ЛитМир - Электронная Библиотека

Эшли был вынужден перекинуться несколькими словами с Верни, который был тут как тут, едва закончился менуэт, чтобы составить компанию Эмми на следующий танец. Они обменялись улыбками, явно довольные друг другом. А потом он увидел, как Верни уводит Эмми, очевидно чтобы найти пару незанятых стульев или софу, где можно было бы посидеть. Он проследил за ними до распахнутых настежь дверей, выходивших на террасу. Они прошлись по ней, потом куда-то исчезли.

Верни повел ее вниз по ступеням в сад. Среди деревьев горели фонари и стояли уютные скамейки. Эшли уже побывал там, пока ожидал своего танца с Эмми.

Конечно, нет ничего удивительного, что джентльмен пригласил леди, с которой танцевал, прогуляться по саду.

Ночь была теплой, а в бальном зале стало душно. Но Верни был не просто одним из джентльменов. Эшли почувствовал, как в нем нарастает напряжение, перешедшее в гнев. Несколько минут спустя он решительно направился к дверям, выходившим на террасу.

* * *

Сэр Генри Верни был симпатичен Эмми. В отличие от большинства других джентльменов, которые окружали ее повсюду, где бы она ни появилась, он не осыпал ее бесконечными комплиментами и не докучал дурацкими знаками внимания. В его присутствии она не ощущала необходимости без конца расточать ослепительные улыбки и поигрывать веером.

Улыбка сэра Генри Верни была, казалось, естественным выражением его добродушного лица. Он был весьма привлекателен: крупный, статный, с приятным лицом и широко расставленными серыми глазами. Такому можно верить, думала Эмили, хотя почти не знала его.

– В бальном зале стало довольно жарко, – сказал он. – Не хотите ли пройтись по саду, леди Эмили? Сад освещен, и там много гуляющих. Я получил у леди Стерн разрешение пригласить вас на прогулку, если, конечно, вы не возражаете.

Она и без того согласилась бы прогуляться, а он к тому же позаботился спросить разрешения у тети Марджори, чтобы у нее не возникло чувства неловкости. Эмили улыбнулась, кивнула и оперлась на предложенную крепкую руку. Она с радостью спустится в сад, где не так светло, где меньше народу и прохладнее и где она не будет видеть Эшли. У нее все еще не прошло возбуждение, вызванное не только ритмом и движением танца, но и тем, что она видела Эшли – высокого, стройного и еще более, чем обычно, элегантного в бархатном костюме цвета бургундского вина и расшитом серебром жилете. Сегодня у него даже были напудрены волосы.

Сэр Генри рассказывал ей, что живет неподалеку от Пенсхерста, в Кенте, вместе с матерью и сестрой и что они часто приезжают на недельку-другую в Лондон, где отлично проводят время. Он также любит путешествовать, и на континенте побывал еще в ранней юности.

Они дошли до фонтана и некоторое время стояли, любуясь его струями. Эмили чувствовала запах воды и без труда могла представить себе, что снова находится в деревне. Сэр Генри слегка наклонился к ней, и она снова взглянула на его губы.

– Мне всегда казалось, что нет ничего более успокаивающего, чем звук текущей воды, – сказал он. Она улыбнулась, на лице ее отразилось некоторое недоумение. – Черт возьми! Извините меня, – спохватился он. – Я допустил немыслимую бестактность.

Но она рассмеялась и указала на свои глаза. Потом указала на нос и сделала глубокий вдох.

– Вы пользуетесь другими органами чувств и тоже понимаете, что вода успокаивает, – догадался он, – Значит, вы меня прощаете, леди Эмили?

Она пожала плечами и снова взяла под руку сэра Генри, чтобы продолжить прогулку. Но прежде чем они двинулись дальше, она ощутила знакомую тревогу. Он был где-то рядом. Не в зале, не на террасе, а где-то совсем близко. Она отыскала Эшли глазами у подножия лестницы, ведущей в сад. Зачем он пришел? – подумала она. Может, ему стало жарко и захотелось подышать воздухом? Или ему одиноко? Или плохо?

Но тут сэр Генри начал говорить, и она сосредоточила внимание на его губах. Однако при этом все время чувствовала присутствие Эшли в саду. Он двинулся по одной из дорожек и остановился у фонтана, опершись о каменную ограду. Эмили была уверена, что он наблюдает за ними, хотя и не приближается.

– Ну вот, – сказал сэр Генри, склонив голову и прислушиваясь, – танец, кажется, заканчивается, и я должен вернуть вас в бальный зал. Вы превосходный слушатель, леди Эмили. – На сей раз он не стал извиняться, хотя и поморщился, сообразив, что снова допустил оплошность.

Он рассмеялся, и Эмили тоже. – Я с наслаждением провел эти полчаса в вашем обществе. Возможно, мы повторим это как-нибудь еще раз?

Она кивнула и вернулась в зал, не обернувшись. Да в этом и не было необходимости. Она знала, что Эшли остался у фонтана.

* * *

Беспокоиться было не о чем. По крайней мере о том, что касалось физической безопасности Эмми. Но Верни предлагал ей руку, склонял к ней голову, что-то рассказывал и смеялся с ней вместе. Ей, казалось, доставляет удовольствие его общество. Все это время Эшли представлял себе его с Элис. Он совратил ее? Едва ли. Она любила его, была одержима им. Он и ее, наверное, завораживал своими обаятельными улыбками, как сейчас завораживает Эмми, чтобы завоевать ее любовь, чтобы соблазнить ее. Для Элис у него было сколько угодно времени, ведь они были соседями. А потом он бросил ее – дочь своего соседа, сестру человека, считавшегося его другом. И этот друг погиб при загадочных обстоятельствах. Не произошла ли между ними ссора?

Эшли увидел, что они возвратились в зал, как только закончился этот бесконечный танец. Он опустил голову и закрыл глаза. Если Верни начнет проявлять к Эмми интерес, то придется... Рядом с ним заскрипел гравий, и он поднял голову.

– Не могу не спросить, – проговорил сэр Генри, – хотя, возможно, это покажется невежливым: правда ли, что вы следили за мной?

Эшли еще не решил, стоит ли затевать ссору. Однако, наверное, это было неизбежно.

– Да, – ответил он после недолгого молчания.

– Не объясните ли мне причину? – спросил сэр Генри.

– Леди Эмили Марлоу хотя и совершеннолетняя, но наивна, как ребенок, – сказал Эшли. – К тому же у нее нет голоса, чтобы привлечь к себе внимание в случае необходимости.

Добродушное лицо его соседа напряглось от гнева, хотя он держал себя в руках. Правда, как заметил Эшли, его правая рука опустилась на эфес шпаги.

– Я считаю ваши слова оскорбительными, хотя и должен, наверное, принять во внимание, что вы приходитесь леди Эмили кем-то вроде брата и что члены вашей семьи, видимо, излишне оберегают ее. Я джентльмен, Кендрик. И в будущем, если я составлю компанию леди с позволения сопровождающей ее старшей дамы и если сама леди не будет возражать против моего общества, вам лучше воздержаться от роли ее сторожевого пса.

Значит, он собирается ухаживать за Эмми? Возможно даже, сделает это назло, желая досадить человеку, который женился на Элис.

– Я все о вас знаю, – тихо произнес Эшли. – Вы думали, что моя жена ничего мне не рассказала? – На самом деле Элис почти ничего ему не рассказывала, но Верни незачем это знать. Верни должен понять, почему он опасается за Эмми. – Она рассказала мне все.

Сэр Генри долго молчал, хотя руку с эфеса шпаги снял.

– Понятно, – обронил он наконец. – Вы, должно быть, очень любили Элис. И вам не хочется, чтобы леди Эмили была знакома с человеком, который каким-то образом связан с той безобразной историей. Кажется, я могу понять это. Но я не скажу ничего, что запятнало бы память Элис. И раньше не говорил, и в дальнейшем не скажу. Но я рад, что вы все знаете. Иначе я бы всегда испытывал неловкость в вашем присутствии.

Неловкость? А теперь он не будет испытывать неловкости?

– Черт возьми! – воскликнул Эшли, оттолкнувшись от каменной ограды фонтана. Его рука резко опустилась на эфес шпаги. – Вы не скажете ничего, что запятнало бы память Элис? Вы не скажете ничего, сэр?

Еще мгновение, и он выхватил бы шпагу из ножен.

Еще мгновение, и сэр Генри Верни выхватил бы свою шпагу.

39
{"b":"5413","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Смерть от совещаний
Шпион среди друзей. Великое предательство Кима Филби
Академия Арфен. Отверженные
#Одноклассник (СИ)
Чистая правда
Песнь Кваркозверя
Воспитание без границ. Ваш ребенок может все, несмотря ни на что