ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что нашёл или захватил, всё моё, а что не смогу освоить, то отправляю в Гибралтар.

– Не наглей, Мечник. К тебе по-человечески отнеслись, а ты о своём интересе сильно много думать начинаешь.

– Иваныч, ну посмотри на ситуацию с нашей стороны. Отряд идёт на поселение в дикие земли и, основав форпост, начнёт вести активную разведку. Задачи перед нами стоят серьёзные, и, прежде чем что-то взять, за это нам придётся побороться с местными жителями. Да, перед походом мы получим от Конфедерации помощь, а дальше-то что? Хочешь – жни, а хочешь – куй, всё равно получишь х…й? Перед уходом из Гибралтара я отдал государству корабли и много оборудования. Но трофеи оценивались на глаз и шли не по самым высоким ставкам, и теперь я всё начинаю сначала. Поэтому, дабы мне не пришлось что-то утаивать и финты крутить, давай эту систему как-то менять. Ладно бы, Конфедерация у нас была слабая и бедная, я бы понял, почему меня добычи лишают. Однако в нашем государстве всё есть, и оно уже не сильно зависит от мародёрки и трофеев, а что я возьму, то так или иначе, но на Кубань и вернётся.

– Чего ты так в денежный вопрос вцепился? Тебе что, живётся плохо, или бедствуешь? Ты, между прочим, с похода в Средиземное море вместе с наградой от Симаковых получил больше двухсот тысяч золотом, не считая отличного фрегата и станков, которые за счёт государства переправил в Конфедерацию.

– И что? Заработал и получил. И сейчас, хочешь – верь, а хочешь – нет, у меня в кармане только три тысячи конфов.

– А куда остальное дел?

– Половину в компанию влил, которая, прошу заметить, уже год исправно платит хорошие налоги, а вторая половина в отряд ушла. Вдовам и семьям погибших пенсию и пансион обеспечил, воинам долю выделил и на снаряжение потратился. Как ни крути, но я ведь не сам по себе, не вольный стрелок. За моей спиной люди стоят, и у меня перед ними обязательства. А теперь, помимо самих бойцов, на шее ещё и их семьи повиснут, так что суетиться придётся вдвое больше, а жалованье в диких землях мне платить никто не станет.

Конечно, своё тягостное положение я несколько преувеличивал, но ненамного. Ерёменко меня понял правильно и ответил так, как я и ждал:

– В принципе в чём-то ты прав. Надо как-то наводить порядок в деле сбыта трофеев. Либо фиксированную плату устанавливать, либо правильную оценку проводить, или же, в особых случаях, а у тебя как раз таки именно такой, разрешать приватизацию имущества и добычи. Подумаем над этим, но сразу скажу: на многое не надейся. В прошлый раз тебе фрегат оставили, и это мне дорого встало, так что до сих пор икается.

– Когда окончательный ответ будет?

– До отхода «Аделаиды» всё уладим.

– В таком случае больше вопросов не имею, а остальное по ходу дела решим.

– Наконец-то!

Начальник ОДР встал. Я последовал его примеру, и генерал было хотел выйти, но неожиданно остановился, засунул руку во внутренний карман кителя, извлёк из него DVD-диск в прозрачной пластиковой коробочке и протянул его мне.

– Что это? – взяв диск, спросил я.

– Недавно на нашем телевидении сделали подборку видеосюжетов о чуме: вырезки из новостных телепередач, выступления начальников из МЧС и частная видеосъёмка в первый месяц Чёрного Трёхлетия. Хотели всё это циклом передач пустить, но цензура запретила.

– А что так?

Ерёменко покачал головой:

– Слишком много жестокости, и очень уж всё страшно.

– А у тебя эта подборка откуда?

– Втихую себе несколько копий сделал и решил, что некоторым людям, таким как мы с тобой, этот материал надо бы посмотреть. Тяжко, конечно, но, чтобы понимать, до чего может доиграться человек, следует увидеть результаты применения бактериологического оружия без всякой ретуши.

Генерал замолчал и направился к выходу. Я проводил его до дверей, мы пожали друг другу руки и, ни слова не говоря, обменялись молчаливыми кивками. Ерёменко вышел, а я хотел вернуться к себе. Но не тут-то было. Дорогу к лестнице мне преградили супруги, и, понимая, что они ожидают от меня объяснений по поводу неурочной встречи с начальником ОДР, я решил не томить их неведением и, подойдя к ним вплотную, приобнял их за талии.

– Беспокоитесь? – спросил я дорогих мне женщин. – И желаете знать, что происходит?

– Да. – Обе ответили одновременно.

– Мы переезжаем на новое место жительства, на берега Атлантического океана, так что завтра с утра начинайте паковать вещи. Через четыре дня всей семьёй мы отправимся в город-герой Новороссийск, а оттуда нас ждёт увлекательное путешествие через три моря.

– А как же…

Марьяна хотела что-то спросить, но я остановил её:

– Все подробные разъяснения завтра, пока ступайте отдыхать, а мне ещё нужно поработать.

Жёны спорить не стали, они умные женщины, знают, когда можно давить на мужчину, а когда не стоит, и направились в свои спальни, где наверняка обсудят новость и решат, что из вещей и имущества они должны взять. Я проводил их взглядом, вновь поднялся к себе и оглядел кабинет, который вскоре покину на очень долгий срок. Стол с двумя ноутбуками и телефоном, два кресла, три шкафа с вещами, кушетка, широкая тумбочка, на которой стоят УКВ-радиостанция в зарядном устройстве, электрочайник, заварник и сахарница, а чуть в стороне на стене висит «абакан» и разгрузка, а под ними полупустой рюкзак, где лежат несколько снаряженных магазинов. Всё здесь сделано под меня, строго, функционально и ничего лишнего.

Глубоко вздохнув, я включил электрочайник и достал одну из моих домашних записных книжек. Пока её просматривал, вскипела вода, и, заварив себе крепкий чай, я упал в кресло и начал обзванивать своих лейтенантов и нужных мне людей. Благо за пару последних лет телефонные сети протянулись почти по всей территории Кубанской Конфедерации, и, чтобы поговорить с человеком, теперь совсем не обязательно тягать за собой радиста.

Первым делом связался со старым камрадом Исмаилом Ахмедовым, который был начальником отрядной учебной части в Гвардейском и за минувший год подготовил для отряда более двухсот высокопрофессиональных воинов. Адыгеец ещё не спал и находился на базе. Поэтому я объяснил ему ситуацию, и в том, что уже завтра необстрелянные новобранцы из казаков и наёмники будут готовы выступить в поход, можно было не сомневаться.

После Исмаила дозвонился Игначу, главному отрядному артиллеристу и командиру пластунов. За ним пришёл черёд Кума, связиста и неплохого техника. Далее удалось застать на месте проживающего в самой лучшей столичной гостинице «Кубань» лидера сицилийцев Джузеппе Патти, который должен вернуться на свой родной остров вместе с нами. И понеслось: звонки, разговоры, команды, и на то, чтобы поднять воинов и управленцев компании, у меня ушёл без малого целый час, так что, когда я закончил, на настенных часах была полночь.

Сделав ещё кружечку чая, я отметил в блокноте гражданских, которых придётся обзвонить прямо с утра, и выделил ещё нескольких, кто не имел доступа к телефону. Потом взял всегда включённую укавэшку и вызвал охрану дома:

– Здесь Мечник! Где Лист?

Секунд десять длилось молчание, за которым последовал ответ начальника СБ:

– Лист на связи!

– Зайди ко мне.

– Понял!

Вернув рацию на место, я, прихлёбывая чай, дождался Листа, широкоплечего крепыша лет под тридцать, некогда старшего разведчика-пулемётчика из родной Четвёртой гвардейской бригады, а ныне главного охранника в компании «Мечников и сын».

– Что случилось? – обеспокоенно поинтересовался он. – Псы что-то почуяли?

– Нет. В этом плане всё тихо. Врагов рядом нет, и вызвал я тебя по другому поводу. Вскоре мы уезжаем, так что присматривай за домом, ты здесь за старшего.

– Угу.

Начальник службы безопасности согласно мотнул головой, а я, взяв лист бумаги, написал четыре адреса, по которым проживало пять человек, и протянул его Листу. Он вопросительно посмотрел на меня, и я пояснил:

– С утра по этим адресам пошлёшь сообразительных бойцов на машинах и привезёшь этих людей сюда. Первый в списке, Эдуард Калачиков, спец по компьютерной технике, живёт в посёлке Яблоновский, частный сектор, спросишь людей, они покажут, где его любимый подвал. Два следующих человека – семейная пара, врачи из воронежских мигрантов. Возможно, они ещё не заняты делом и пока сами по себе, так что надо попробовать их перехватить и влить в нашу структуру. По третьему адресу проживает капитан ВБР в отставке Панкратов, говорят, он от иностранного вооружения фанатеет и оружейник хороший. Так пусть ему намекнут, что имеется возможность многие образцы, какие он раньше только в журналах видел, в реале пощупать. Последний, Зубков Ярослав Петрович, отличный инженер и бывший совладелец «Нефтемаша», но сейчас в долговой тюрьме сидит. Сумму он должен плёвую, так что выкупите его и сразу ко мне. Но учти, спиртного этому алконавту не давать ни капли.

5
{"b":"541309","o":1}