ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джонни знал все это. Ни сейф, ни Бенно не были дня него проблемой. Он вспомнил, что говорил Массино: «Ни у кого не хватит мужества украсть у меня».

Ну что ж, Джонни собирался украсть то, что принадлежало Массино. Было ли у него достаточно мужества? Может быть, нет, но ему нужны были эти деньги. Запах моря, мечта о тридцатифутовой яхте – это было сильнее мужества. Могильщик? Могильщик не понадобится, если все пойдет так, как запланировано, говорил он себе.

Всю неделю сейф пустовал. Его использовали только по пятницам. Там не было кода, только старый тяжелый ключ. За месяцы, в течение которых Джонни ходил мимо кабинета Энди, он узнал, что ключ всегда остается в замке. В пятницу, когда деньги оказывались в сейфе, Энди забирал ключ домой. Трижды, поздно ночью, Джонни приходил в кабинет Энди и искал ключ. На третий раз ему повезло! В среду ночью он нашел ключ в замке. У него с собой была оконная замазка. Потребовалось всего несколько секунд, чтобы сделать слепок, но как он тогда вспотел!

Никому не разрешалось входить в кабинет Энди. Если кто-то хотел с ним поговорить, ему приходилось говорить в дверях, не переступая порог. Это придумал Энди. Единственное исключение делалось ночью по пятницам, когда Бенно оставался охранять сейф. Тогда Энди убирал все со своего стола, запирал все ящики и вел себя так, будто преступник вторгся в его святая святых.

Джонни понадобилось три ночи, чтобы сделать ключ. Затем, на четвертую ночь, он вновь пришел в кабинет Энди, чтобы проверить свой ключ. Капля масла – и ключ подошел.

Теперь взять деньги было легко. Даже с Бенно не должно было возникнуть особых проблем. Что будет делать Массино, когда обнаружит, что его ограбили, – вот что главное. «Ни у кого не хватит мужества, чтобы украсть у меня».

Главное в плане Джонни было то, что Массино не узнает, кто забрал деньги. Как только Массино поймет, кто вор, у Джонни останется столько же шансов выжить, как у кубика льда, брошенного в печь.

У Массино были связи с мафией, которой он регулярно платил. Его собственная организация контролировала только город. Если вор успеет убежать из него, Массино позвонит друзьям. Тогда вся их организация подключится к поискам. Никто не крадет у мафии или ее друзей, не заплатив за это, – дело принципа. Во всей стране не нашлось бы безопасного места. Джонни знал все это. Главное, чтобы никто не догадался о том, кто забрал деньги.

Он много об этом думал, его жизнь и будущее зависели от этого. Когда он заберет деньги, он бросится через дорогу, в камеру хранения автобусной станции «Грейхаунд», чтобы спрятать их. Он оставит деньги там, пока все не уляжется. Возможно, на три-четыре недели. Потом, когда он будет уверен в том, что Массино думает, будто вор уже далеко, Джонни отнесет деньги в банк. Он бы хотел отнести деньги в банк сразу же, но тогда у него не будет алиби. Автобусная же станция «Грейхаунд» была как раз напротив конторы Массино. Джонни потребовались бы считаные минуты, чтобы оставить там деньги и вернуться к Мелани. А банк был на другом конце города, и к тому же ночью он не работал.

Все дело требовало большого терпения и выдержки. Джонни знал, что, если он положит деньги в банк, ему придется ждать два или даже три года. Но игра стоит свеч – ведь когда он уедет из этого города, у него будут все эти деньги, чтобы начать все сначала где-нибудь во Флориде, купить лодку, о которой он так долго мечтал. Что такое два или три года по сравнению со всей жизнью?

У Массино были свои люди и в полиции. Джонни знал, что копы явятся, как только станет известно об ограблении, и что они станут искать отпечатки пальцев в кабинете Энди и на сейфе. Но Джонни это не беспокоило. Он будет работать в перчатках, и у него будет непоколебимое алиби: во время ограбления он будет в постели с Мелани, а его машина будет стоять рядом с ее домом. Он знал, что Мелани ничего не скажет о тех тридцати минутах, за которые он совершит кражу.

Сейф будет открыт ключом. Поэтому все подозрения Массино упадут на Энди, и полиция займется им из-за его прошлого и еще потому, что только у него есть ключ. Возможно, Энди не сможет оправдаться. Но если ему это все-таки удастся, Массино станет искать вора среди других членов своей банды. Он будет знать, что это сделал кто-то из своих, из-за ключа. У него две сотни человек, которые постоянно снуют туда-сюда. В последнюю очередь, говорил себе Джонни, он будет подозревать своего верного Джонни, который трижды спасал ему жизнь и который всегда делал то, что ему говорили.

Сидя перед окном, Джонни снова и снова обдумывал свой план. Он не мог найти ни одного изъяна, и все-таки он был не уверен. И еще Джонни вновь и вновь слышал хриплый безжалостный голос Массино: «Ни у кого не хватит мужества украсть у меня».

Но у кого-то может хватить ума, размышлял Джонни. Он снова просунул пальцы под рубашку и дотронулся до медали Святого Христофора.

Глава 2

Мелани Карелли, подружка Джонни, родилась в трущобах Неаполя. Когда ей было четыре года, родители выгоняли ее на улицы выпрашивать деньги у туристов вместе с другими детьми. Жизнь была не сахар и для ее родителей. Отец Мелани, калека, продавал открытки и фальшивые ручки «Паркер» у дорогих гостиниц, а ее мать работала прачкой.

Когда Мелани исполнилось пятнадцать лет, ее дед, портной в Бруклине, прислал письмо, в котором говорил, что она могла бы пригодиться на его маленькой фабрике. Ее родители с радостью согласились, тем более что он заплатил за дорогу. К тому же Мелани слишком увлекалась мальчиками, и ее родители боялись, что рано или поздно она осчастливит их нежеланным ребенком, а тут вдруг их решили избавить от этой головной боли.

Три долгих года Мелани работала на фабрике и вдруг осознала, что либо она сейчас же делает что-то со своей жизнью, либо может ставить на ней крест. Она украла у деда пятьдесят долларов и уехала из Бруклина. Приехав в Ист-Сити, город Джонни, Мелани решила, что она уже достаточно далеко от Нью-Йорка, чтобы быть в безопасности. Однако ей незачем было беспокоиться: ее дед был только счастлив тому, что она исчезла.

Мелани устроилась официанткой в дешевую закусочную, но работать приходилось слишком много, и она уволилась. Так она помоталась еще по нескольким заведениям, пока наконец ее не взяли в один из дешевых магазинчиков. Ей не слишком много платили, зато здесь никто не указывал ей, что делать и как себя вести. И к тому же у нее был свой маленький кабинет.

Мелани была привлекательна. У нее были длинные иссиня-черные волосы, большая грудь и красивые бедра. Солнце Неаполя оставило свой след на ее коже. Владелец магазина, робкий толстый человек, всю жизнь находящийся под каблуком своей жены, был от Мелани без ума. Она временами позволяла ему запускать руку под свою блузку, но не более того. Через некоторое время он перевел ее в отдел мужских рубашек и повысил жалованье.

Джонни Бианда познакомился с ней, когда покупал рубашки. В то время у него не было девушки, он недавно поругался со своей прошлой недолгой подружкой, которая оказалась слишком правильной, и ему нужно было что-то новенькое. А Мелани, как всегда, нужен был мужчина. Джонни пригласил ее на ужин, с тех пор, уже три года, они были вместе.

Через два месяца после того вечера Мелани переехала из своей маленькой комнаты в двухкомнатную квартиру в небольшом доме, за которую платил Джонни.

Несмотря на то что Мелани была благодарна Джонни и он ей нравился, она жалела, что он далеко не романтик. Зато Джонни был щедр и хорошо к ней относился. Они встречались три раза в неделю. Джонни то водил ее в ресторан, то они ходили в кино. Иногда Мелани готовила для него итальянский ужин дома. Не важно, как все начиналось, но каждую свою встречу они заканчивали на большой двуспальной кровати, которую купил для нее Джонни. У Мелани был большой опыт в общении с молодыми людьми, но Джонни как любовник превосходил всех. Ей больше никто теперь не был нужен.

Для Джонни Мелани была девочкой, которой он мог доверять, и это было для него важно. Он устал от зануд, мошенниц, с которыми раньше встречался. Молоденькая Мелани была для него глотком свежего воздуха. Она была неистовой в любви, и она не была болтуньей, как остальные женщины. И если выпадал спокойный вечерок, она с удовольствием просто молча сидела рядом или неспешно разговаривала с ним. И никогда не заикалась о свадьбе.

4
{"b":"541311","o":1}