ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

Когда вернулся Эшли, ни лакей в холле, ни дворецкий не знали, где находится майор Каннингем, хотя видели, что он вышел из дома. Дворецкий высказал предположение, что он, возможно, в каретном сарае, наблюдает за подготовкой к прогулке.

– Найдите его, – бросил Эшли, – и попросите явиться как можно скорее в бальный зал.

С этими словами он повернулся и взбежал по лестнице. Несколько минут спустя, выходя из комнаты Родерика Каннингема, он лицом к лицу столкнулся с Люком.

– Вот и наш хозяин вернулся Пора начинать празднество. – Люк заметил шпагу в руке Эшли и, переведя взгляд, увидел другую – в ножнах на боку. Он поднял брови.

– Я иду в бальный зал, – сказал Эшли. – Мы с майором должны там встретиться. Прошу тебя, Люк, постарайся, чтобы дамы не помешали.

– Надеюсь, – Люк снова бросил взгляд на шпаги, для этого есть веские основания.

– Оснований более чем достаточно.

– В таком случае, дорогой, я тоже буду в бальном зале, заметил Люк. – Только сначала, разумеется, дам распоряжение Анне и Эмили.

Когда Эшли вошел в бальный зал, майор Каннингем был уже там. Он стоял посредине зала, любуясь сводчатым потолком.

– Ей-богу, это великолепно! – воскликнул он, взглянув на Эшли. – Ты собираешься устроить здесь прощальный бал? Я с радостью помогу тебе.

– Нет, – произнес Эшли.

– В таком случае зачем ты позвал меня сюда? – спросил майор. – Встреча в бальном зале в середине дня – в этом есть что-то загадочное. – Тут он заметил собственную шпагу в руке Эшли и другую – у него на боку. Он перевел взгляд на мрачное лицо Эшли. – Понятно... Значит, леди Эмили уже успела поговорить с тобой?

– Ты манипулировал мной, как наивным простофилей, – сказал Эшли.

– Нет, Эш. Ты был моим другом и останешься им.

Эшли заметил, как взгляд майора метнулся к двери, и догадался, что в зал вошел Люк.

– Ты убил мою жену, – продолжал Эшли. – И моего сына.

– Он не был твоим...

– Ты убил Томаса Кендрика, моего сына, – повторил Эшли. – И леди Эшли Кендрик, мою жену.

– Эш! – Майор Каннингем развел руками. – Она была порочной женщиной. Ты сам убедился в этом. Испытывая противоестественную страсть к собственному брату, она убила его, чтобы предотвратить женитьбу на женщине, которую считала ниже по происхождению, и не допустить, чтобы их ребенок наследовал имение. Она довела тебя до отчаяния, а я освободил тебя от пожизненной каторги.

– Ты ради этого подружился со мной? Чтобы подобраться поближе к ней?

– Но я вскоре искренне привязался к тебе, – сказал майор. – Я сделал для тебя то, на что ты никогда не решился бы.

– Почему она оказалась дома той ночью? – спросил Эшли.

– Она не любила меня. – Майор с виноватым видом пожал плечами. – Но находила привлекательным.

– И ты знал, что меня всю ночь не будет дома, – сказал Эшли. – Это тоже ты организовал?

– Я всего лишь помог тебе обрести облегчение хоть на одну ночь. Я знаю, как ты страдал. Но я спас тебя от еще большего страдания. Рад, что ты узнал правду. Теперь ты наконец освободишься от проклятого чувства вины.

– Ты убил мою жену и сына, – снова повторил Эшли.

– Убийство – грубое слово, – спокойно возразил майор. – Я солдат, Эш. Я убивал сотню раз, но никогда не считал себя убийцей. Чтобы успокоить тебя, скажу, что они умерли быстро, еще до того, как начался пожар. По крайней мере об этом я позаботился.

– Вчера утром ты пытался убить леди Эмили Марлоу, – продолжал Эшли.

– Ты ошибаешься, Эш. – Майор протестующе поднял руки. – Я отличный стрелок и стрелял с близкого расстояния. Если бы она могла слышать, то я не оставил бы на ней ни царапины.

– Прошлой ночью ты умышленно пытался запугать ее. Ты забрался в ее комнату, взял ее халат, оставил там портреты. Зачем? Думаю, это лишний вопрос. Ты правильно оценил мои чувства к ней. Ты хотел выгнать отсюда ее, а значит, и меня. И тебе это почти удалось.

– Ты не был бы счастлив здесь, Эш. Тебя всю жизнь преследовал бы призрак твоей жены. Тебе не давала бы покоя мысль о том, что юный Эрик должен жить здесь как полноправный хозяин. Не хватило всего нескольких часов, чтобы его мать вышла замуж за его отца. Продай поместье мне. Я женюсь на Кэтрин и усыновлю мальчика. Он будет жить там, где его место, и она тоже.

– Что произошло в утро твоего приезда? – спросил Эшли. – Чем ты так напугал леди Эмили?

– Разве она тебе не рассказала? – Майор рассмеялся. – Прими мои извинения, Эш. Я принял ее за сельскую девчонку. К счастью для нас всех, она довольно быстро бегает. Но когда я узнал, кто она такая, то искренне раскаялся. Полно, Эш, давай пожмем друг другу руки. Нет смысла ссориться. – Он протянул правую руку и сделал шаг вперед.

– Один из нас умрет здесь сегодня, – проговорил Эшли. – Если это буду я, то моя собственность перейдет в руки Харндона. Он скажет тебе, как пожелает ею распорядиться. Если умрешь ты, то я буду считать, что справедливо отомстил за смерть моей жены и сына, а также за запугивание леди Эмили Марлоу. Как видишь, я принес сюда твою шпагу.

– Это очень глупо, Эш, и совершенно бессмысленно, – сказал майор Каннингем. – У меня нет желания убивать тебя.

– В таком случае можешь стоять и ждать, когда тебя убьют. – Эшли положил на пол шпагу майора и отошел в сторону, чтобы подготовиться к поединку.

– Послушай, брат, – вмешался Люк, – позволь мне заменить тебя в поединке. У меня репутация отличного фехтовальщика.

– В Индии от нечего делать я научился неплохо владеть холодным оружием, – мрачно усмехнулся Эшли. – Кроме того, это были моя жена и сын. А Эмми – моя женщина.

– Понимают – произнес Люк. – Я люблю тебя, брат.

– Черт побери, я буду напоминать тебе об этом всю оставшуюся жизнь, – улыбнулся Эшли. Он сбросил камзол и жилет и вынул из ножен шпагу. – Люк, передай ей, что я ее люблю. Позаботься о ней.

– Я это сделаю не только ради тебя, но и потому, что она мне почти сестра и почти дочь. Она всегда может рассчитывать на мою любовь и защиту.

Люк подошел к майору Каннингему, стоявшему посредине зала со шпагой в руке. Переговорив с ним, Люк взглянул на Эшли и коротко кивнул.

– Насколько я понял, – сказал он, когда Эшли и майор скрестили шпаги, – драться решено до смертельного исхода.

Начинать поединок следует только по моему сигналу, нельзя наносить удар в спину, и нельзя добивать лежачего.

Эшли не заметил, что Люк тоже был при шпаге. Он вынул ее из ножен и поддел острием их скрещенные шпаги.

Майор Каннингем не сводил с Эшли холодного, расчетливого, безжалостного взгляда. Шпага Люка с металлическим звуком разъединила шпаги противников.

– Начинайте, – скомандовал он.

Для майора Каннингема шпага была привычным оружием. А Эшли еще никогда не приходилось драться на шпагах. Однако, как он сказал Люку, в Индии он обучился искусству фехтования. Кроме того, в этом поединке он отстаивал свою честь. Элис, пусть и порочная, была его женой, а следовательно, находилась под его защитой. Томас, хотя и рожденный от другого мужчины, был невинным ребенком, которому Эшли дал свое имя и тем самым взял под защиту. А Эмили была его любовью. Он сражался сейчас за всех троих, чтобы двое погибших наконец обрели покой, а Эмми снова смогла жить спокойно.

Он сразу же понял, что фехтование сильно отличается от серьезного поединка. Майор Каннингем несколько минут кружил вокруг него, примериваясь. Ему удалось на долю секунды отвлечь внимание Эшли и нанести ему удар в правое плечо. Эшли почувствовал острую боль и краешком глаза заметил быстро расплывающееся по рубашке кровавое пятно.

– Хватит, Эш! – Каннингем перевел дыхание. – Ты все доказал. Ты защитил свою честь. А теперь довольно.

– До смертельного исхода, – холодно возразил Эшли.

Рана сделала его осторожнее, заставив яснее осознать, что один из них должен умереть. Он бросился на противника, заставив его отступить под яростным натиском.

Время шло, поединок продолжался. Майор Каннингем первым потерял терпение. Он сделал выпад, посчитав, что противник неосторожно раскрылся. Эшли отклонился, и шпага майора скользнула мимо цели, не причинив ему вреда. Мгновенно его шпага пронзила противника насквозь.

61
{"b":"5413","o":1}