгребал с дороги снежинки и нес их вперед змеящейся поземкой. От этого зрелища я поежилась и поплотнее запахнула полы пальто.

– «Браун», значит? – спросил Джаред.

У него в кармане снова завибрировал телефон, и он опять откинул крышку.

Я кивнула:

– «Браун». – Джаред продолжал смотреть на меня, поэтому я добавила: – Экономический факультет.

Как только наши глаза встретились, остаток раздражения, вызванного у Джареда нежеланным звонком, развеялся. Кажется, только сейчас он заметил, что я плакала.

– Что-то случилось?

Я принялась разглядывать свои ногти:

– Сегодня похоронили моего отца.

Сама не понимаю, с чего вдруг я стала делиться личными проблемами с незнакомцем.

– Вы с ним были близки, – сказал Джаред.

Слова прозвучали скорее как утверждение, а не как вопрос.

Я ждала, что в его глазах отразится сожаление. Напрасно. Вот и хорошо. Я расслабилась и улыбнулась. Джаред в ответ тоже криво ухмыльнулся. Тут я заметила, что он симпатичный. Даже больше, раз уж я обратила на это внимание. Он и правда был с виду ничего себе…

– Куда тебе? – рявкнул таксист.

Я оторвала взгляд от Джареда и указала в направлении общежития.

– «Ист-Эндрюс-холл».

Машина остановилась, и Джаред тут же вылез наружу. Как только захлопнулась дверца с его стороны, моя распахнулась.

– Спасибо, – поблагодарила я.

– Приятно было познакомиться, Нина.

Слова прозвучали пронзительно. Это была не просто вежливость или даже искренность. Джаред говорил убежденно.

Я кивнула и сделала шаг в сторону общежития. Мой новый знакомый сел в машину не сразу; он задержался и улыбнулся мне еще раз, и впервые за последние несколько недель я ощутила внутри нечто отличное от пустоты. Я посмотрела вслед отъезжающему такси, после чего развернулась навстречу ветру и пошла к «Эндрюс-холлу».

Очутившись в своей комнате, я взглянула на себя в зеркало и вздохнула. Боже правый, неудивительно, что Джаред почувствовал себя обязанным прийти мне на помощь! Я выглядела как бездомная наркоманка, опоздавшая принять очередную дозу! Щетка с трудом продралась сквозь светлые волосы, подстриженные в боб. Я зачесала назад и заколола челку, чтобы она не падала на лицо, потом подошла к раковине и соскребла размазанный макияж. Нахмурившись, вынула из кармана мобильник и нажала кнопку быстрого набора, чтобы позвонить маме.

– Нина? – раздался в трубке ее голос.

– Уже у себя, мам.

Она вздохнула:

– Хорошо. Ты знаешь, мне не нравится, когда ты ездишь на автобусе. Роберт мог отвезти тебя. Прими две таблетки из тех, что я дала тебе сегодня, ладно? Они помогут тебе уснуть.

У меня округлились глаза. Моя мать – частый гость в аптеках Провиденса.

– Вероятно, я засну в ту секунду, когда моя голова коснется подушки.

Не совсем так, но должно сработать, чтобы удержать моего личного фармацевта в пределах разумного.

– Ладно, дорогая. Спи спокойно.

Казалось, что комната в общежитии стала меньше. Белые стены на моей стороне выглядели пустыми и жалкими. Чувствуя, что за мной наблюдают, я покосилась на подружку, с которой мы жили вместе. На ее половине все было сплошь увешано картинками с медвежатами Тедди и таблицами с цветами спортивных команд. У меня из украшений имелась только фотография в красивой рамке на прикроватной тумбочке: я с родителями на школьном выпускном несколько месяцев назад.

– Как твоя мама? – спросила Бет из-под розового, как у младенца, одеяльца.

– Она… в печали.

– А ты?

– Тоже, – вздохнула я.

Мой отрывистый тон, казалось, успокоил Бет, и пока я переодевалась в пижаму, она уже глубоко и размеренно дышала.

2
{"b":"541280","o":1}