ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рагнар, командиры наёмников и я выдвинулись на опушку леса, и, пока не село солнце, мы смогли внимательно рассмотреть замок Григов. И надо сказать, что посмотреть было на что, так как жилище северного правителя по вместительности и мощи укреплений не уступало твердыням иных великих герцогов.

Между лесной чащобой и замком было полтора километра чистого пространства, боевое предполье обороняющихся. По этому пустырю шёл прямой как стрела каменный тракт, ответвление от Южного, он упирался в наполненный водой глубокий ров. За ним глядящая рядами зубцов в небо каменная стена из мощных гранитных блоков, крепкие, окованные железом ворота и подъёмный мост, который уже в семь часов вечера был задран. Вдоль всей стены шли башни, общим числом десять. А за первой стеной, которая достигала в высоту тринадцати метров, на возвышенности, стояла вторая, и снова с башнями в количестве шести единиц.

И только за второй стеной находились жилые постройки, казармы, общежития, бараки рабов, хранилища для припасов и, самое главное, дворец Андала Грига, его дом и сердце всего герцогства, захватив которое можно стать местным царём и богом. Проникнуть туда было сложно, но Тайная Стража Канимов не зря считалась одной из лучших шпионских организаций во всей империи, и к уничтожению Грига всё было готово. Поле перед стенами, которое было буквально напичкано волчьими ямами и иными ловушками, разведано и расчищено. А в самом замке находились предатели – один из псарей, который успокоит сторожевых собак, и десятники дежурного подразделения, готовые ровно в полночь сбросить сверху верёвочные лестницы. Штурмовики, диверсанты и егеря, поднимутся по ним наверх и разделятся. Одни перебьют охрану ворот и зачистят пространство между первой и второй стеной. А другие начнут проникновение в жилую зону и дворец. Они блокируют казармы и жилые донжоны, и операция вступит в решающую фазу. Сигнал со стены наёмникам, спуск моста и открытие ворот. Конница начнёт выдвижение и возьмёт на себя разгром дружины, а диверсанты войдут во дворец, уничтожат ближнюю охрану Грига и его самого.

А что дальше? Да понятно что. Разграбление замка, вызволение из плена благородных заложников, захват казны и архивов, и имитация нападения лихих лесных разбойников, возможно, даже небольшой пожар, ибо приличия должны быть соблюдены. Ну а к утру, не оставив после себя ни одного живого наследника из рода Григов, наёмные соединения покинут замок. А спустя всего несколько дней появится «победитель разбойников» Гай Каним, который успокоит народ и возьмёт жителей города Изнар и всего герцогства под свою руку. При этом совершенно ясно, что всё шито белыми нитками и кому надо, тот всё разгребёт и поймёт, откуда наёмники и кто такие люди в чёрных масках. Но кричать об этом на всю империю никто не станет. Прямых доказательств не будет, слуги замка и рабы промолчат, этим людям здесь ещё жить, да и не поверят им, а за пределами окраинного герцогства свои проблемы.

– Ну, как тебе? – приблизившись ко мне, спросил Рагнар и кивнул на замок.

Отметив, что перед боем Каир приободрился и повеселел, я ответил:

– Сам бы я эту твердыню не осилил.

– А с нашей помощью всё сложится хорошо, – самодовольно заявил командир диверсантов.

– Надеюсь.

– Да всё будет высший класс! – Рагнар прихлопнул в ладоши и задал новый вопрос: – Кстати, ты ещё не передумал с нами идти?

– Нет, конечно. Своих здесь оставлю, а сам с передовой группой пойду. Очень уж хочется Грига на клинок надеть.

– А это уж как получится. – Румяный и высокорослый Каир-сын ухмыльнулся. – Кто до герцога первым доберётся, тот его и прихлопнет.

В голосе Рагнара был приятельский вызов, и я понял, к чему он клонит.

– Предлагаешь посоревноваться?

– Да.

– На спор или на интерес?

– На интерес. Кто герцога отработает, тот будет другому обязан.

– Договорились, – я протянул руку, – но с условием: никаких подстав и уловок. Идём вместе, а там – как получится.

– Согласен!

Наши ладони схлопнулись в крепком рукопожатии, и полковник Торанс, пробурчав, что мы ведём себя словно малые дети, стал свидетелем нашего спора.

Наступила ночь, и к десяти часам, переодевшись в чёрный комбинезон имперского ночного разведчика, с притороченным за спиной ирутом и несколькими ножами, которые были закреплены на теле, я временно стал бойцом передового десятка диверсантов Канимов. Безымянный командир группы проинструктировал меня. И, не скрывая того факта, что он недоволен приказом Рагнара о моём участии в деле, диверсант уведомил о том, что, если я хоть как-то подставлю подчинённых ему бойцов под удар, он меня прикончит и никто его не остановит. Возражать смысла не было, спецназовец великого герцога прав – я чужак и, несмотря на всю свою отличную подготовку, всей специфики их работы не знаю. А потому я молча кивнул и принял его предупреждение к сведению.

Ближе к полуночи диверсанты, а вслед за ними и егеря Канимов выдвинулись из леса и, следуя за проводниками, которые знали на поле перед замком каждую кочку, устремились к стенам. Подход осуществили за полчаса. И когда вышли к условленному месту, где через ров была переброшена дощатая платформа, сверху упали сразу три верёвочные лестницы. Воины Канимов пробежали по широким доскам и чёрными тенями на фоне тёмных стен начали карабкаться наверх. Один держит лестницу внизу, а другой поднимается. Первая тройка ушла. Вторая. Третья. Четвёртая. А затем подошла очередь Рагнара и моя. Один за другим мы проскочили ров. Тормозить было нельзя. И, уцепившись за верёвку, на пределе своих возможностей, стараясь не отставать от моего соперника Каира, я полез ввысь. Пришлось напрячь все свои силы, но между крепостных зубцов мы с Рагнаром оказались одновременно.

На вершине стены я огляделся. Темно и ветрено. Слева и справа оборонительные башни, на которых горят фонари, а рядом стоит пара диверсантов и два местных воина. Рагнар приблизился к одному из них и что-то прошептал ему на ухо. Дружинник кивнул, и Каир рукой указал на одну из башен. Всё понятно, надо идти, и я двинулся за ним следом.

В башне было тихо и спокойно. Но мы здесь не задержались, а спустились по винтовой лестнице и дождались, пока соберётся весь первый десяток диверсантов. После этого знак командира группы – и бегом мы рванули ко второй стене. Шаги наши были беззвучны. Ни шороха, ни блика, ничего. Мы были тенями, на которые не обращают внимания люди, и пространство до следующего каменного препятствия диверсанты проскочили одним махом. Прошло несколько минут, и с этой стены тоже упали лестницы, на этот раз две.

Снова быстрый подъём, и десяток за десятком сотня бойцов проникла в святая святых замка – внутренний двор, откуда можно было попасть куда угодно, хоть в казарму, хоть в покои владельца этой твердыни. Воины скопились внизу и, следуя всё тому же плану, разделились на отряды. Пять десятков, в основном арбалетчики и обладатели боевых магических энергокапсул, направились к жилым помещениям дружины и караулкам. Ещё два десятка занялись стеной и воротами. А тридцать воинов и мы с Рагнаром, прячась в тени массивного здания, обошли дворец и застыли невдалеке от его парадного входа, где на ступенях, освещаемые тусклым желтоватым светом, возле тревожного колокола, облокотившись на стену, стояли расслабленные герцогские дружинники. Наверняка им было скучно, и они воспринимали ночную службу как надоевшую обязанность. Понимаю их, сам такой, будучи на родной Земле, не раз на посту дремал или на мобильнике в игрушки бился. Но потеря бдительности никого до добра не доводила – это аксиома. И когда нам пришло время действовать, охранники дворца поплатились за свою беспечность жизнью.

Вперёд выдвинулись сразу три диверсанта. Они смогли приблизиться к стражникам на расстояние в двенадцать метров, может, чуть больше. Каждый из них взял в руки по метательному кинжалу. Воины перевернули клинки и, держа их двумя пальцами за остриё, метнули. Тусклая молния клинка рассекает воздух – и кинжалы вонзились в людей. Следом вторая партия смертоносных лезвий, и остро заточенный металл вонзается в глаз или горло охранника. Глядя на работу бойцов Канима, я примерил её к своим возможностям и честно сам себе признался, что я так не смогу. С семи-восьми метров в противника кинжал метнуть – запросто. А так, как профессиональные диверсанты, – ночью, да ещё и при плохом освещении, в глаз или неприкрытое горло латника попасть – у меня не получится. Впрочем, кто на кого учился. У меня специализация иная, и я ещё вполне смогу показать воинам в чёрном, что умеет выпускник военного лицея «Крестич».

5
{"b":"541306","o":1}