ЛитМир - Электронная Библиотека

Флик дошел до конца улицы, и Равене было видно, как тот равнодушно вглядывается в темноту, сняв форменную каскетку и вытирая пот со лба громадным белым платком. Естественно, ему и в голову не приходило, что в соседнем переулке Равена с нетерпением ждет его ухода. Наконец, снова надев каскетку, он двинулся к освещенному огнями кафе, где можно было спокойно опрокинуть стаканчик.

Равена подождал еще несколько мгновений, прежде чем двинуться дальше. Он шел осторожно, внимательно осматривая улицу. Не заметив ничего подозрительного, расправил плечи и смело вышел под свет уличных фонарей.

В своей квартире Мендетта наслаждался гаданием на картах. В его толстых губах была зажата сигара, на столе перед ним стояла початая бутылка виски и стакан. Тишину комнаты нарушало только шуршание карт. Мендетта любил думать об удаче. Он слышал, как Джейн открыла кран в ванной, и непроизвольно бросил взгляд на часы. Было около полуночи.

Внезапно зазвонил телефон.

Он наполовину приподнял из кресла свое большое тело и посмотрел на аппарат, сдвинув брови.

– Ты хочешь, чтобы я подошла? – крикнула из ванной Джейн.

Ничего не ответив, он встал из-за стола и тяжелыми шагами пересек комнату.

– Нет-нет, это, наверное, меня, – ответил он Джейн и взял трубку. – Кто у телефона?

– Тоотси? Это Грентом.

Мендетта нахмурился.

– Что случилось? – спросил он недовольным тоном. – Сейчас уже полночь.

– Согласен. Но случилась неожиданная неприятность. – Голос Грентома звучал взволнованно. – Этот Гомслей посадил нас в лужу.

– Что? – спросил Мендетта, присаживаясь на край столика, покачнувшегося под его тяжестью. – В какую лужу?

– Он приударил за женой Польсона и в течение нескольких недель получал от нее дорогие подарки.

– Но ведь для этого его и держали в клубе? – перебил Мендетта Грентома. – Он что, вас надул?

Грентом с горечью рассмеялся:

– Совсем нет. Старуха в него втюрилась, а Гомслей не сдал позиции. Вчера вечером она повезла его погулять, попробовала изнасиловать, но маленький негодяй сбежал.

Толстое лицо Мендетты слегка разгладилось.

– Ну и что из того? За это не арестовывают. Господи боже! Представляю себе эту старуху! От нее может стошнить любого!

– Но вы не догадаетесь, что она выкинула. Она пожаловалась Польсону, что это ее Гомслей пытался изнасиловать. Ну, что вы на это скажете?

– Она сумасшедшая! Надеюсь, Польсон не даст себя провести такими небылицами.

– Уже дал. Сейчас он бесится как ненормальный. Возможно, он в это и не верит, но она чертовски зла. А для Польсона этого достаточно. Она в состоянии свести его с ума. Без шуток, Тоотси, это очень серьезно. Он попробует прикрыть нас…

Мендетта усмехнулся:

– Пусть попробует! Какое нам до всего этого дело? У него нет ничего против нас и не будет!

– Вы не знаете Польсона, – возразил Грентом. – Он спустит на нас свою газетенку, но предварительно постарается все разнюхать…

Мендетта немного подумал.

– Пока я жив, этого не будет, – отозвался он. – Я сам скажу ему пару слов. Ему отдадут Гомслея, но пусть и он оставит нас в покое.

– Вы это скажете? – переспросил Грентом. – Но надо действовать как можно скорее, Тоотси.

– Предоставьте мне уладить все это самому, – заключил Мендетта, прежде чем положить трубку. – Я беру Польсона на себя.

Из ванной вышла Джейн. Она была чертовски хороша в своем шелковом пеньюаре. Может, рот у нее был немного великоват. А так – высокая, с широкими плечами, тонкой талией и округлыми бедрами – она впечатляла…

– Кто звонил? – спросила она.

Мендетта, склонясь над столом, собирал карты. У него пропало желание заниматься гаданием.

– Грентом, – ответил он, заботливо укладывая карты в футляр.

Он сделал несколько глотков виски.

– Чего он хотел? – поинтересовалась Джейн, бросив взгляд на часы. – Уже довольно поздно.

Мендетта согласно кивнул:

– Знаю. Иди ложись. Я скоро буду.

Она отвернулась, чтобы он не заметил ее враждебного взгляда.

– Что случилось? Какие-нибудь неприятности?

– Неприятности есть всегда. – Он погасил сигару. – И я живу для того, чтобы от них избавляться…

Он тяжело двинулся к ней и положил свою толстую лапу на ее бедро.

– Иди ложись. Я не задержусь.

– Тоотси, мне нужно знать, – повторила она настойчиво, – ничего не случилось в клубе?

Мендетта гневно посмотрел на нее.

– Совсем ничего, – уверил он, подталкивая женщину к дверям спальни. – В кровать! – И сильно ударил ее по бедрам…

Женщина пересекла спальню и посмотрела на улицу, расстилавшуюся внизу. Она ненавидела Мендетту всем существом. Ей понадобилось некоторое время, чтобы унять дрожь в коленях и обрести спокойствие. Если бы Мендетта в эту минуту мог видеть выражение ее лица, ему стало бы не по себе. Без всяких церемоний, со своей обычной манерой не обращать внимания на чувства, он приготовился к тому, что должно было произойти…

Равена спокойно перешел улицу и направился к дому Мендетты. Не слишком приближаясь к зданию, он начал обходить его вокруг, стараясь быть предельно осторожным. Неподалеку от входа в дом он заметил невысокого человека, одетого во все черное. Тот был так неподвижен, что Равена не заметил бы его, если бы не ярко освещенный подъезд. Свернув за угол, Равена обнаружил у второго входа еще одного человека, одетого, как и первый, во все черное.

Значит, войти в дом было не так просто, как ему казалось сначала. Кроме того, вполне вероятно, что Мендетта, помимо сторожей на улице, имел охранников еще и внутри дома. Повернув назад, Равена шел по улице, плотно сжав челюсти и прикусив тонкие губы. Он знал, что Мендетта не ускользнет от него и что это только вопрос времени…

Глава 4

июля. 1 час 40 минут

Джек пришел в клуб «22» минут за пятнадцать до его закрытия. Там много танцевали и крепко пили. Джек прошел прямо к бару. Бармен бросил на него короткий взгляд и надавил ногой кнопку звонка под стойкой. Для Джека у него нашлись профессиональная улыбка и стандартный вопрос, что тот будет пить. Джек заказал пиво. И в это время, весь в поту, в бар вошел Бенни Перминкер. Он сразу заказал двойное виски и сделал вид, что в восторге от встречи с Джеком.

– Доброе утро, – поздоровался он. – Ты что, пьешь пиво? Знаешь, это не очень подходит к такому заведению, как клуб «22»!

– Я должен это делать, – серьезно ответил Джек, пожимая руку Бенни. – Мы, журналисты, не похожи на остальных людей. А как твои машины? Идут дела?

Бенни сокрушенно покачал головой:

– Не очень. Слишком много конкурентов. Без шуток, старина, я ведь едва-едва свожу концы с концами, и это очень плохо.

Джек закусил губу. Все они едва-едва сводят концы с концами, но их почему-то всегда можно найти в таких кабаках, как клуб «22»! Выбрасывают за одну ночь недельный заработок! И Бенни не исключение.

– Недавно я встретил твоего босса, – снова заговорил Бенни. – Боже мой! Ты видел его таратайку? Ведь это развалина на четырех колесах! Ему уже давно следовало бы купить новую машину.

Джек пожал плечами:

– И Польсон постарел, и машина его тоже… Может, он бережет ее из-за сентиментальных воспоминаний?

– Глупости! Тебе стоит шепнуть ему одно словечко, я-то не могу к нему приблизиться. И тогда я продал бы ему новую машину.

Джек пообещал сделать все возможное.

– И еще меня интересует Мендетта. Я ведь теперь работаю и с грузовиками. Хочу убедить Грентома дать мне необходимые рекомендации; правда, он пока чем-то недоволен. Кажется, речь должна пойти о проценте с комиссионных…

– А Грентом разве знает Мендетту? – заинтересовался Джек.

– Конечно! Я думал, что это известно всем. Именно Мендетта финансирует клуб «22».

– Мендетта – подлец, – бросил Джек. – На твоем месте я бы еще подумал, стоит ли с ним связываться.

Бенни пожал плечами:

– Какое мне до всего этого дело? Мне лишь бы платили деньги за проданные автомобили…

4
{"b":"541310","o":1}